Сетевое издание «Дагестанская правда»

13:00 | 18 января, Пн

Махачкала

Weather Icon

Миссия (не)выполнима?

A- A+

IV
Рассмотрим теперь, как представлен в проекте Стратегии такой важнейший сектор экономики, как инфраструктура.

К сожалению, по части стратегического анализа и оценки потенциала у неё такая же судьба, что и у инноваций — перечисление каких-то компонентов, теперь уже инфраструктуры, и некоторых показателей, характеризующих их, которые невозможно рассматривать как анализ.

А «стратегический анализ» электроснабжения, сведённый к сообщению — «Отсутствие вводов трансформаторных мощностей и линий электропередачи в основной сети в последние 10-15 лет создало напряженную обстановку с угрозой нарушения электроснабжения потребителей республики», достоин, наверное, внесения в книгу рекордов Гиннесса.
Каково наличие мощностей и какова потребность в дополнительных? Каковы протяжённость ЛЭП, их структура и какова потребность? Где обоснование потребностей? Каковы тренды? Может, достаточно построить одну небольшую подстанцию плюс километр линий, и вся напряжённость в республике снимется?

Без ответа на эти вопросы (а их фактически ещё больше) определяться со стратегией развития этого вида деятельности на годы вперёд невозможно.
Убеждён, если провести пару часов в сетевой структуре бывшего Дагэнерго, можно накопать достаточно информации, с которой можно будет потом поработать.
***
Авторы проекта довольно часто отбиваются от критики аргументом, что он разрабатывался строго в рамках рекомендаций, утверждённых Минэкономразвития РФ, и поэтому не следует требовать от них то, что не положено. Я, безусловно, верю, что эти рекомендации требуют провести, например, стратегический анализ, но абсолютно не верю, что федеральное министерство под этим понятием имело в виду тот «анализ», который сделан разработчиками. Это же с уверенностью могу сказать и про остальные главы проекта, названия которых вне сомнения соответствуют рекомендациям, а вот содержание…
***
Я несколько отвлёкся. Вернёмся к энергоснабжению и, нарушая последовательность изложения всего по главам, пройдёмся по теме электроснабжения дальше. Она, как, впрочем, и остальные, должна пронизывать всю вертикаль проекта. Однако в главе про оценку потенциала, где тоже имеется статья про инфраструктуру, её уже нет. Потенциал инфраструктуры почему-то оценивается без учёта такой его важнейшей составляющей. А для чего тогда был сделан так называемый стратегический анализ? Но далее эта тема опять (получается, совсем без оценки потенциала) всплывает в главе о ключевых проблемах, где также имеется статья про инфраструктуру. В ней общие рассуждения, которые с таким же успехом можно было бы привести в соответствующей статье самой первой главы про стратегический анализ в дополнение к тому одному предложению, которое я процитировал выше. Дальше тема электроснабжения исчезает вообще. Всё повисает в воздухе. Правда, в главе про приоритеты социально-экономического развития имеется статья про топливно-энергетический комплекс. Ищем, на всякий случай, там. Однако в ней тоже об электроснабжении ничего конкретного, кроме упоминания буквально в двух словах, что электросети значительно изношены и всё. На сколько? Что требуется…? Тайна, покрытая мраком.

Для чего тогда был затеян весь сыр-бор на эту тему, если отсутствует ответ на главное — что, сколько и как делать? Впрочем, даже, если было бы желание ответить, на основе той информации, а точнее её отсутствия, ничего вразумительного сказать невозможно.

А что такое проблема электроснабжения, думаю, после прошедшей зимы в состоянии понять каждый.

В последних же главах проекта, особенно в той, где даётся сценарный анализ развития, не только тема электроснабжения, но и инфраструктуры в целом исчезает совершенно.
***
Рассмотрим стратегический анализ теперь другого компонента инфраструктуры: «Географическое расположение аэропорта определяет, наряду с социально-экономической значимостью, и высокую стратегическую значимость как для Республики Дагестан, так и для Северо-Кавказского региона и Российской Федерации в целом» — ещё одна цитата. Думаю, подобную фразу можно отнести к любому аэропорту страны. Они все, наряду с социально-экономической, имеют и стратегическую значимость. Или нет? Конкретики, в чём именно значимость, никакой. А перечисление числа воздушных судов и объёмов перевозок практически не добавляют ничего ценного с точки зрения анализа. Один лишь перечень некоторых сведений. Шесть воздушных судов и полторы тысячи рейсов в 2006 году — это хорошо или плохо? Почему? Сколько надо и почему? Какова рентабельность? Насколько удовлетворяется спрос? Каковы тенденции в формировании — грузо — и пассажиропотоков? В чём преимущество (или недостатки) перед соседними аэропортами? Может, расширим аэропорт, а он будет мало кому нужным? А может, наоборот — нам грозит дефицит пропускной способности, поэтому надо срочно расширяться? То ведомо лишь Аллаху и авторам проекта, которые, возможно, и знают, но ни за что не признаются.

