Сетевое издание «Дагестанская правда»

11:00 | 05 марта, Пт

Махачкала

Weather Icon

Берег моря: кто хозяин?

A- A+

Протяженность побережья Каспия на дагестанском участке составляет примерно 600 км. По оценкам экспертов, треть этой территории, около 200 км, в настоящее время застроена. И это отнюдь не дома отдыха, детские оздоровительные лагеря или прочие объекты общего пользования, а в основном индивидуальная жилищная застройка.

Сегодня каждый, у кого есть такая возможность, пытается урвать для себя кусочек побережья. Не останавливает даже то, что эти земли являются федеральной собственностью и отнесены к рекреационным, где на расстоянии 200 метров от уреза воды запрещено любое капитальное строительство и даже аренда земельных участков.

Процесс этот начался в лихие 90-е годы и со временем только набирал обороты. Лидерство здесь принадлежит высокопоставленным чиновникам и сотрудникам правоохранительных органов, которые стали возводить хоромы прямо у воды. Несколько раз республиканское руководство пыталось навести порядок в этой сфере. Первую такую попытку мы видели в 2007 году, когда появилась идея масштабного развития туризма на морском побережье (вспомним проекты «Немецкая деревня» и «Лазурный берег»). Контролирующие органы начали проводить массовые проверки. В результате они выявили на рекреационных землях около 400 незаконных объектов капитального строительства. На основании этих материалов следственными органами по фактам незаконной выдачи земельных участков было возбуждено несколько десятков уголовных дел, в том числе в отношении должностных лиц регистрационной службы, земельно-кадастровой палаты, глав муниципальных образований. В суд были переданы иски по отмене решений о передаче земель.

Но постепенно эта работа забуксовала, а потом и вовсе затихла. Пока в судах шли баталии, участки дробились между несколькими владельцами, оперативно застраивались.

Через несколько лет, в 2011 году, когда возник очередной проект строительства в Дагестане крупного туристического кластера, за которым на этот раз стояла Корпорация «Курорты Северного Кавказа», к этой проблеме обратились вновь. Для ее решения была создана специальная комиссия, куда вошли руководители всех профильных ведомств. К этому времени количество строений значительно увеличилось. Так, только на одном участке побережья Махачкала — Сулак располагалось примерно 2 тысячи объектов капстроительства. Речь об их сносе уже не шла, ставилась задача приостановить строительство, чтобы спасти хоть часть побережья.

Поначалу, как это было в предыдущий раз, все было достаточно оптимистично. Судами по поданным искам были оперативно отменены решения о выдаче участков на охраняемой зоне и возврате их в федеральную собственность. Но через короткое время позиция судов диаметрально поменялась. По аналогичным случаям, в которых суды раньше становились на сторону прокуратуры, стали приниматься совершенно противоположные решения.

Постепенно эта тема исчезла из официальной повестки. Лишь однажды Юрий Чайка, бывший тогда генеральным прокурором России, в ходе своего памятного визита в Дагестан в 2018 году, когда он объявил о начале кампании по борьбе с коррупцией в республике, в числе прочего поручил проверить законность возведения домов местных чиновников и процесс выделения земель. «Как оказалось, самые большие дома принадлежат высокопоставленным должностным лицам, причем находятся они порой в водоохранной зоне. Разберитесь с законностью их возведения и на какие средства они построены»,– заявил тогда Чайка.

Какие меры были приняты по исполнению этого поручения, нам так и не удалось выяснить. В республиканской прокуратуре наш устный вопрос к пресс-службе по этому поводу повис в воздухе без ответа.

Наблюдая за этими потугами, создается впечатление, что все это не более чем кампанейщина, продиктованная конъюнктурными соображениями. Между тем без внимания остается один очень важный вопрос.

Несколько лет назад, обращаясь к этой теме, мы писали, что корень проблемы в том, что не проведен кадастровый учет этих земель с указанием их целевого назначения и видов разрешенного использования. Именно отсутствие кадастрового учета позволяло местным чиновникам пользоваться землей по своему усмотрению, разбазаривая ее направо и налево. В общих чертах эту схему можно описать так: чиновники муниципалитета, куда территориально относятся эти земли, выносили решение о выделении участка в аренду. Кадастровики, закрывая глаза на существующую лесоустроительную документацию, ставили выданный участок на кадастровый учет и выдавали документы о разграничении. На основании этих документов Регистрационная палата регистрировала сделку.

С тех пор ничего не изменилось. Это хорошо видно на примере озера Ак-Гель. Как выяснилось, озера нет на кадастровых картах, поскольку его границы не определены. Как точно подметила историк Патимат Тахнаева, «в конечном итоге отсутствие официальных юридических границ развязало руки беспринципным чиновникам городского управления и алчным застройщикам».

Об инвентаризации земель, находящихся в водоохранной зоне Каспия и всех других природных водоемов, разговоры идут не один год. Об этом не раз писала и «Дагестанская правда». Так и хочется сказать банальное: а воз и ныне там!

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экономика»