08:00 | 26 июня, Ср

Махачкала

Weather Icon

Ансамблю – имя основателя

1 2
A- A+

Конец 50-х – начало 60-х годов прошлого века. Это время – где-то десять лет – вошло в историю страны под названием «оттепель». Некоторая свобода слова и творчества открыла миру Пастернака, Евтушенко, Хуциева, Шостаковича, Гамзатова… Блистали и завоевывали сцены мира Государственный ансамбль народного танца СССР (теперь он носит имя Игоря Моисеева), ансамбль русского народного танца «Березка». Почти во всех республиках страны были свои государственные танцевальные коллективы. В 1958 году появилась «Лезгинка». Как это было?

Гаджи Гаджиев, народный артист Дагестана:

— Без сомнения, любое большое дело требует Большого Человека. Танхо Израилов был именно таким: эрудит, музыкально одаренный, знаток дагестанского танцевального фольклора… И необыкновенный трудяга. Я даже не знаю, отдыхал ли он когда-нибудь. Более того, он умел воодушевлять, заражать идеей, энтузиазмом. Если бы не это его качество, было бы невозможно создать такой уникальный, такой блистательный танцевальный ансамбль всего за девять месяцев. «Лезгинка» – это живое воплощение всех мечтаний самого Танхо и всех участников огранки этого бриллианта в короне народного творчества дагестанцев. Я так говорю, потому что знаю, что основу всех наших тогдашних номеров составляли фольклорные танцы народов республики, обработанные талантливым человеком, стилизованные, конечно, подведенные под требования сцены, но все-таки народные.

Про таких, как Танхо Селимович, говорят: это соль земли. Я больше не встречал в жизни такого человека. Вы только подумайте: он брал пацанов с улицы и за какие-то месяц-два лепил из них танцовщиков, выводил в мастера. Я – яркий тому пример. До прихода в «Лезгинку» я был, прямо скажем, мешком. А через несколько месяцев репетиций уже выезжал с ансамблем на гастроли и выдавал такое, что сам себе удивлялся: неужели это я?

И вот еще что. Танхо Селимович, помимо того, что был великолепным учителем, был для всех нас еще отцом. Что это значит, ведь объяснять не нужно? Мы приходили к нему за советом, за помощью. Он никогда не отворачивался. Как отец мог выговорить, отчитать, но и стоял стеной за любого из нас. Благодаря ему мы научились всему, что сделало нас не только артистами, людьми творческими, людьми искусства, но и людьми в самом широком смысле этого слова. Многие из тех его учеников учат сегодня молодежь.

Омар Омаров, заслуженный артист Дагестана, танцовщик первого поколения «Лезгинки», 20 лет проработавший в ансамбле солистом:

— Я перешел в «Лезгинку» из ансамбля «Дагестан». Совсем молодой был, но, как и многие, сразу понял, с каким человеком нам посчастливилось работать. Это было невероятно. За два года работы в республике он создал танцевальный ансамбль, который вошел в пятерку лучших коллективов страны. Попотеть пришлось немало. Ноги часто были сбиты в кровь, разодраны колени. А сколько было протерто тренировочной обуви, истерто тренировочной одежды… Его фантазия не знала предела, не знала преград. Ему всё удавалось, всё складывалось в незабываемой красоты рисунки, хореографические шедевры.

Это было время, когда мы своими выступлениями рассказывали стране, миру о своей родине, о Дагестане. В это же время творили Сергей Агабабов, Расул Гамзатов, прославлял родину Али Алиев. О Дагестане узнавали, о нем говорили. А нас, артистов «Лезгинки», узнавали на улицах, с нами хотели говорить… Вчера еще никому не известные ребята и девчонки стали народными кумирами, нам рукоплескали стоя. Уму непостижимо, но нередко после наших концертов сидевшие в зале люди в азарте стулья ломали. Мы выкладывались по полной на репетициях и на сцене и не представляли себе, что можем как-то подвести своего учителя. Ведь он был не просто нашим руководителем, а был отцом и заботился о нас как о своих детях.

