22:13 | 16 декабря, Сб

Махачкала

16.12.2017
1EUR69.4298Руб+0.025
1USD58.8987Руб+0.1905

Эти звонкие клинки

Народные промыслы
1 2 3
A- A+

На неделе отпраздновали день оружейника. «ДП» рассказывает о прошлом и настоящем дагестанских мастеров клинкового оружия.

«… кузнец из Амузги проверяет остроту отточенного им кинжала, рассекая в воздухе волосок, выдернутый из собственной бороды оружейника…» писал Ахмедхан Абу-Бакар в повести «Ожерелье для моей Серминаз». Я бы не запомнила фразу ни за что и никогда, если бы мой дед не поступал точно так же. Ну или почти так же. Лезвие кинжала он проверял на собственной щетине. И надо было, чтоб гладко-гладко. Дедушка делал кинжалы и дарил их всем мужчинам нашего рода. Ведь во все времена лучшим подарком был кинжал. Мы и сейчас гордо преподносим наши клинки дорогим гостям. Рассказывают, что некогда Дагестан был чуть ли не центром производства оружия.

Расул Гамзатов в книге «Мой Дагестан» писал: «Однажды мюриды расхвастались друг перед другом своими саблями. Они говорили о том, из какой прекрасной стали их сабли сделаны и какие прекрасные стихи из Корана начертаны на них. Среди мюридов оказался Хаджи-Мурат – наиб великого Шамиля. Он сказал: «О чем вы спорите в прохладной тени чинары? Завтра на рассвете будет битва, и ваши сабли сами решат, которая из них лучше».

Наверное, победил амузгинский клинок. Говорят, что лезвие было настолько мощным, что порубив металлические доспехи, нисколько не искривилось и даже не затупилось. Не сохранили аул знаменитых кузнецов Амузги. Несколько десятилетий стоит заброшенный. Да и сам секрет амузгинского булата считали безвозвратно утерянным, и все почти с этим смирились, кроме Гаджи Курбанкадиева. Он как-то раздобыл рецепт и сумел восстановить технологию производства клинков из легендарной амузгинской стали, которую ковали еще в седьмом веке. Рассказывают, что именно с ними шли на врагов Александр I, Тамерлан и Наполеон. Гаджи Курбанкадиев двадцать лет хранит секрет мастерства и мечтает передать дело предков сыну.

Важный элемент национального костюма горца служил ему и в быту и в разрешении конфликтов. После 1937 года ношение холодного оружия стали запрещать. Дед Ахмедпаши Алиболатова успел кое-что запрятать. Внук обнаружил кинжалы в старом дедовском доме. И стал коллекцию пополнять. И так уже 54 года.

Кто проезжал мимо Карабудахкентского района, наверняка заглянул в музей у дороги «Старый двор». Как удалось им пройти через столетия, пережить самых разных хозяев, побывать в самой разной среде, странах, и наконец, оказаться в антикварном музее историка Ахмедпаши Гамидовича? Уверена, это всего лишь еще один пункт на карте путешествий замечательных штуковин. Коллекцию Алиболатов собирал по всему свету.

В тайной комнате хранится то, чем особенно дорожит антиквар, – оружие: ружья, кинжалы, шашки, сабли (на снимке)… Одна из его любимиц – трехсотлетняя самурайская катана.

– Кинжалы дагестанских мастеров считались лучшими на Кавказе за счет удобства пользования и мастерства художественного исполнения. В коллекции хранятся работы дагестанских оружейников конца XIX – начала XX веков Шахманая, Бадалая, Газиали. Все, что есть, покупал сам, – рассказывает он. Каждый день музей посещают десятки человек, школьникам проводят экскурсии и сюда водят иностранцев. И как прежде мастера-оружейники советуют: прежде чем обнажить кинжал, надо быть уверенным, что он хорошо заточен!

Статьи из рубрики «Народные промыслы»