Сетевое издание «Дагестанская правда»

09:00 | 16 января, Сб

Махачкала

Weather Icon

Венчурное финансирование: вполне оправданный риск

A- A+

Ставка на приоритетный проект Президента Дагестана «Новая индустриализация» в республике делается большая. В его рамках предусмотрены мероприятия по развитию в республике инновационной инфраструктуры путем формирования технопарков, модернизации предприятий, принятия целевых программ развития. К примеру, в качестве отдельного пункта предусмотрено создание инновационного венчурного фонда. Дело это не только для республики, но и для России новое, однако необходимое.

Рассказать об особенностях и цели создания венчурного фонда в пресс-центре нашей газеты собрались министр промышленности и энергетики РД Ризван Газимагомедов, председатель ДНЦ РАН Хизри Амирханов, проректор по научной и инновационной деятельности ДГТУ Елена Павлюченко, начальник департамента по науке ДГИНХ З. Абдуллаева, начальник управления Министерства промышленности и энергетики РД Магомеднаби Муртазалиев.

Ризван Газимагомедов: — В рамках проекта «Новая индустриализация», который является одним из приоритетных проектов Президента РД, предусмотрено создание венчурного фонда. Эта проблема, которой мы занимались 4 года, никак не находила решения. Сейчас она поддержана Президентом РД, который дал поручение его создать, то есть финансировать фонд из бюджета 2014 года.

Мы уже предложили проект в Народное Собрание РД. В первом чтении он прошел, сейчас на стадии согласования министерств экономики, финансов. 100 млн мы закладываем для создания венчурного фонда — это часть уставного капитала, которую должна внести республика, столько же внесет российский венчурный фонд. Ну вот уже 200 млн появляются. Есть также обязательное условие, чтобы были у нас частные инвесторы, которые вложили бы еще 200 млн. Мы должны привлечь их, то есть реально этот фонд будет иметь капитализацию 400 млн рублей.

Все знают, что венчурное финансирование — это затея рискованная. Конечно, не каждый проект, который будет финансироваться, через него даст отдачу. Но смысл в венчурном финансировании есть. Даже если один или два проекта заработают. Несколько инновационных успешно реализованных проектов способны окупить в десятки раз те деньги, которые будут потрачены на реализацию разработок. Поэтому есть смысл об этом говорить, это продвигать. Думаю, и представители науки расскажут, какие разработки есть в Дагестане. Три года назад, когда мы делали каталог, в Академии наук было более 130 разработок. Именно научных разработок с патентами изобретений, которые реально можно внедрять в экономику и получить конечный продукт.

Хизри Амирханов: — Приятно, что на эту тему идут уже не только разговоры, но уже кое-что реализуется. Идея старая, но необходимая, особенно с точки зрения того, что сейчас провозглашено руководителем республики – новая индустриализация, это значит новая промышленность, новое производство, возникает вопрос, какими они будут? Это можно расписать на бумаге, и хоть и непросто, но в реальности, в жизни необходимы будут поиски, проверки, испытания, предварительные какие-то разработки, модели производств. Нужно будет сделать для того, чтобы в дальнейшем без ошибок, быстро и продуктивно реализовать саму идею.

Ученые приветствуют оживление работы в этом направлении, ученые разные, и разработки разные. Например, фундаментальная наука РАН не предполагает осуществление разработок, которые завтра же найдут применение в жизни. Они нацелены на разработку основ будущих технологий. На данный момент у нас есть несколько десятков серьезных разработок, вообще около 200 разработок, готовых для применения в производстве. Однако подходящих для Дагестана на данный момент немного. Лишь 20-30 из них можно применить в сегодняшних условиях.

Мы знаем, что промышленность республики сегодня, если верить статистике, дает 6,5% валового продукта народного хозяйства. Это мало. Перспективы наших разработок превышают реальные возможности нашей экономики. Есть трудности с ее реализацией. Когда разговариваешь с разработчиками, спрашиваешь у них, почему мало реализации, они отвечают: — Где их внедрять, в сапожной мастерской что ли? Или на автомойке? Между фундаментальной наукой и тем производством, которое мы хотим создать, должна быть структура в виде площадок, где реализуются поисковые подходы, проверка этих разработок, в частности, в технопарках, айти-парках. Вот, наконец, поворот наметился в плане венчурного финансирования. Фонды эти создаются для сопровождения исследований и разработок до стадии производства.

Чем мы можем похвастаться? У нас есть разработки в области нетрадиционных видов энергетики: в области фармакологии, физики, обработки металла, стекла. В ДГТУ тоже есть такие разработки. Может, представитель этого института Елена Ивановна Павлюченко, проректор по научной работе, расскажет нам о них.

Елена Павлюченко: — На сегодняшний день в России официально существует 83 венчурных фонда, и то, что происходит у нас в республике, то, что создается такой фонд, это отрадно. Это очень хороший значимый фактор, который, я надеюсь, нашу науку и промышленность продвинет вперед. С чем сталкивается вузовская наука? Прежде всего с тем, что студенты на стадии бизнес-идеи не получают должного финансирования. Неоткуда денег взять под идею, на проект. Но есть такая поддержка: много разработок проходит ежегодный салон изобретений инноваций «Архимед». Он и в этом году у нас проходил, на нем мы предоставили инновационный потенциал молодежи. У нас были разработки в сфере новейших технологий, айти-технологий, машиностроения, энергетики. Практически были охвачены все области, мы представили 122 проекта. ДГТУ получил Гран-при молодежного инновационного конкурса.

