Сетевое издание «Дагестанская правда»

02:00 | 26 ноября, Чт

Махачкала

Weather Icon

Возродятся ли горные районы?

A- A+

В «Дагестанской правде» за 29 октября 2010 года опубликована статья председателя Комитета Народного Собрания Республики Дагестан по экономической политике В.Курчаева «Станет ли закон о горных территориях «законом гор»?».

Сразу же хочу сказать: если руководители горных районов, сельских населенных пунктов, а также соответствующие республиканские органы власти и управления будут работать так же, как они работали над выполнением программы социально-экономического развития горных районов, одобренной в декабре 1991 года Верховным Советом Республики Дагестан, то любой закон по горной зоне, в том числе и закон о территориях настоящим «законом гор» не станет.

Почему я так говорю? Для этого имеются веские основания. В 1993 году, будучи депутатом Верховного Совета Республики Дагестан, по поручению Председателя Верховного Совета Республики Дагестан Магомедали Магомедова мне приходилось заниматься проверкой выполнения вышеуказанной программы. Отмечу, к большому стыду: абсолютное большинство руководителей горных районов, задействованных в выполнении программы, не знали даже, какие объекты предусмотрены этой программой. И что сделано по ее выполнению.

Мне приходилось мучаться и мучить людей добыванием материала по выполнению этой программы. Из республиканских органов единственно «Дагавтодор» (начальник Магомед Магомедов) выполнил план. Некоторые министерства и ведомства стояли на нуле. Самое главное в выполнении любого закона, любой программы — это чувство персональной ответственности руководителей, их умение организовать работу и управлять трудовыми коллективами. От этого зависит решение любой проблемы. Это известная истина.

В указанной статье говорится, что «Закон о горных территориях» позволит обеспечить минимально необходимый уровень жизни граждан на высокогорных территориях, поддержит традиционное природопользование.

Известно, что земля кормит людей, она обеспечивает продовольственную безопасность. Да, горцы на протяжении всего жизненного пути испытали на себе дефицит земель. История человечества пестрит заботами о продовольственной безопасности. Были времена, когда под пашню осваивали даже морское дно. Горцы всегда рационально использовали каждый клочок земли. Населенные пункты, как правило, строили на скалах и т.д. — берегли землю, чтобы прокормиться. На пахотных клочках до последнего времени не разрешалось строительство жилищ. Редко можно найти населенный пункт, в котором к домам можно подъехать на автомобиле, даже на мотоцикле. Строительный материал — камень, лесоматериалы, доставляли на ишаках или на людских спинах. Помещения для содержания животных отдельно от домостроений не строились, ведь земля была в дефиците. И дома, как правило, строили двухэтажные. На первом этаже — подсобные помещения и помещения для скота, а на втором этаже — жилье. Поэтому характерной особенностью горного Дагестана является террасное землепользование.

При рациональном использовании потенциальных возможностей террасированных склонов с единицы площади можно достигнуть значительно больших результатов, чем на нетронутых склонах, которые тоже используются под посевы. Террасирование является также наиболее эффективным средством против эрозии, так как полотна террас значительно замедляют, а покрытые дерном откосы и вовсе прекращают поверхностный сток воды, препятствуя смыву и размыву плодородного слоя, способствуя максимальному проникновению в почву влаги. Оно позволяет продвигать сельскохозяйственные культуры в высокогорные зоны. На террасированных землях можно применять механизмы, лучше ухаживать за посевами и садами.

Горные ландшафты республики разнообразны. По ней протекают 1800 рек протяженностью 24000 километров, много горных аулов. После завершения коллективизации начали ликвидировать эти хозяйства — уничтожали вековой труд горцев. В 1940 году в горных районах республики пашня занимала 104 тысячи гектаров, сегодня ее осталось менее 20 тысяч гектаров. Земля в горах заросла сорняками.

Как известно, в годы советской власти коллективизация сельского хозяйства, укрепление его материально-технической базы, развитие культуры и многое другое внесли положительные коррективы в развитие горного села. В корне изменился уклад жизни людей. Однако горбачевская перестройка и ельцинская лжедемократия создали серьезные трудности для эффективной работы горцев, в том числе и в Дагестане. Семьи землепашцев, садоводов, животноводов оказались и продолжают находиться за стеной отчуждения.

