02:28 | 19 ноября, Вс

Махачкала

19.11.2017
1EUR70.3604Руб0.0000
1USD59.6325Руб0.0000

Здравствуй, мама, возвратились мы не все

К 70-летию Победы
A- A+

У меня в руках пожелтевшие листки бумаги, исписанные мелким убористым почерком, - фронтовые письма. Человека уже давно нет, умер от тяжелых ранений, от переохлаждения, полученного во время горных переходов, а письма хранят тепло его рук, передают его мысли, пожелания. Великая Оте­чественная война давно стала историей. Да и все, что с ней связано – тоже история, но письма - теплые, родные, написанные в основном перед боем или из госпиталей, рассказывают нам о многом. Они посылают приветы из прошлого тысячелетия, предостерегают от ошибок, взывают к патриотизму, учат добру. Они живые, они дышат, советуют, любят.

Харбил Магомедов еще в 1940 году был призван на службу в армию. Дома остались любящая и любимая жена, малолетний сын. Брат Байрам тоже служил в Красной Армии с 1939 года. Писал домой хорошие письма. Харбил любил своего брата и верил ему, верил каждому слову в письме, поэтому со спокойной душой отправился в г. Выборг, где должна была проходить его служба. Незнание русского языка не мешало общительному, любознательному молодому человеку. Вскоре он обзавелся друзьями, стал понимать язык общения и даже пробовал писать на русском.

Харбила с детства судьба не баловала. В четыре года он с двухлетним братом остался сиротой – отец попал под снежную лавину при переходе через перевал в Азербайджан и погиб. Мать была очень привязана к отцу и, не сумев перенести утрату любимого человека, буквально через неделю ушла вслед за ним в мир иной. Хорошо, что был жив дядя, который и воспитал сирот. Главенствующей чертой характера Харбила была жажда к знаниям, уже юношей он окончил ликбез. Своей порядочностью и трудолюбием завоевывал признательность сельчан, которые избрали его председателем колхоза. Харбил стал одним из первых партийных лидеров села. Видный парень был предметом воздыхания многих девушек. Однажды на скачках он вдруг увидел чудо. Диви стояла в сторонке с девушками. Лучи солнца обрамляли ее голову, создавая какой-то загадочный ореол. Она сквозь опущенные длинные ресницы украдкой поглядывала на парня, загадочно улыбаясь. И все. Юноша так засмотрелся на красавицу, что упал с лошади, сломав при этом руку. Девушка запала ему в сердце на всю жизнь. И хотя не хотели родители отдавать свою дочь замуж за неимущего, настойчивость парня и стойкость девушки победили. Семья сложилась на удивление дружной. Тяжело расставаться с любимой, но долг перед Родиной был выше. Харбила в армию провожало все селение, как будто знали, что он уезжает на такой долгий срок! 56646_s1.jpg

Грозная, кровавая бойня, начавшаяся в 1941 году, не выпустила солдата из своих крючковатых пальцев. Историю боев на Черноморском побережье, под Керчью мы все знаем. Один из десантов был неудачным, наши бойцы попали под шквальный обстрел гитлеровцев. Вода в море стала бурой от крови солдатской, на поверхности плавали шапки десантников и тела погибших. Как оказался в госпитале, Харбил не помнил, но когда стало чуть-чуть легче, взялся за перо. Солдата сильно тревожила судьба брата, от которого не было весточки с начала войны.

«Дорогой, любимый брат, я в госпитале. Но долго не задержусь здесь. Я о себе не думаю. Лишь бы ты вернулся живым… Пусть пуля, которая летит в тебя, поразит меня… За меня не беспокойся, я не поддамся никаким хитростям врага. Я хитрее их и знаю, как спастись от вражеской пули. Я уверен, что мы скоро победим. Только ты держись. 28 марта 1942 года».

