05:48 | 19 ноября, Вс

Махачкала

19.11.2017
1EUR70.3604Руб0.0000
1USD59.6325Руб0.0000

Экипаж «небесного тихохода»

К 70-летию Победы
A- A+

Ветеран Великой Отечест­венной войны Магад Исмаилович Алиев (на снимке слева) родился в 1922 году в сел. Иниша Лакского района в семье крестьянина. В семнадцать лет окончил Кумухскую среднюю школу. Когда в августе 1940 года его призвали в Красную Армию, направили в Ульяновскую школу летчиков. В 1942 году окончил ее и стал летчиком-инструктором, а затем пилотом.

Летал Магад Алиев на самолете У-2. В годы войны этот «небесный тихоход» использовался как ночной бомбардировщик. Летая ночью на небольшой высоте, он появлялся неожиданно над вражескими позициями и был неуловим для более современных немецких истребителей и зенитной артиллерии.

Боевое крещение Магад получил под Сталинградом. В марте 1943 года Алиев и его товарищи бомбили врага под Харьковом. Чаще всего он летал с Николаем Воликом (на снимке справа). Вместе они прошли большую часть войны.

17 февраля 1944 года войска 37-й и 46-й армий 3-го Украинского фронта перешли в наступление на глубоко эшелонированную оборону противника под Кривым Рогом. Бросая оружие, автомашины и другую технику, гитлеровцы отступали на запад. Наши войска вышли к Правобережной Украине. Бои развернулись в районе Кривого Рога.

В этих ожесточенных боях за Правобережную Украину отважно сражался экипаж самолета У-2, командиром которого был Магад Алиев. Вот несколько эпизодов из его боевой жизни.

…В ночь перед наступлением наших войск на Кривой Рог гвардии младший лейтенант Алиев уже совершил два боевых вылета для бомбардировки войск противника в полосе прорыва. Ранним утром летчики получили приказ – нанести бомбовый удар по опорным пунктам обороны врага, мешавшим продвижению наших частей. На задание вылетел экипаж Алиева. u-2.jpg

На линии фронта шла ожесточенная перестрелка: артиллерия, пулеметы, могучие залпы «катюш» громили боевые порядки гитлеровцев. Над полем боя стояли низкие облака, от разорвавшихся снарядов стелился дым.

Штурман Николай Волик заметил горящие стрелы – целеуказатели, направленные на вражеские объекты, и дал команду летчику войти в облака. По истечении расчетного времени самолет вышел из облаков, и экипаж стал искать, куда сбросить смертоносный груз. Вблизи линии фронта, в овраге, обнаружили скопление техники и живой силы врага. Сюда и направили самолет, с ходу произвели точное бомбометание. Гитлеровцы, опомнившись, открыли яростный огонь по самолету из всех видов оружия.

Летчик маневрировал среди огненных трасс и разрывов, прижал самолет к самой земле, и в этот момент обстрел прекратился. Стрелка компаса вращалась во все стороны. Штурман понял: на малой высоте на компас большое влияние оказывает магнитная аномалия. Курс на свой аэродром определить невозможно. Приняли решение – сесть у одного села и уточнить место нахождения. Фашистов вроде не видно.

Произвели посадку, посовещались. Вынули пистолеты, поставили на боевой взвод. Договорились: штурман Волик пойдет в деревню с ракетницей, а летчик останется в самолете с работающим на малых оборотах мотором. Если в деревне гитлеровцы и штурман попадет в беду, он даст сигнал ракетой, и Алиев полетит один курсом на восток, за Днепр.

Недалеко от села Николай Волик встретил двоих ребят и спросил их:

– Какая это деревня?

– Не мудри, дяденька.

Николай сначала не мог понять, почему ему отвечают: «Не мудри, дяденька». Потом догадался, что Немудри – это название села.

– Фашисты в деревне есть?

– Нэмае.