Помню, как-то мы поехали на конкурс в Баку. Сценические костюмы были у нас хорошие, а вот собственные, если честно, не очень. У бедных студентов, многие из которых только недавно приехали из селений и еле концы с концами сводили, она была ношеная-переношеная. И вот Танхо Селимович собрал всех и повел в магазин. Вышли мы оттуда во всем новеньком. Шли по городу, и, казалось, все девушки Баку только на нас и смотрят. Интересное было время. Мы были счастливы и радовались каждому дню.

Гульнара Джанбатырова, солистка ансамбля с 60-х годов:

– Я попала в ансамбль совершенно неожиданно. Поехала в Ленинград поступать в институт. Не прошла. Вернулась в Махачкалу. Через несколько дней подруга попросила меня пойти вместе с ней на пробы в ансамбль «Лезгинка». Пришла просто подругу поддержать, а меня заметил Танхо Израилов и попросил показать, что умею. Дали мне тапочки, помогли привязать их к ногам веревочками, и я вышла. В итоге оказалось, что из 183 конкурсанток прошли я и еще одна девушка. Уже на следующий день пришла на репетицию и по сей день рада, что мне в тот день так повезло.

Да, нам многое пришлось пережить, нелегкое время было: ансамбль только-только становился, репетировали в холодных залах, на гастроли ездили в обшарпанных вагонах, и много чего еще было, но все же мы жили этим и не представляли себя вне танца.

Галина Курбанова, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, народная артистка Дагестана и Ингушетии, председатель совета ветеранов «Лезгинки»:

– Я тоже попала в состав ансамбля совершенно случайно. Мне было 16 лет, я на тот момент занималась спортивной гимнастикой и ничего не слышала об ансамбле. Но однажды мой тренер взяла меня на репетицию ансамбля. Танхо Селимович сразу меня приметил. Видимо, по осанке. Показал на тех, кто репетировал в зале, и спросил, могу ли я повторить. Я выполнила всё без ошибок. Тогда он показал другие па, сложнее. Мне понадобилось две-три минуты, чтобы повторить их. Я быстро училась, и вскоре мы вместе с Танхо Селимовичем уже репетировали элементы одной хореографической композиции. Вердикт был ошеломляющий: «Завтра мы выезжаем в гастрольный тур в Среднюю Азию. Скажи родным, что ты едешь с нами». Это было так неожиданно, потрясающе! Я, конечно, уговорила маму и поехала. За три дня отрепетировали со мной всю программу, и на четвертый день я уже выступала на большой сцене в составе ансамбля как ведущая солистка.

Такого никогда не было, чтобы человека с улицы сразу брали в ведущие солисты, но Танхо Селимович так решил, и я не имела права его подвести. Это был 1964 год. С того дня я и «Лезгинка» были неразлучны. Я проработала в составе коллектива 25 лет. На нашу долю выпало немало тягот, но мы жили танцем, любили свое дело и выкладывались без остатка. Мы горды тем, что, пройдя через все сложности, мы вместе с нашим учителем Танхо Селимовичем создали уникальный танцевальный коллектив, слава которого не меркнет, лицо которого не стареет.

***

… Ветераны «Лезгинки» могут долго говорить о своем учителе. Танхо Селимович (на снимке) для каждого из них был отцом, которым гордились, которого любили и уважали. Самая главная их мечта сегодня, чтобы имя их наставника, сделавшего так много для Дагестана, было увековечено и ансамбль «Лезгинка», его детище, носило имя своего основателя. И ничего в этом желании нет удивительного. Ведь известные во всем мире ансамбль народного танца им. И. Моисеева или русский народный хор им. М. Пятницкого носят имена своих создателей. У «Лезгинки» тоже есть отец, и имя его Танхо Израилов. И чтобы будущее поколение дагестанцев помнило об этом, ансамбль должен носить имя своего основателя. Это было бы справедливо и правильно.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Культура»