Там же в Стратегии необходимость реконструкции аэропорта обосновывается только причинами физического и морального износа фондов, но при этом сообщается, что после реконструкции его пропускная способность возрастёт.

А зачем? На всякий случай? Иные основания вроде не просматриваются.

Ладно, переходим к следующему элементу инфраструктуры — автомобильному транспорту… А его, оказывается, у нас нет вообще (?!). Почему не воздушный, а именно автомобильный — основной для республики вид транспорта, вообще не попал в поле зрения стратегического анализа и как, кстати, без него была определена «недостаточная адекватность транспортного потенциала», о которой упоминается в проекте позже? «Вопрос, конечно, интересный…»
***
Пойдём теперь по вертикали от стратегического анализа к главе про оценку потенциала развития инфраструктуры.

При переходе к этой теме невольно складывается впечатление, что авторы Стратегии в основном почти одними и теми же словами пишут то же самое, что и в статье, посвящённой анализу. Всё та же малоинформативная статистика и общие фразы. Поэтому уже не вызывает большого удивления, что автомобильный транспорт, не удостоенный никакого внимания при так называемом стратегическом анализе, вдруг появляется при оценке потенциала. Как же так, без анализа и сразу оценку потенциала? А точно так же, как, напротив, автомобильные дороги были подвергнуты «стратегическому анализу», но непонятно для чего, поскольку они неожиданно исчезли из оценки потенциала. Вероятно, для них оценка потенциала не требуется.

Так вот, о потенциале автотранспорта — «Особенно тяжелое положение сложилось на пассажирском автотранспорте, обслуживающем городские и пригородные маршруты, резко снизились показатели работы автотранспорта, характеризующие его производительность».

Насколько снизились? От чего снизились? Только ли от того, что парк изношен? Каковы показатели, характеризующие использование подвижного состава? Может, стали хуже работать или объективно падает спрос? Как меняется структура перевозок? Как влияют высокие темпы автомобилизации общества и рост доходов населения на потребность в этом самом общественном транспорте? Каковы тенденции? Нет ответа.

А тяжёлое положение на транспорте сложилось для кого? Для пассажиров? Вроде особых проблем у них нет. Плати и езжай куда хочешь. Если бы ещё и без пробок… А для чего нужен транспорт? Чтобы обслуживать интересы самих автотранспортников, которым стало тяжело?

А как дела на грузовом автотранспорте? Да никак. О нём вообще ни слова.

А почему речь идёт только об общественном пассажирском автотранспорте, когда у нас подавляющее большинство автотранспорта частного? Он никаких проблем не испытывает и не создаёт? Вопросы в пустоту.
***
Автодороги — это вообще отдельная тема. В проекте они не только лишены оценки потенциала, но ещё при стратегическом анализе почему-то часть информации о дорогах отнесена к производственной инфраструктуре и находится в статье, посвящённой ей, а часть к так называемой общественной инфраструктуре и располагается совсем в другой статье, хотя дороги-то вроде одни и те же.

Что же касается самого анализа, то он сводится к статистическим данным, по которым практически ни о чём серьёзно судить невозможно.

Пример: «Плотность автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием (93% от общей протяженности) на 1000 кв. км. территории составляет 151 км. По отношению к численности населения плотность автомобильных дорог с твердым покрытием составляет 3,4 км. на 1 тыс. жителей, что ниже, чем в среднем по Российской Федерации.»
Ну и что? Это много или мало — 151 км.? А у нас их сколько и каких должно быть уже сейчас? А плотность дорог (3,4 км. на 1 тысячу жителей), даже если она ниже, чем в среднем по РФ, какая должна быть для наших конкретных условий? Может, она и при самых идеальных обстоятельствах должна быть ниже федеративной? Может, география у нас такая. Будет как в среднем по РФ и станет хорошо или ещё не очень? Где оптимум? Какова пропускная способность и каковы реальные транспортные потоки? Каковы тенденции? Нет ответа.
Ну и каким может быть, судя даже по тому, как показаны эти отрасли, относящиеся к инфраструктуре, качество Стратегии, разработанной на основе такого анализа и оценки потенциала? От чего отталкиваться при дальнейшей работе над проектом?
***
Очень своеобразно в Стратегии представлена так называемая общественная инфраструктура, к которой отнесены и строительство жилья, и водопроводы с газопроводами, и автодороги с твёрдым покрытием — «смешались в кучу кони, люди…»