Убедившись в безопасности, штурман просигналил товарищу.

Вскоре они благополучно вернулись на свой аэродром. Техники, насчитав до 250 пулевых пробоин в самолете, поразились, каким чудом экипаж остался живым и невредимым, побывав в этом аду.

В составе Южной группы войск самолеты У-2, а затем По-2 пилота Алиева делали свое дело: незаметно врываясь в тылы врага, они выводили из строя немецкую технику и базы.

Разгромив фашистов в Криворожско-Никопольской операции, в марте 1944 года наши войска устремились дальше на запад. Это было поистине небывалое наступление. Пехота двигалась буквально по колено в грязи, танки погружались в месиво из грязи и снега по самые днища. Но советские воины шли вперед, не давая врагу передышки и возможности закрепиться на промежуточных рубежах. Частые снегопады, дожди, туманы очень осложняли действия авиации, но летчики полка летали на задания днем и ночью.

28 марта 1944 года несколько экипажей, в том числе и Алиева, вылетели на бомбардировку скоп­лений войск врага на железнодорожной станции Одесса. Пробившись сквозь облачность и сильный ветер, все экипажи полка точно вышли на цель, нанесли меткие бомбовые удары, в результате которых противник понес большие потери. Этот налет посеял среди вражеских войск страх и панику.

С 7 апреля и особенно в течение всей ночи на 10 апреля, несмотря на сильный зенитный огонь и аэростаты заграждения, наши гвардейские экипажи буквально висели над Одесским портом, подвергая бомбардировке вражеские объекты. Погрузка отступающих немцев на корабли в порту была сорвана. В эту ночь полк совершил 102 самолетовылета, в том числе экипаж Алиева – четыре.

Бесстрашными, находчивыми проявили себя дагестанец Магад Алиев и донбассец Николай Волик. Запомнился и такой случай. Однажды экипаж вылетел на боевое задание. Вдруг что-то горячее брызнуло в глаза Алиеву.

– Я ничего не вижу! – крикнул командир штурману.

Николай взял на себя управление самолетом, вывел его на цель, отбомбился и привел на свой аэродром, кое-как совершив посадку. Оказалось, из-за перегрева мотора часть масла выплеснулась через горловину маслобака и попала в кабину.

О случившемся решили начальству не докладывать, тем более что летчику стало лучше.

Но ранение глаз не прошло даром. Магад Алиев всячески скрывал, что его зрение основательно испорчено. Для него не были проблемой посадка или взлет самолета – эти сложные элементы он выполнял вслепую. Но иногда в глазах начинало двоиться, здесь его незаменимым помощником был Николай Волик. Они работали так слаженно, что никто, кроме них двоих, не знал об этом дефекте летчика.

Магаду все-таки пришлось сделать операцию. Ее провел знаменитый хирург-офтальмолог Владимир Филатов.

Так они и летали в одном экипаже до конца Великой Отечественной войны, совершив 360 бое­вых вылетов. За ратные подвиги М.Алиев был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, а Н. Волик – Отечественной вой­ны II степени и Красной Звезды.

После окончания войны Алиев служил недолго. Старший лейтенант был направлен на учебу на высшие офицерские курсы летно-тактической школы ВВС. Продолжал летать. Но по состоянию зрения вышел в отставку.

Вернулся на родину. Жил в Махачкале, здесь же женился, окончил юридический институт, работал в МВД. Фронтовые друзья его не забывали, часто приезжали к нему в Махачкалу.

Скончался Магад Исмаилович Алиев в возрасте 61 года. Это был честный, аккуратный, скромный человек. О фронтовых событиях особо не любил рассказывать. Только изредка, смотря военные фильмы, возмущался, что немцев изображают трусами и дураками. Фронтовые товарищи и друзья любили его за искренность.

(Из книги Михаила Швидкова «Солдаты, защищавшие страну»)

Статьи из рубрики «К 70-летию Победы»