Мы, конечно, молодежи помогаем. Активное участие принимаем в международных салонах изобретений и инноваций, на выставках в Румынии принимали участие, сейчас вот в Севастополь поедем. Надеемся на привлечение зарубежных инвестиций. Да, действительно венчурное финансирование рискованно, но есть некоторые идеи, которые если воплотятся, то возможен большой результат. Мы надеемся на поддержку и очень рады, что этот фонд будет работать у нас.

Корр.: — А как работают венчурные фонды?

Ризван Газимагомедов: — В 22 регионах РФ такие фонды, которые реально работают где-то по пять лет. В одном регионе, в Москве, например, их десяток, в Питере несколько, могут они также в других городах быть. Процесс венчурного финансирования кратко можно описать следующим образом: венчурный фонд (ВФ) выкупает часть акционерного капитала компании-объекта инвестирования. При этом юридическое лицо — управляющая компания фонда — пользуется финансовыми средствами одного либо нескольких инвесторов. Используя эти средства, компания-объект развивается, увеличивая при этом свою стоимость. Через некоторое время управляющая компания осуществляет обратный процесс обмена приобретенных ею акций на денежные средства, фиксируя свою прибыль от данной инвестиционной сделки.

Финансирование, полученное от венчурного фонда, направляется на приобретение части акционерного капитала компании-объекта. Такое финансирование называется акционерным и обычно противопоставляется долговому финансированию. Фонд может осуществлять также и долговое финансирование компании-объекта, например, путем выкупа выпущенных ею конвертируемых облигаций (подобный механизм снижает риски фонда).

В качестве самостоятельного института венчурного финансирования Правительством РФ была сформирована Российская венчурная компания (РВК). ОАО «РВК» создано с целью стимулирования создания в РФ собственной индустрии венчурного инвестирования, развития инновационных отраслей экономики и продвижения на международный рынок российских наукоемких технологических продуктов.

Мы будем узнавать, куда следует пускать деньги, а куда нет. Такой вот механизм заложен в основу венчурного финансирования. У нас две программы: первая — это развитие промышленности, вторая — научно-техническое развитие. Именно научно-техническое развитие — это будет сфера как раз-таки больше нашего венчурного фонда. Здесь мы надеемся на наши разработки, вот у нас научно-технический Совет при Министерстве промышленности и энергетики РД, который создан вместе с участием руководителей всех наших научных институтов, ДНЦ, Академии наук. Если мы реализуем хотя бы два из десяти проектов, которые мы выберем, я думаю, мы окупим все вложения в десятки раз. Вот такая задача перед нами поставлена, и венчурный фонд — это инструмент, посредством которого мы будем продвигать этот инновационный продукт.

Какова связь фонда с промышленностью республики, и что помимо фонда будет работать на ее возрождение?

Магомеднаби Муртазалиев: — В настоящее время ведется разработка двух республиканских целевых программ в сфере промышленности, инновационного и научно-технического развития. Разработана концепция программы «Развитие научно-технического потенциала Республики Дагестан на 2014-2018 годы», которая предусматривает привлечение инвестиций в развитие прикладных научно-технических исследований в размере более 3 млрд руб. на ближайшие 5 лет.

Основным источником финансирования мероприятий программы предполагается участие научных и образовательных учреждений, а также промышленных предприятий в ФЦП по линии Минпромторга России, Минобрнауки России, Министерства обороны России. При этом из республиканского бюджета планируется субсидировать до 10% стоимости контрактов на НИР и ОКР.

Кроме того, программа предусматривает также: субсидирование части затрат организаций и предприятий на приобретение научно-исследовательского и лабораторного оборудования (30-50%), субсидирование технопарков для возмещения части затрат на реконструкцию и развитие, субсидирование проектов резидентов технопарков.

Кроме того, министерством ведется работа по разработке проекта республиканской целевой программы (РЦП) «Модернизация и инновационное развитие промышленности Республики Дагестан до 2018 года». Она предусматривает системный подход к реализации конкретных приоритетных направлений в промышленности и инновационной деятельности, целевое определение мероприятий по указанным направлениям, которые на сегодняшний день и в среднесрочной перспективе имеют реальные возможности для развития, быстрого решения актуальных для республики экономических, социальных и бюджетных задач.

Корр.: — Как будет вестись отбор разработок?

Ризван Газимагомедов: — Будет конкурс в несколько этапов. Вот, например, в 2008 году такой конкурс проводили, и из 200 с лишним разработок, представленных всеми нашими институтами, вузами и Академией наук, мы сначала отобрали 100, из ста отобрали 30, отобрали 12, то есть наиболее готовые для реализации, которые дадут наибольший эффект при минимальных финансовых вложениях. Такая же процедура будет проводиться и теперь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экономика»