04:01 | 11 декабря, Пн

Махачкала

11.12.2017
1EUR69.6434Руб0.0000
1USD59.2811Руб0.0000

И это все о нем

A- A+

В Харькове, на так называемой «Холодной горе», размещалось несколько военных училищ, в том числе школа червонных старшин. Вот в этой школе еще до моего поступления в Харьковское артиллерийское училище противотанковой артиллерии старшина Опанасенко проходил службу.

На первом построении курсантов первого курса начальник училища генерал-майор Чеснов после обычного поздравления представил нам всех командиров и старшин, которые, как он выразился, будут нашими наставниками.

Нам, курсантам первой батареи, сначала старшина не понравился. Он напоминал служаку-солдафона. Как нам показалось, придирчиво относился к нашему внешнему виду, к нашей выправке. Но постепенно мы стали привыкать к настоящим армейским порядкам.

– Что у вас за выправка, товарищ курсант, – говорил нам старшина. – Вы же будущий командир Красной Армии, а у вас пояс висит, як хвост у теля. Да и гимнастерка похожа на халат, який носят дома ваши мамы або бабушки.

Никто на него уже не обижался. Иногда вечерами старшина любил с нами в казарме посидеть, поговорить о будущем.

Что мне лично особенно нравилось в старшине, так это умение организовать курсантов на выполнение мероприятия вне учебного времени. Помню, зимой 1940 года мы выехали на артиллерийский полигон, который находился недалеко от города Чугуева. Перед нами была поставлена задача оборудовать огневые позиции для орудий, укрытие для тягача и блиндаж для обслуги. В ход пошли кирка, лом, лопата. Чего греха таить – недовольства в адрес наших командиров было больше чем достаточно. Старшина уловил наше настроение и привез намного раньше срока на «передовую» кухню с горячим украинским борщом и гречневой кашей с мясом. Недовольных сразу поубавилось, а когда пошли анекдоты, все забыли про усталость и начали славить старшину.

19 июня 1941 года весь личный состав училища был передислоцирован в г.Сумы. А через три дня началась война.

– Ничего, ребята, – как-то сказал нам старшина, – немцы далеко не пройдут. Наши пограничники наломают немцам бока.

Но обстановка на фронте с каждым днем ухудшалась. А в середине июля уже мы, курсанты, вступили в бой под станцией Белополье в районе села Бабаковка с большим немецким десантом. Так началась для нас, курсантов, Великая Отечественная война. И всю ее с нами прошел наш старшина Опанасенко. Благодаря его заботам, мы меньше других в период отступления ощущали недостаток в питании. Старшина только известным ему способом мог в полуголодной деревне достать немного, как он говорил, провианта. Только старшина Опанасенко мог под непрерывными разрывами бомб и снарядов  форсировать Днепр и покормить нас обедом. И таких героических дней у старшины было много. Недаром медаль «За отвагу» украсила его грудь еще в 1942 году.

Примерно через год после окончания войны нашу артиллерийскую бригаду вывели с территории Германии. Местом дислокации стал город Житомир, а точнее Богунунья, где до войны размещался военный городок. 

Вскоре мы выехали в лагеря. В лесу мы разбили палаточный городок. День клонился к вечеру, когда я услышал команду начальника караула:

– Сержант Белкин, срочно на центральную вахту!

Возле шлагбаума стоял старшина Опанасенко и вел разговор с какой-то женщиной.

– Ты что, сержант, потерял зрение?

И только тут я сообразил, что у шлагбаума стоит моя жена, с которой я познакомился в 1942 в госпитале города Анны, где она, семнадцатилетняя девчонка, работала медсестрой.

– Ну ты що стоишь, як той пень. Бери свою жинку и иди в лагерь. Зараз будем вечеряты.

– А вот где ее положить спать?

– Как где? – удивился старшина, – в моей палатке. Мы вместе со своим каптенармусом переночуем под открытым небом.

А вскоре началась очередная демобилизация, и нас, демобилизованных, как  родных провожал старшина. Мы обнимались с ним, как с любимым братом. У многих ребят, в том числе и у меня, на глазах появились слезы, мы понимали, что такого доброго, честного и заботливого человека мы больше не найдем…

Скоро исполнится 70 лет с начала Великой Отечественной войны. 70 лет назад старшина Опанасенко стал для нас, восемнадцатилетних курсантов, настоящим отцом. Он своим спокойствием в самые трудные дни войны вселял в нас уверенность, силу и смелость. Это благодаря его энергии и веселому нраву у нас всегда было хорошее настроение. Солдат без настроения, говорил старшина, уже не солдат. И мы верили своему старшине. Такие, как Опанасенко, не умирают. О них написаны песни, рассказы, сняты кинофильмы. В честь их всегда горит огонь Победы. И как же горько узнавать, что на родине старшины Опанасенко находятся люди, которые хотят опорочить нашу фронтовую молодость, нашу Великую Победу.

Статьи из рубрики «Культура»