После тяжелого ранения солдат поехал на побывку в родное селение. 40 суток дали за пролитую кровь. Отдыхай, солдат! 30 декабря истекал срок отпуска. Как не хотелось уезжать накануне Нового года! Еще душа не отогрелась от ледяной войны, еще светом не нарадовался, жену недолюбил, но долг превыше! И отправился Харбил в Дербент на медкомиссию. А там, к его большой радости, не работали. Вернули солдата домой до 2 января. Однако нашлись в селе подлые люди. Когда возвращался домой, увидел, что трое верзил измываются над солдаткой, угрожают ей. Вступился солдат за женщину. Отстали от нее душегубы, но затаили зло на односельчанина. И полетела в район депеша, что в селе дезертир мешает работе. Забрали Харбила, повели под конвоем. Но вскоре разобрались и прибавили к отпуску еще 5 дней.

Возвратясь в часть, солдат пишет своему брату письмо: «Брат мой, был дома после ранения. Все живы-здоровы. Передают тебе привет. Обидно, что в селе есть недостойные люди. Если я вернусь живым, этим трусам кулкинским отомщу! Может, это мое последнее письмо, кто знает. Едем под Рос­тов, осталось 200 км. Все может быть. Береги себя. Я надеюсь на победу. Мы не можем проиграть. Враг будет разбит!..»

Год на войне можно считать за десять, человек выматывается не только физически. Моральный груз еще тяжелее. Убивать подобных себе для нормального человека не так просто. А та душевная боль, которую испытываешь за своих родных и близких? Она дорогого стоит. Через год снова тяжелое ранение, снова госпиталь. И снова 28 марта, но 1943 года. Письмо Раджабову Казиму: «Посылаю воинский большой привет всем сельчанам, всем родственникам. Желаю, чтобы вы все были живы и здоровы. Обо мне не беспокойтесь. Я отдыхаю в Сочи. (После тяжелого ранения лечение в госпитале солдат называет отдыхом. Вот как было на войне!)… Уже три года я вне дома, три раза был на фронте с малыми передышками во время ранений. У меня все хорошо.

Волнуюсь за семью, 5 месяцев не получаю писем из дома, а от брата – с начала войны. Если хозяйке там тяжело – помогите. Вместе легче пережить лихолетье!».

Тете Сахиб тоже писал письма. Вот выдержка из одного: «Добрый день! У меня все хорошо… Как там живут мой сын Запир и хозяйка? Я скоро вернусь домой. Разобьем врага, и уже никто не полезет на нашу землю…»

И вот последнее письмо брату: «Дорогой брат, хоть и нет от тебя писем, я постоянно пишу, ищу тебя. Сейчас снова в госпитале. Ранен и застудился в снегах на перевале. Чувствую себя хорошо, только ноги опухли, не знаю почему. Лечусь уже более 3 месяцев. Из дома меня многие проведали, приезжают. Все хорошо, только ты береги себя. Победа будет за нами!

Мы выдержим все, но на свою землю врага не пустим. Твои письма мне из дома пересылают, до меня почему-то твои не доходят. Но это издержки войны. Как выпишусь, снова на фронт. Скорее надо очищать нашу Родину от врага! 3 августа 1943 года».

А 14 августа сержанта Харбила Магомедова не стало. Письма перестали приходить, но семья ждала, надеялась, и каждый день Диви перечитывала письма мужа подрастающему Запиру. Она уверяла сына, что жив отец, он скоро приедет. Эта уверенность давала ей силы жить и ждать. Наступил 1979 год. И пришла долгожданная весточка об отце. Но написал ее не он, а Валентина Макарова, которая много лет занималась тем, чтобы не осталось на земле безымянных могил. Она нашла могилу, в которой захоронен отважный солдат. Родным не пришлось ехать далеко – муж, отец, брат, дядя Харбил похоронен был в Махачкале на кладбище.

Нет человека с нами, но его дух живет в письмах, в этих пожелтевших, слегка изъеденных временем листках, в памяти человеческой, а значит он среди нас! Светлая память ему…

Мария Иванова

Фото victory.sokolniki.com

Статьи из рубрики «К 70-летию Победы»