Коллективные хозяйства в горных районах развалились, крестьяне «разучились работать» и выращивать свою экологически чистую продукцию на полях и садах. Самое подлое, что только может быть в любом государстве, — это расчет на обеспечение продовольствием из-за рубежа. Когда из-за «бугра» в Магарамкентский, Сулейман-Стальский, Ахтынский районы везут яблоки, это уже не смешно, а трагично. Сегодня сады Юждага находятся в запущенном состоянии. Площади под ними резко сократились.

В России за время реформ объем государственных вложений в сельское хозяйство снизился в десятки раз. В горах оставшаяся земля пашется на быках и лошадях плугом и сохой, если они имеются.
Следует отметить, что с каждым днем ухудшаются условия жизни людей в горах. Это в большей части объясняется тем, что главы районов никому не подчиняются, туда приходят зачастую нечестные люди. Во многих населенных пунктах закрыли детские учреждения, почтовые отделения, пенсию селянам доставляют работники пенсионного фонда. А управления пенсионного фонда расположены в районных центрах. Пенсионеры должны ждать месяцами своих денег. Жители аулов не подписываются на газеты, журналы, так как нет почтового отделения. Еще хуже положение с филиалами Сбербанка.

Например, вкладчики Гунибского, Чародинского, Тляратинского, Цунтинского, Хунзахского, Шамильского, Унцукульского районов должны ехать в Гергебиль для получения своих вкладов. Вкладчики Дахадаевского, Кайтагского районов — в Дербент. Аналогичное положение и в других районах республики. Это же издевательство! Кому это выгодно?

Горный Дагестан издревле славился своими ремеслами. Далеко за пределами Страны гор известны ювелирные изделия кубачинских златокузнецов, гоцатлинских серебряников, лакских ювелиров, унцукульских инкрустаторов, балхарских гончаров, ковровщиц Южного Дагестана, андийских и ансалтинских бурочников. Например, на первое января 1990 гола в системе местной промышленности работало 8870 человек плюс 10632 на дому. Производственная площадь составляла 43 тыс. квадратных метров. Производили продукции на 90 млн. 750 тыс. рублей. Ковровое производство было развито в Табасаранском и других районах Юждага. Изготовляли 60 тыс. квадратных метров ковров, из которых экспортировали 20 тыс. квадратных метров. Ныне во всех вышеназванных производствах работает около 800 человек, а ковров ткут 1300 квадратных метров. Экспорта нет.

Одним из основных источников дохода в высокогорных аулах было и остается животноводство. Эта отрасль вообще, в том числе и овцеводство, ведется из рук вон плохо. Все меньше остается опытных животноводов. Причина одна — нет соответствующих условий для соблюдения всех технологических процессов. Тревожной становится проблема кормов, заброшены многие сенокосные участки.
Отношение к овцеводам иначе как издевательским не назовешь. Помню, раньше рентабельность овцеводства обеспечивала шерсть. Из одного килограмма шерсти можно произвести материал для костюма стоимостью 1-2 тысячи долларов. А сегодня за килограмм шерсти платят меньше чем за бутылку минеральной воды. Сами делайте вывод.

Козы одни из первых были приручены человеком. Они неприхотливы и не требовательны к кормам и уходу, мало подвержены заболеваниям, разводятся почти во всех широтах, где живет человек. Они многоплодны, возможно 3 окота в 2 года. Чаще козематка может дать 2-3 козлёнка. Коз пасут практически круглый год. Но если проанализировать картину, сложившуюся в горных районах, то мы увидим, что за последние 50-55 лет поголовье коз сократилось более чем в 10 раз. Надо подумать над этой проблемой. От этого выиграет население и государство.

Раньше наряду с мясом, шерстью, кожсырьем крестьяне получали от овцекозоводства брынзу. Как известно, в горах Дагестана в 30-60-е годы — в Левашинском, Акушинском, Кулинском, Гумбетовском, Дахадаевском, Рутульском, Ахтынском, Ботлихском и других районах — занимались дойкой овец и коз, вырабатывали тысячи тонн брынзы, высоко ценимой горцами. Этой работой в основном занимались сами чабаны. В последние же десятилетия они фактически перестали доить овец и коз. Ушли от трудностей. Можно механизировать дойку овец и коз. Сегодня цена сыра на рынке доходит до 200 рублей и выше, а килограмм сыра из овечьего и козьего молока будет стоить еще дороже – 600 рублей.

(Окончание следует).

 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экономика»