Сетевое издание «Дагестанская правда»

23:00 | 25 января, Пн

Махачкала

Weather Icon

В СПК делят землю

A- A+

Процедура перевода колхозов и совхозов в сельскохозяйственные производственные кооперативы (СПК) расписана подробно. После принятия решения о роспуске колхоза каждому его члену документально и в натуре должны были выделяться земельные и имущественные паи, которые люди могли бы обрабатывать единолично или добровольно объединившись в СПК. А в селах Дагестана под давлением спешащих выполнить спускаемые сверху циркуляры подошли к этому формально, собрав по несколько десятков колхозников, рабочих совхозов, оформляли протоколы о преобразовании колхоза или совхоза в СПК, меняли вывеску и баста.

Те, которым в это смутное время подфартило стать председателями СПК, включали в список членов кооператива наиболее инициативных специалистов, в том числе механизаторов и чабанов, своих друзей, родных и близких, чтобы проводить любые решения в пользу руководителя, а остальных жителей аулов оставляли за бортом. Вся бывшая колхозная земля, а также имущество осталось за СПК, а большинство аульчан – у разбитого корыта – у них нет ни паев земли, ни надежды на получение доли имущества бывшего колхоза, которое успели растащить.

И поскольку при решении главного вопроса СПК вступили на скользкую тропу беззакония, то вряд ли стоит удивляться тому, что многие хозяйства лишились значительной части скота, техники, строений, а нередко и земли-кормилицы. И в джамаатах, где аксакалы понимают, что в наследство детям оставляют долю батрачества, а не свободных крестьян, зреет недовольство, которое прорывается то там, то тут.

На этот раз, похоже, ситуация накаляется в селе Ахкент Левашинского района, где живут трудолюбивые люди. Земли здесь достаточно для того, чтобы все жители могли развивать хозяйство, жить благополучно. Более 5150 гектаров только в горной зоне. На каждого взрослого жителя Ахкента приходится более 7 гектаров сельхозугодий, в том числе почти по 40 соток пашни. Аул и его хозяйство владело еще и 4102 гектарами земли, в том числе 80 гектарами пашни на отгонных землях на территории Ногайского района. На этой земле, как рассказывает отдавший полвека родному хозяйству, в том числе и в качестве руководителя, Абид Магомедов, колхоз, а затем совхоз содержал восемь тысяч овец и 750 голов крупного рогатого скота, из которого в СПК «Ахкентский» сохранилось несколько сот овец.

Абид Пирбудагович не понаслышке знает о пользе крупного общественного хозяйства: это и занятость населения, и надежный путь к благополучию сельчан, и возможность работника быть равноправным членом коллектива, а не чьим-либо батраком. Поэтому удивило то, что он оказался в числе инициаторов созыва общего собрания, на котором, судя по представленному протоколу, присутствовало 80 человек, и принятия решения о приостановлении деятельности СПК «Ахкентский» с целью постройки за счет выручки от продажи имущества хозяйства нового водопровода в ауле. До дела, правда, не дошло. Другая сотня ахкентцев, в числе которых, как уверяет начальник Левашинского районного управления сельского хозяйства Асхабали Гадисов, были и члены СПК, даже не поднимала на своем собрании подобный вопрос.

Словом, хаос. Одна сотня жителей аула пользуется оставшимися от колхоза землями и имуществом и таким благом, как возможность работать и получать зарплату в СПК, другая сотня ратует за ликвидацию этого хозяйства, третьи (их, по неполным данным, больше пятисот человек) пока собственное мнение не афишируют. Вот к чему привели спешка и формализм с организацией СПК. Если бы формирование кооператива проходило на добровольной основе после распределения между членами земельных и имущественных паев колхоза, то в ауле возникло бы несколько СПК и были бы защищены интересы каждого аульчанина.

Аксакал представил и жалобу на руководителя СПК «Ахкентский». Начальник Левашинского районного управления сельского хозяйства Асхабали Гадисов заявил, что приводимые в жалобах А.Магомедова факты не подтвердились, хотя их тщательно проверяли не только его специалисты, но и УБЭП. Но как бы то ни было, большая часть имущества бывшего колхоза давно растаяла, очередь дошла и до земли – одна четверть принадлежащих ранее колхозу земель отгонных пастбищ перезакреплена через Минимущество за малым сельхозпредприятием «Юнус» и другая четверть — за крестьянско-фермерским хозяйством «Весна гор». СПК «Ахкентский» может потерять и оставшуюся половину отгонных пастбищ, так как в хозяйстве содержат мало скота. Тогда будущему поколению ахкентцев одна дорога – в батраки к преуспевающим землякам.

К сожалению, не удалось увидеться с руководителем СПК «Ахкентский». Не к лицу ведь доводить аксакала до такой степени обиды, что тот ходит по инстанциям с жалобами? Разве можно не помогать джамаату в решении насущных проблем, отзвуком чего является, на мой взгляд, их готовность голосовать за приостановление деятельности СПК.

Рассказали, что в Левашинском районе назначен новый исполняющий обязанности прокурора. Может быть, хоть он инициирует работу по преодолению последствий беззакония, допущенного давным-давно, еще при создании сельскохозяйственных производственных кооперативов. Определит земельные и имущественные паи каждого сельского жителя, обозначит их в натуре, что позволит каждому крестьянину объединиться в кооперативы на равных или работать самостоятельно. Иначе конфликты по вопросу СПК будут постоянно тлеть, а могут и взрываться.

То, что земля бывшего колхоза в горах передана в распоряжение администрации Ахкента, вопроса не решает. Во-первых, при чем здесь администрация? Люди в свое время объединились в колхоз и объединили земли, теперь разъединились, соответственно, и сельхозугодья должны быть справедливо распределены на паи, о которых каждый хозяин позаботится сам. Во-вторых, примеров тому много, органы власти – неэффективные землевладельцы. В старину в дагестанских аулах главы (бегавулы) ведали только вопросами правильного использования общинной части пастбищ.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экономика»