14:46 | 20 ноября, Пн

Махачкала

20.11.2017
1EUR70.3604Руб0.0000
1USD59.6325Руб0.0000

Быть ли садам на террасах

A- A+

Несколько лет назад в районе Манаса обгоняю самосвал КАМаз, доверху нагруженный яблоками. Красные, зеленые, розоватые, золотистые плоды как бы оживляли унылую расцветку транспорта. Сразу возникли вопросы: интересно, а куда их везут, и откуда? На рынок – вряд ли, обычно так наваливают урожай, если только отправляют на переработку. А перерабатывать будут где? Где у нас сохранились консервные заводы?

В обычные дни, может быть, и не обратил бы внимания ни на саму машину, ни на груз – мало ли что и куда везут. Но возвращался в тот день из Хунзаха, где проходило заседание Ассоциации «Горные территории Дагестана», на котором как раз шел разговор о состоянии и перспективах развития садоводства в горной и предгорной зонах.

Во время заседания в Хунзахе прозвучала такая мысль: садоводство прибыльнее виноградарства, следовательно, развивая отрасль, можно решать большинство социально-экономических проблем горной зоны. Закрались сомнения: быть такого не может – где виноградарство, а где садоводство. Но калькулятор и нехитрые вычисления убедили в этом. Посудите сами. Садоводы Гергебильского и Унцукульского районов часто добиваются средней урожайности свыше 200 центнеров с гектара. Следовательно, у передовиков-садоводов урожайность еще выше, чем эти средние цифры. А ведь яблоки, абрикосы и тем более персики дешевле винограда никогда не бывают. Виноградари о средней урожайности свыше 200 центнеров пока могут только мечтать. Да и плоды легче переносят транспортировку, из них можно готовить разного рода консервы, в то время как винограду чаще уготован бункер винзавода. Если учесть еще, что затраты виноградарей на единицу продукции на порядок выше, чем у садоводов, эффективность отрасли приобретает зримые очертания.

Садоводство и перерабатывающая промышленность являются взаимосвязанными звеньями агропромышленного комплекса республики. Из 19 предприятий консервной промышленности горных и предгорных районов многие не сохранились, а те, что сохранились, простаивают не столько из-за отсутствия оборотных средств, сколько из-за того, что им просто нечего перерабатывать. Собранный урожай тут же поступает на рынок, в том числе вывозится и за пределы Дагестана. Винить садоводов в этом нельзя – и им нужно выживать. А консервные заводы, если даже возьмут урожай на переработку, рассчитаются с поставщиками не скоро – продукция ведь еще не реализована. 

Если мы утверждаем, что садоводство выгодно, возникает вопрос: почему тогда оно не получает бурного развития? Этим вопросом в первую голову несколько лет назад задался и Глава республики Рамазан Абдулатипов, объявив 2015-й Годом садоводства. За эти два-три года количество садов значительно возросло, появились сады интенсивного типа, с использованием капельного орошения. Но они чаще всего появляются в равнинной или предгорной частях республики, но очень мало – в горах. 

А ведь многие горы хранят следы террас, где наши предки добывали себе хлеб насущный. И плодовые деревья на них не сажали именно с целью уберечь дефицитные клочки земли для выращивания злаковых. Сегодня призывы возродить террасное земледелие будут выглядеть кощунственно, но почему бы не посадить на этих террасах плодовые деревья? Кроме того, государство помогает всем, кто хочет заняться садоводством. Тут и субсидии на посадку молодых деревьев, тут и льготные кредиты. Посадив сегодня десятки, а то и сотни деревьев на пустующих горных террасах, в скором времени можно будет получать немалый урожай. Уход-то за ними нужен минимальный. Глядишь – и люди заживут безбедно. Глядишь – и самосвалы, груженные яблоками и другими плодами, будут чаще встречаться на наших дорогах.

Статьи из рубрики «Экономика»