02:00 | 21 июня, Пт

Махачкала

Weather Icon

Джаз, джаз, джаз…

A- A+

В джазе, именно в нем, мы можем услышать широкий спектр звучания большого числа музыкальных инструментов, благодаря которым музыка становится разнообразной и богатой. С большим удовольствием многие из нас слушают характерный, ненавязчивый, мягкий, вкрадчивый и мелодичный звук саксофона.

Из духовых инструментов саксофон – наиболее приближенный к человеческому голосу и, возможно, поэтому стал таким популярным в мире. С одним из самых известных и востребованных джазовых саксофонистов Дагестана, заслуженным артистом РД Гаруном Юсуповым после его юбилейного концерта в зале Кумыкского театра мы говорили о джазе, и не только.

– Ваш сольный концерт, Гарун Саидович, состоялся в канун празднования Дня джаза (30 апреля). Как оцениваете свое выступление?

– Думаю, оценку любого концерта лучше всего дает слушатель. Это мой второй сольный концерт, первый проходил в 2016 году. В год своего 50-летия хотелось подвести некий промежуточный итог работы… Эту мысль я высказал главному дирижеру эстрадно-симфонического оркестра РД Магомеду Абакарову, и сегодняшнее событие состоялось во многом благодаря ему.

На концерте была представлена инструментальная музыка – джаз, баллады, свинг, фанк, джаз-рок, блюз. На сцене со мной играли эстрадно-джазовый оркестр филармонии, известные музыканты, лауреат международных конкурсов Хиринду-Сафи Султанова, вторым отделением концерта дирижировал Адиль Теймуров. Выступили также яркие музыканты с хорошим творческим потенциалом из недавно созданного в филармонии ансамбля «Ethno classic band».

– Для одного джаз – стиль жизни, для другого – хобби. Что для вас значит джаз?

– В первую очередь это мое любимое занятие. Устаю довольно сильно, но получаю удовольствие от того, что людям нравится моя игра. А это стимулирует на новые выступления.

– Есть мнение, что джаз – музыка для ограниченного контингента людей. Насколько джазовая музыка востребована в Дагестане?

– Вы правы, игра джазового музыканта рассчитана на подготовленных. Простому обывателю, не воспитанному на этой музыке, не имеющему хоть какой-то подготовки, данное направление музыки непонятно. Дольше трех минут ее не станут слушать и не будут понимать импровизацию. Думаю, исходя из того, что на джазовых концертах залы бывают практически забиты, можно судить об интересе дагестанцев к джазу.

– Вы часто гастролируете?

– К нам часто приезжают именитые джазовые исполнители, такие как Дебора Дэвис, Диан Противи, Джейми Дэвис, и разные коллективы. На их концертах я выступаю с сольными номерами, однако гастролями за пределами региона не могу похвастать. Программа есть, наш коллектив ездит с ней по республике.

Часто гастролировал во время работы в ансамбле песни и пляски Пограничного управления ФСБ РФ по Дагестану, а именно в военно-духовом оркестре, проработал в нем около 18 лет. Мы выступали в Сочи, Ростове-на-Дону, Нижнем Новгороде, по СКФО и по нашим заставам. В тот период я стал десятикратным лауреатом Международного фестиваля армейской песни «За веру, за Отчизну, за любовь», а также лауреатом международного джазового конкурса в Таллинне. По инициативе А.Теймурова при военном оркестре, которым ранее руководил, был подготовлен особый репертуар, мы исполняли джазовые номера и удивляли зрителей.

– Вам нравится играть в группе или все-таки соло?

– Когда ты играешь один, то можешь передать палитру чувств, испытываемых тобой прямо сейчас. Но когда это происходит изо дня в день, то превращается в рутину, немного теряешь чувство реальности, и для того, чтобы каждый день выдавать эмоцию, нужна подпитка. Намного лучше играть в коллективе. При общении на языке музыки в коллективе происходят профессиональный рост музыканта, обмен энергетикой, и таким образом ты открываешь себя по-новому. Мы, музыканты, давно планировали создать в Махачкале альтернативу обычной ресторанной музыке и работать в джазовом направлении. Так, на базе одноименного ресторана появился квинтет «Вейнерский сад». В инструментальную группу вошли одни из лучших музыкантов города. И люди видели и слышали, чего мы на самом деле стоим как профессионалы.

– Вы родились в семье музыкантов? Где научились так играть?

– Нет. Мне было около 8 лет, когда меня вместе с соседским мальчиком записали в ВИА «Джигитёнок» в Каспийске. Первым музыкальным инструментом была блок-флейта. В музыкальной школе и в училище занимался классической музыкой, играл на кларнете. Интерес к джазовой музыке появился к концу учебы, импровизацией стал заниматься, когда уехал вместе с братом учиться в Ростов. Мы поступили на эстрадно-джазовое отделение Ростовской государственной консерватории в 1993 году на альт-саксофон. До этого на этом инструменте я вообще не играл. Мы слушали видеоконцерты, ходили на концерты слушать живое исполнение. Но скажу так: о том, чем заниматься после учебы, я не думал, даже не предполагал, что это станет моей профессией и основным делом жизни. Сейчас молодых музыкантов, особенно духовиков, просто нет. Мало студентов в музыкальных училищах, и с трудом удается поддерживать преемственность поколений.

– А как поставлена работа в музыкальных школах?

– Не могу сказать о других, но в ДШИ № 1 г. Махачкалы, где я преподаю, работа поставлена грамотно, трудятся с перевыполнением графика, дети участвуют во всевозможных конкурсах и занимают первые места. Недавно моя ученица заняла 3-е место во всероссийском конкурсе «Звездочки Юга России». Увы, массового потока детей в музшколы я не наблюдаю, но те, кто поступает, занимаются с большим упорством. Да и в плане освоения саксофон – инструмент нелегкий, это стало очевидным во время работы в музыкальной школе. Саксофон нужно правильно хранить и чистить. Смещение на какие-то доли миллиметра может стать причиной неправильного звучания. А чтобы вернуть былой звук, саксофон придется везти в Москву к специалистам по наладке.

– С какого возраста желательно отдавать детей на обучение?

– С 10-11 лет. Во время обучения игре на саксофоне идет постановка специального дыхания – воздух набирается в брюшную полость, а не в легкие, что, кстати, и для здоровья очень полезно. Без правильного профессионального исполнительского дыхания невозможно добиться результата, а при неграмотном подходе ребенок будет задыхаться, испытывать кислородное голодание. Амбушюр (положение губ, языка и лицевых мышц музыканта при игре на духовых музыкальных инструментах) мы тренируем для того, чтобы ровно вести звук, упражнения вводим постепенно и усложняем в зависимости от способностей ученика. Работа нервная, к каждому ребенку нужен особый подход.

– За вашими плечами немалый опыт работы в группе, сольное исполнение. А с кем бы вы хотели играть в будущем?

– Я играл на одной сцене с мировыми звездами – Пенкиным, Лепсом, группами «Ten sharp» и «Boney M», однажды играл джем-сешн с «А-Студио» во время работы во Владикавказе. Сейчас мне интересна работа ансамбля Рашида Бекерова, дебют с которым состоялся на моём сольном концерте, интересно то, как они подают фольклорную музыку в необычной аранжировке, в интересной джазовой обработке. Играя со слабым соперником, ты становишься слабее, а с сильным – сильнее. Поэтому хочется играть с талантливыми музыкантами, так не пропадет интерес.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Культура»