03:00 | 21 июня, Пт

Махачкала

Weather Icon

Его имя упоминалось в сводках Совинформбюро

К 70-летию Победы
A- A+

«...В священной битве за Родину впереди идут коммунисты. Спросите в подразделении, которым командует старший лейтенант Бедняков, кто больше всех истребил фашистов? И вам ответят: «Коммунист Джаватханов».

Так писала фронтовая газета о нашем земляке, прославленном снайпере Карамирзе Джаватханове. Да, слава о подвигах Джаватханова гремела по всему фронту. Его имя упоминалось в сводках Совинформбюро, рассказы о нем печатались в армейской газете. Враги, испытывая страх перед метким снайпером, называли его кавказским дьяволом. На участке, где воевал Карамирза, фашисты установили репродуктор и призывали Джаватханова перейти на их сторону. Дескать, зачем тебе, родившемуся и выросшему на Кавказе, сражаться за Россию?

На ротном собрании Карамирза Джаватханов говорил: «Я не могу спокойно смотреть на живого фашиста. Всей душой, всем сердцем я ненавижу врага. Я буду мстить. Свою месть я вкладываю в каждый выстрел из винтовки».

…Прежде, чем стать снайпером, Джаватханов исходил немало фронтовых дорог, побывал не в одном сражении, познал горечь отступления, тяжелых дней и ночей на госпитальных койках.

Великая Отечественная война застала уроженца с. Ингиши Гумбетовского района в Гомеле. Здесь Карамирза проходил военную службу. Через несколько дней часть, где он служил, участвовала в оборонительных боях под Минском. Карамирза был ранен и попал в госпиталь недалеко от Брянска.

После излечения он снова в строю. Взвод, которым командовал старший сержант Карамирза Джаватханов, сражался на подступах к Гжатску, отразил несколько танковых атак. Уже тогда наш земляк показал себя находчивым и бесстрашным воином. Но он был вторично ранен в грудь осколком снаряда. Жажда победы и мести врагов, о чем  потом говорил Карамирза там на собрании, помогли ему быстро встать на ноги и выписаться из госпиталя.

Джаватханов нашел свою часть и в ее составе участвовал в тяжелых, кровопролитных боях. Командование, видя, с каким мужеством и большой солдатской смекалкой сражается старший сержант, давало ему самые ответственные задания.

Как-то шел бой за безымянную высоту. Ее нужно было во что бы то ни стало взять, но рота старшего лейтенанта Беднякова в течение нескольких дней натыкалась на сильный заградительный огонь противника. Тогда Джаватханов во главе группы из семи человек обошел высоту и ударил с тыла. Бой был выигран, а Карамирза в третий раз очутился на госпитальной койке с  осколочными ранами.

Трудным и долгим было излечение. Но мастерство хирурга тылового госпиталя и большое желание солдата вернуться в строй сделали свое дело. Поправился, но стал прихрамывать. Однако никакие уговоры остаться в тылу не помогли.

И когда враг рвался к Москве, а страна переживала очень тяжелые дни, Карамирза вновь вернулся в свою часть. Получил снайперскую винтовку и сразу же доказал, что это оружие вручено ему по праву. Много раз ему удавалось перехитрить врага и выходить победителем из поединков с самыми искусными вражескими снайперами. Меткие выстрелы Карамирзы неизменно достигали цели, и на его винтовке все больше становилось зарубок. Когда наша армия под Москвой перешла в наступление, счет уничтоженных Джаватхановым гитлеровцев перевалил за двести, только за 10 дней он уничтожил 17 гитлеровцев.

Как-то фронтовая судьба свела на переднем крае Западного фронта писателя офицера Михаила Вершинина и прославленного снайпера. Свидеться им вновь довелось  лишь через 30 лет в с. Ингиши. Трогательной была эта встреча. Писатель подарил Джаватханову свою книгу «Солдатская баллада», изданную в 1969 г. с посвящением – «Герою Великой Отечественной войны, моему дорогому боевому товарищу Карамирзе Джаватханову, почти 30 лет спустя». В этой книге есть рассказ и о нашем земляке – «Аварец». Вот отрывок из него:

«Не прошло и пятнадцати минут, как мы вместе вышли из блиндажа. Карамирза скрылся в изгибе траншеи, и сейчас же я увидел его в бинокль. Завернутый в пятнистую плащ-палатку, незаметно приближался он к немецкой проволоке. Он полз медленно, без резких движений, извиваясь, как ящерица, почти сливаясь с зеленой травой. Лощина насквозь просматривалась немцами. Каждый квадрат ее был под огнем винтовок, автоматов и станковых пулеметов противника, а также его артиллерии и минометов. За последнее время немцы изредка открывали беспорядочную стрельбу из автоматов и пулеметов. Артиллерия же и минометы их почти молчали. Немцы, видимо, испытывали здесь немалую нужду в боеприпасах после усиленной бомбардировки их баз, эшелонов нашей авиацией. Солдат не хуже немцев изучил этот участок фронта, научился на глаз определять «мертвое пространство» и сейчас, почти достигнув его, искал место для стрельбы. Вдруг почти перед самым носом его просвистело несколько пуль. Он отполз чуть в сторону, но немец снова нашел его, и несколько пуль пролетело чуть-чуть повыше головы. Тогда он замер. Стало ясно, что впереди опытный немецкий снайпер, которого надо обнаружить.

Немец замолчал.

Карамирза начал оглядывать противоположный лесок, откуда, должно быть, стрелял немец. Напряженный глаз Карамирзы скользнул по деревьям. Стоило лишь на мгновенье приподняться, как немец выстрелил. И Карамирза заметил его. Теперь он быстро отполз в сторону. А немец сделал еще несколько выстрелов именно в том направлении, где только что был Карамирза.

Через мгновение мы увидели, как немец пал наземь от меткой пули Карамирзы».

Это только один эпизод, описанный очевидцем, характеризующий недюжинные способности снайпера Карамирзы Джаватханова. А сколько таких эпизодов на счету нашего прославленного земляка!

Но вот Карамирза опять получил ранение, на этот раз такое, что его на фронт больше не пустили, и после излечения в 1944 году он возвратился в Дагестан. Джаватханова направляют в военкомат, а с 1948 года ветеран стал работать в учреждениях культуры. Он стал одним из самых авторитетных и уважаемых людей не только в своем селе, но и во всем Гумбетовском районе. Земляки не раз избирали его депутатом сельского Совета, секретарем его исполкома.

Немало вдохновенных строк посвятил Карамирзе Джаватханову народный поэт Дагестана Расул Гамзатов. С любовью, проникновенно пишет он о Карамирзе – прославленном воине, о Карамирзе – замечательном труженике тыла: «Да не угаснет пламень в сердце нашего знатного земляка – этот пламень, эта неукротимая любовь к Родине, к своему народу поднимали его в годы войны на ратные подвиги».

Став первым секретарем Гумбетовского РК КПСС, я решил во что бы то ни стало добиться справедливости относительно присвоения Карамирзе Джаватханову звания Героя Советского Союза. Много писал в союзные и федеральные органы, обивал пороги обкома партии, неоднократно заходил к Магомед-Саламу Умаханову, бывшему тогда первым секретарем Дагестанского обкома КПСС, к военкому республики Пиртузилову. Переписка была бесполезной, визиты к начальству были настойчивыми, но ничего у меня не вышло.

Остается утешаться, что для гумбетовцев Карамирза – Герой с большой буквы. И этим сказано все. Народное признание – это очень много. Сегодня К. Джаватханова нет среди нас, но он навечно остался в памяти народной.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «К 70-летию Победы»