Почему газопроводы с водопроводами отнесены именно к общественной инфраструктуре? Разве производство ими не пользуется? Что это вообще за странное разделение элементов инфраструктуры на производственную и общественную, где, например, энергоснабжение рассматривается только как производственная инфраструктура, водопровод, как общественная, а автодороги и там, и там? Почему так называемый стратегический анализ так называемой общественной инфраструктуры заключается в показе всего лишь одного для каждого из компонентов инфраструктуры показателя? Например, в республике в 2000 году было введено в строй 133,1 км. водопроводных сетей, а в 2005 году — 46,2 км. Вот и всё. Хорошо это или плохо? Как вообще обстоят дела с сетями? Какова пропускная способность? Каков уровень обеспеченности? Каков износ? Может, всё уже надо менять? А может, всё прекрасно, и поэтому с каждым годом вводят всё меньше и меньше, потому, что далее такими же, как раньше, темпами просто уже некуда расти? Чёрт его знает.
То же самое можно сказать и про показатели по остальным позициям этой самой общественной инфраструктуры, да и не только её, а вообще любой отрасли, упоминаемой в проекте Стратегии?

Кстати, далее какой-либо оценки потенциала развития в соответствующей главе Стратегии водопроводы и газопроводы лишены вообще. В ней о них забыли, как и про автодороги. Зачем тогда вообще упоминали? Нет, так нет с самого начала.

В этой же главе про потенциал можно найти ещё немало других удивительных вещей. Трудно удержаться, чтобы не привести хотя бы одну из них — в статье про промышленное производство, вы найдёте сообщение, что «в Республике Дагестан имеются предпосылки формирования и развития следующих кластеров:… — туристско-рекреационный кластер» (?)
Вроде как предлагается использовать туристов и прибывающих на санаторно-курортное лечение в промышленном производстве что ли? Правда, в этой же главе про потенциал имеется ещё и отдельная статья, озаглавленная «Туристско-рекреационный потенциал». Это, вероятно, уже про какие-то другие — не промышленные туризм и рекреацию.
***
Любопытно также, почему в проекте раздроблены показатели жилищного строительства, основная информация о котором отнесена в этой же главе, посвящённой стратегическому анализу, по ведомству условий и качества жизни, но кусочек попал и в общественную инфраструктуру. Это примерно такая же картина, как и с автомобильными дорогами, о которых говорилось ранее. И это ещё не всё. Газификация, отнесённая к общественной инфраструктуре, в дальнейшем — в главе о ключевых проблемах, вдруг выплывает в статье о производственной инфраструктуре, а потом совсем неожиданно и вскользь в статье о топливно-энергетическом комплексе главы о приоритетах развития. Почему всё эти компоненты во всех главах не сводятся под вывески с одним и тем же названием «инфраструктура»? Почему в некоторых главах, где всё же имеются статьи про инфраструктуру, отсутствует единый состав её элементов, который при переходе от главы к главе постоянно меняется?

Как заказчик, желающий ознакомиться со всеми этими делами, должен догадаться, где что искать? Как сами разработчики умудряются стыковать друг с другом то, что так перепутано? Как можно анализировать, выстраивать какие-то оценки, прогнозы или предложения даже не решив, где что должно находиться, что с чем должно соотноситься?
Впрочем, и искать-то, как потом выясняется, нет смысла, потому что, найдя, ничего такого, чем можно было бы воспользоваться для того, чтобы определить, откуда что взялось и как что рассчитано, невозможно.

Не Стратегия, а какое-то лоскутное одеяло.
***
Здесь же, думаю, будет уместно затронуть и такой аспект: Республиканская программа Стратегия 2020, особенно в части социального развития, по логике, должна разрабатываться с учётом соответствующих муниципальных программ, аккумулируя после критического разбора то, что в них заложено. Фактически же всё, с моей точки зрения, оказалось поставлено с ног на голову. Особенно с учётом того, что республика насквозь дотационна и муниципалы практически никакой возможности для манёвра собственными средствами не имеют.
Проект республиканской программы уже готов, а к муниципальным ещё не приступали. Как их потом стыковать? Втискивать муниципальные программы в рамки республиканской, отсекая «лишнее»? Вы уверены, что республиканская идеальна и муниципальным нужно слепо подстраиваться под неё? Тогда зачем вообще нужны эти самые муниципальные? А как быть, если вдруг выяснится, что муниципальные программы достаточно убедительно требуют перекройки республиканской, изменения её конфигурации?

Вот вам ещё одно «лоскутное одеяло».
(Продолжение следует)

P.S. Неожиданно узнал, что, оказывается, авторы, обсуждающие в СМИ Стратегию 2020, допускают клевету в адрес её разработчиков. (Это из сообщения в «Дагправде» об обсуждении проекта Стратегии на Координационном совете по формированию гражданского общества.) Не знаю, насколько сказанное на совещании относится к моим публикациям, но если кто-то покажет, где и в чём она — клевета — конкретно заключается, я готов принести разработчикам Стратегии свои извинения.
 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экономика»