Сетевое издание «Дагестанская правда»

03:00 | 28 февраля, Вс

Махачкала

Weather Icon

А пожара не будет?

A- A+

Общеизвестно, что уплотнение застройки городов чревато для их обитателей снижением качества жизни - это есть факт, признанный во всем мире. Хаотичная застройка приводит к супернагрузкам на электролинии, водопроводные и канализационные сети, тепломагистрали. Как следствие, это приводит к аварийным ситуациям и ускоренному износу инфраструктуры, в результате страдают горожане. От такой практики расширения за рубежом уже давно отказались, чего не скажешь о нашей градостроительной политике.

Однако всерьез задуматься о том, насколько опасно такое строительство, нас заставляют природные и техногенные катастрофы. События в Японии или землетрясения, произошедшие незадолго до этого в Новой Зеландии, вновь доказывают, что количество жертв прямо пропорционально плотности населения и строений.

К сожалению, не застрахованы от такого и дагестанцы. Так, серьезными последствиями могло закончиться недавнее возгорание ломбарда в столице республики, если бы огонь перекинулся на внутренние павильоны торгового центра «Пассаж», к стенам которого примыкал ломбард. О том, что пожарные гидранты оказываются недоступными вследствие строительства на них торговых точек, СМИ писали много. Не остался без внимания и другой случай, произошедший на следующий день в медицинском центре «Гиппократ», где также ни пожарного водоема, ни гидранта поблизости не оказалось.

В преддверии лета особенно интересны две вещи: насколько пожарная инфраструктура (те же гидранты и пожарные водоемы) готова к летнему сезону, и какие меры предпринимаются, чтобы изменить сложившуюся в последние годы систему застройки.

По первому вопросу мы обратились в Главное управление МЧС России по РД. Ответил заместитель начальника Главного управления по ГПС, подполковник Мартин Мамаев.

— Как же получается, что гидранты оказываются недоступны?

— Все банально просто: их где застроили, где закатали в асфальт.

— Разве не вы отвечаете за техническое состояние и доступность этих самых гидрантов и пожарных водоемов?

— Нет, по закону за техническую исправность систем пожаротушения (будь то предприятие, магазин или дом) отвечает его владелец. Мы же можем лишь проверять эти системы на исправность и выносить предписания на устранение неполадок. И все! При этом надо учитывать, что проверять те или иные здания, находящиеся в коммерческом использовании, мы можем лишь один раз в три года.

— Получается, в случае чего виновных нет?

— Почему? Я же говорю – полную ответственность за обеспечение безопасности несет хозяин. Тот же случай с возгоранием ломбарда. Если бы пожарные не смогли справиться с огнем из-за недоступности гидранта, то хозяина того строения, которое было построено над ним, ожидали иски от пострадавших. Только благодаря везению и слаженной работе пожарных команд все обошлось без серьезных последствий.

— Вы все-таки проводите проверки. И каково же состояние пожарной инфраструктуры в общем?

— Проверки проводятся два раза в год: в весенне-летний и осенне-зимний период. В целом по республике более 1200 гидрантов и более 600 пожарных водоемов, из них 30% не работоспособны в той или иной степени. Наибольшее количество гидрантов (более 900) и пожарных водоемов (около 160) находятся в столице, поэтому наибольшее число неисправных тоже здесь.

— Что делается, чтобы исправить положение?

— Последние два случая обратили внимание на проблему со стороны администрации города. У нас состоялось совещание, на котором присутствовал заместитель мэра г. Махачкалы Ферезула Кахриманов, он от имени администрации города обещал до конца года вопрос с гидрантами и водоемами закрыть полностью. То есть там, где закатали в асфальт, размуруют, где застроено — либо вынесут гидрант за пределы, либо само строение снесут.

— Названного количества гидрантов и водоемов столице хватает?

— Конечно, нет, но если хотя бы то, что есть, приведут в порядок, будет существенное подспорье для пожарных.

— Еще один вопрос. Почему у нас строят так плотно? Разве это не противоречит нормам пожарной безопасности? Здания для всевозможных производств, в том числе вредных, торговые точки и другого рода здания могут мирно пристраиваться к жилым домам. Каким образом им разрешают такое строительство?

— Если вы помните, раньше мы участвовали в деле строительства чуть ли не с момента получения земельного участка. Однако с тех пор многое изменилось, теперь мы не участвуем в выдаче разрешительной документации и можем лишь прийти на готовый объект, будь то дом или производственные помещения. Как понимаете, это существенно осложняет нам задачу. Если даже объект совершенно не соответствует нормам пожарной безопасности, его закрытие, тем более снос — дело довольно долгое с привлечением прокуратуры и суда.

О какой же пожарной безопасности можно говорить, если даже та инфраструктура, что есть, находится в столице. Триста гидрантов на всю оставшуюся часть республики… Это было бы смешно, если бы не настолько угрожающе грустно. А ведь проблема уплотнения не обошла и другие города — Хасавюрт или Дербент. Взять тот же Буйнакск, где в определенных районах города не различить границу домов. Они стоят настолько близко, что крыши сливаются в одну, единую. Хотя по нормам градостроительного кодекса «не допускается строительство капитального строения ближе пяти метров к границе соседнего участка…».

Возвращаясь к столице, с которой берут пример, надо сказать, что строительство объектов, нарушающих все мыслимые и немыслимые нормы, здесь продолжается. Причем если одни получают хотя бы постановление администрации на зем.участок, другие умудряются строить самовольно без всяких документов. Об этом говорилось и на недавнем совещании в Министерстве строительства и ЖКХ. Согласно озвученной здесь информации, впритык к забору русского кладбища в Махачкале в нарушение норм градостроительного законодательства ведется строительство высотных жилых домов. Нормированное расстояние от кладбища до стен домов должно быть не менее 100 метров, а на деле меньше 1 метра! Интересно, кто поселится в этом доме? Какой неистребимый оптимист?

По улице Гагарина администрацией города предоставлен участок для строительства двухэтажного магазина с нарушением линии застройки и нормированного разрыва между зданиями, сообщает другая информация. А нарушение линии застройки значит, что вышли за пределы территории, где можно строить. Варианты — либо тротуар, либо двор, либо и то и другое, а это территория общего пользования. Ее изъяли у общества и отдали конкретному лицу. Чем не мини-приватизация?

А нарушение нормированного разрыва между зданиями – это значит застроили впритык к соседним домам, тем самым в случае пожара подвергая опасности и себя и других.

Все это давно известно, и никого этим не удивишь. Удивительно другое, то, с каким спокойствием об этом говорят и выступают представители министерства, прокуратуры, Госстройнадзора и т.д. И вот им хотелось бы адресовать второй вопрос. Какие меры предпринимаются, чтобы изменить сложившуюся систему застройки? Спокойствие чиновников наводит на мысль, что они знают что-то такое, чего не знаем мы. Так и хочется спросить у знающих: а пожара не будет?

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экономика»