Сетевое издание «Дагестанская правда»

06:00 | 19 сентября, Сб

Махачкала

Weather Icon

«Дышать и жить тобою»

КультЛичность
A- A+

Артистка Лакского театра Зульфия Архилаева (на снимке) с успехом выступила на прошедшем в Грозном конкурсе-фестивале «Золотые россыпи талантов», завоевав сразу два Гран-при и один почетный титул международного смотра. О том, как актерское ремесло успешно сочетается с музыкой и к чему в итоге приводит этот микс, мы и беседуем с Зульфией.

– Почему я решила связать свою жизнь с музыкой? Как-то само собой все получилось. Музыка сопровождала меня всегда: пела в школе, потом в вузе. Люди знающие говорили мне: «Данные у тебя хорошие, но голос не поставлен. Не займешься вокалом профессионально, можешь растерять то, что дано природой». Я слушала их дельные советы, но каких-то действий не предпринимала. Однако после того, как во время учебы на актерском факультете ДГУ наш педагог народная артистка Дагестана Мадина Исмаилова указала на многие мои недочеты, я решила, что хочу профессионально заниматься вокалом. Сейчас учусь в Махачкалинском музыкальном училище.

– И уже успешно выступаете на разных площадках как в республике, так и за ее пределами.

– Честно сказать, я, конечно, ехала в Грозный в надежде выступить достойно, но такой успех – две высшие награды – был для меня неожиданным. Первый Гран-при мне вручили в номинации «Народно-стилизованный вокал» за исполнение песни «Дышать и жить тобою» на слова народной поэтессы Салимат Курбановой и на музыку заслуженного деятеля искусств Дагестана Рамазана Фаталиева. Второй Гран-при — за песню из репертуара Уитни Хьюстон на английском языке.

А когда мне присудили ещё титул «Серебряный голос» за исполнение песни Щазы из Куркли в номинации «Народный вокал», я даже растерялась. Но, безусловно, было приятно. Радуюсь в первую очередь тому, что выехала за пределы республики и на международной площадке языком музыки рассказала о своей родине, о ее личностях, познакомила других музыкантов с песнями нашей земли. Особенно было приятно, когда слушатели поняли и приняли песню Щазы. Наверное, на их восприятие повлияло и то, что перед выступлением я коротко рассказала о нашей прославленной поэтессе, о ее нелегкой судьбе и о том, какое значение придают сегодня ее творчеству дагестанцы.

– Насколько мне известно, вы исполняете роль Щазы в спектакле Лакского театра, ставшем победителем республиканского конкурса «Воспевшие Дагестан».

– Да, вместе с Луизой Шахдиловой мы играем эту роль, и образ Щазы был одним из сложных в моей актерской работе. Меня все время преследовал страх, что я не справлюсь. Ведь Щаза – это личность, которая прошла через многое, однако сумела выстоять, не дала жизненным трудностям себя сломить. Играть такую сильную женщину мне, молодой девушке, по сути не видевшей жизни, было ох как сложно и страшно, а тем более еще осознавая, что эту же роль играет Луиза – опытная актриса, настоящий профессионал. Но мне помогло то, что режиссер этой постановки народный артист Дагестана Аслан Магомедов сумел «вытащить» из меня нужные эмоции и сделать так, что в какой-то момент я поняла, что Щаза стала продолжением меня самой.

– Из сказанного вами можно заключить, что Аслан Магомедов – это ваш режиссер?

– Это действительно так. Я поняла это сразу же после прихода в театр. Не хочу умалять методов работы других режиссеров, с которыми мне довелось работать, ко всем я отношусь с большим уважением. Марина Карпачева, Магомедарип Сурхатилов, Богдан Петканин, ставивший на нашей сцене «Гамлета», Скандарбек Тулпаров… У каждого свой почерк, свое уникальное видение, свой творческий метод. Однако у каждого актера бывает свой режиссер. Не потому, что он такой идеальный, нет, просто именно с ним у актера совпадает видение спектакля, его мизансцен. Эта схожесть мыслей дает возможность понимать друг друга с полуслова. В этом плане мне очень комфортно работать с Асланом Садыковичем.

– Помимо «Щазы из Куркли» какие еще постановки, в которых вы сыграли, запомнились надолго?

– В спектакле «Хан Муртузаали» я исполняла роль дочери слепого старейшины. По сюжету девушка, сопровождавшая отца на многие советы, где мужчины решали, как одолеть врага – Надир-шаха, проникается желанием внести свой вклад в общее дело. Она не хочет ждать, пока мужчины отвоюют свободу, и решает перейти к активным действиям сама. Как-то ночью она проникает в стан противника и уничтожает боеприпасы. Ее преследуют солдаты врага. Поняв, что смерть неминуема, отец девушки убивает ее, чтобы она не досталась разъяренной толпе, которая могла бы поглумиться над ней.

Помню, наш коллектив представлял восстановленный спектакль на сцене театра, и в тот момент, когда отец пронзает дочь кинжалом, мое сердце и в самом деле как будто остановилось. Я не могла дышать, в глазах потемнело, ноги не держали… Это было страшно, но в то же время я понимаю, что образ этой девушки, как и в случае с Щазой, стал продолжением меня. Это очень ценно для актера.

– А что помогло так вжиться в образ? У вас есть какие-то свои секреты по части проработки роли?

– Я следую двум советам, которые мне всегда помогают. Первый нам давали еще на факультете: «У каждого актера должен быть актерский нерв. Щелчок – и он уже переключился в свою роль». Еще один ценный совет нам дал Скандарбек Тулпаров. Он говорил: «Выучите роль как следует, а перед постановкой постарайтесь всё забыть». Такой подход позволяет выйти на сцену и уверенно вести себя в различных мизансценах, без наигранности. Но возможно это лишь тогда, когда плодотворно прошел так называемый застольный период подготовки спектакля.

– А что подтолкнуло вас стать актрисой? Мечта детства или, может, кто-то из близких, знакомых связан с театральным искусством?

– Ни то, ни другое. С миром театра я себя вообще не связывала. Во время учебы в школе вместе с подругой выступала на мероприятиях, занималась даже в театральном кружке, но когда окончила школу, оставила самодеятельность и подала документы в ДГТУ, всерьёз намеревалась получить специальность экономиста-программиста. Но в октябре 2009 года я по просьбе моей школьной подруги выступила с ней на концерте посвящения в студенты на актерском факультете ДГУ. Тогда и поняла: вот она – настоящая студенческая жизнь! Недолго думая, я забрала документы из ДГТУ и подала их в ДГУ. И нисколько не пожалела.

– Как родные отнеслись к вашему выбору?

– Мама всегда меня поддерживала во всех начинаниях, а папа у меня был строгий и не хотел, конечно, чтобы я уходила в актерское ремесло. Но когда он стал приходить на факультет и преподаватели, декан в один голос хвалили меня, когда он увидел, как я увлеченно занимаюсь, принял мой выбор. А после окончания вуза, когда я пришла в Лакский театр, он даже пришел на мой первый спектакль – «Невыплаканные слезы» по Эффенди Капиеву. Отец был доволен, что я прошла свой путь и работаю на профессиональной сцене, радовался, что я нашла себя и дело, которое я люблю.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «КультЛичность»