11:00 | 12 декабря, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Дочь степи

К 70-летию со дня рождения Кадрии Темирбулатовой

A- A+

В ее творчестве отчетливо выразился весь драматизм переходного этапа в отечественной и национальной истории. Если Гамзат Аджигельдиев после тщетных попыток постичь логику современной ему действительности выбрал «одиночество свободного человека», уйдя от мира, то она выбирает другой путь - идет к миру. Этот путь уготовил ей душевное смятение, повлекшее за собой переоценку ценностей, уточнение критериев нравственности и, как следствие, драму ее творческого сознания.

Кадрия Темирбулатова рано покинула этот мир, прожив всего 29 лет, но при этом успела встать в немногочисленный ряд талантливых ногайских поэтов. К сожалению, творчество поэтессы не исследовано, хотя ее поэзия высоко оценена современниками – К. Кулиевым, Р. Гамзатовым, К. Султановым, В. Дементьевым.

Вычертить творческую траекторию такого художника, как Кадрия, трудно. Представление о том, что ее искусство развивалось от низшей ступени к высшей, по меньшей мере неточно. Она – автор раннего стихотворения «Эсте сакла» («Помни») и гораздо более позднего цикла «Пашман йыры» («Грустная песня»), поэтому правильнее было бы говорить о ее постоянном самоуглублении.

Формирование мировоззрения и творческого мирочувствия Кадрии происходило в ногайском ауле Терекли-Мектеб. Она родилась 14 декабря 1948 года в семье чабана Оразбая Темирбулатова. В отцовском доме, в родной юрте под влиянием бабушки Бийке, настоящего знатока ногайского фольклора, а также дяди – исполнителя старинных ногайских песен – формировалась система ценностей, ставшая для нее нравственным кодексом.

Ее поэзии свойственна гражданственность, но не та, что сводится к воспеванию символов (герба, флага, гимна), а неразрывная в ее понимании с ответственностью человека за все происходящее в его доме, стране и шире – на планете. Своей художнической задачей поэтесса считает необходимость постоянно бередить и тревожить эту струну ответственности в соплеменниках, таким образом овладевая правом считаться лирическим голосом своего народа, правом говорить от его имени:

Народ мой, твой голос,
чистый, как роса,
В моих жилах, в крови моей.
(«Моему народу»)

Патриотическая поэзия Кадрии национальна, будущее своего народа она видит в неразрывной связи с его истоками, национальными корнями. И себя, и свою поэтическую судьбу, настоящую и будущую, она не отделяет от судьбы народа, связывает с землей, где родилась, выросла и стала тем, кем ее впоследствии признали:

Не мной написаны мои стихи, моим народом.
Слезы его горя и слезы его счастья
Впитывало мое перо,
чтобы начертать эти строки.
(«Три дня в Терекли»)

Замкнутый национальный мир (Терекли-Мектеб, Махачкала) давал возможность юной Кадрии рассмотреть предметы с близкого расстояния. В основе ее первого поэтического опыта – ранней лирики – биографический материал «Аьемге» («Бабушке»), «Эске алсам» («Воспоминание»), «Авылда» («В ауле») и др. Но для расширения тематического диапазона творчества, охвата бытия своего народа в его разно­образии и совокупности нужно было перейти границу малой родины, набраться воли и перешагнуть за пределы родной степи, которую поэтесса называет «кумлы тастар шоьллигим» («степь – как тастар»). Предстояло поместить этот «тастар» в иные масштабы, чтобы осмыслить родину – реальную и поэтическую – в историческом и современном контексте. Для этого необходимо было увидеть свой микромир в отстранении, то есть с такой точки, которая позволила бы поэтессе охватить общее, существенное, отрешиться от частного, локального и сиюминутного. Таким поворотом стало поступление Кадрии в 1969 году (после трех лет обучения в Дагестанском пединституте) в Литературный институт им. Горького.

Знакомство с поэтами-переводчиками Я. Козловским, Н. Гребневым, Т. Кузовлевой, публикации на страницах еженедельника «Литературная Россия», в журнале «Юность», творческое общение со студентами из разных республик Советского Союза, в частности, с будущими казахскими литераторами А. Нысаналиным, Ш. Сариевым, М. Кабанбаевым, а также внимание к творчеству Кадрии Олжаса Сулейменова способствовали желанию поэтессы впредь рассматривать родную культуру в широком контексте культур генетически близких народов. Обнаруженные ею в библиотеке им. Ленина экземпляры книг ногайских просветителей начала ХХ века А.-Х. Джанибекова, М. Курманалиева,  Б. Абдулина, посещение подмосковного Архангельского музея-усадьбы потомков ногайского мурзы Юсупа стали поводом для углубленного изучения духовной культуры ногайцев, пристального внимания к игнорировавшимся в официальной эстетике ценностям различных эпох на всей ее многовековой протяженности. Расширяется круг тем, преодолевается региональность поэтического сознания и духовный герметизм. Сложные впечатления бытия, раздумья о смысле жизни, о человеческих взаимоотношениях, назначении поэта и поэзии, о любви, увековеченной поэтессой в образе ногайской степи, в образе матери – все это постепенно сложилось для Кадрии в некую эмоционально-философскую систему. Как к наилучшей форме выражения своих «гражданских тревог» и «тревог сердца» она обращается к лирике. Именно этот жанр сполна позволил поэтессе не только выразить свои эмоции, но и дать собственную модель мира.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Культура»