22:00 | 19 июля, Пт

Махачкала

Weather Icon

Из греков, что ли?

Народные промыслы
A- A+

Про харбукцев рассказывают, что они – потомки греческих кузнецов, которые сопровождали войска Александра Македонского (делали, чинили оружие, подковы) и в какое-то время осели в этих краях. Так что это объясняет их умение ладить с железом, тягу к кузнечному ремеслу, к изготовлению холодного оружия. Они потомственные кузнецы, даже если лечат людей, учат, торгуют. Говорят, правильно держать кузнечный молот, делать самые простые вещички умеет каждый харбукец, даже девчонки.

Джавгар Магомедкадиева, например, мечтала стать врачом, а стала кузнецом.

– Все мои братья и сестры поступили, а я как самая старшая осталась дома.

Может, осталась не потому, что старшая, а потому что здесь у нее уже было дело, почти профессия. В пятнадцать лет Джавгар выковала свой первый булатный клинок. Восемь лет она шла к этому, с того самого дня, когда дедушка взял ее с собой в кузницу (вместе с другими детьми) раздувать мехи. Не только это, конечно, там были и другие дела для детей. А еще наблюдать, как разводится огонь, как плавится металл, тянется, накручивается, шипит в воде, плющится под молотком деда, отца. Джавгар не помнит, когда точно стала делать из алюминия, а потом из латуни украшения – за работой ведь незаметно время. В старших классах «попробовала» сталь, железо.

– Не знаю, как бы мы с мужем поднимали семью, у нас же трое детей, если бы я стала врачом. Вы же знаете, сколько они получают. Зависимые люди. У меня такая профессия, что без хлеба не останемся.

Это так. Джавгар – мастер высокого класса, ее изделия пользуются спросом не только у земляков (а они лучшие знатоки холодного оружия), за ее кинжалами, шашками, мечами специально приезжают из городов Центральной России. Заодно любопытство удовлетворить: женщина-кузнец? Делает холодное оружие? Делает замечательно?

– Несколько лет назад делала саблю для одного богатого сирийца, – вспоминает Джавгар. – Он вообще-то ехал в Кубачи. Понятно: золото, серебро, всемирно известные мастера ювелирных украшений… И кто-то сказал, что в соседнем Харбуке есть женщина-кузнец, что она делает то-то и то-то… Вот он точно не поверил, приехал, чтобы убедиться, что это правда… А закончилось тем, что заказал у меня саблю. Точно такая же история приключилась с американцем: ехал к другу в Кубачи, завернул как-то в Харбук увидеть женщину, которая делает холодное оружие, уехал с кинжалом…

Вот я понимаю этих людей. Я бы тоже не поверила… Ведь сразу что представляешь: огонь, жар, кругом железо и железки, клещи, щипцы и… страшный молот. Пусть даже килограммовый, двухкилограммовый. Им же не раз надо ударить по металлу, даже по гвоздю некоторые бьют три-четыре раза. А бить, бить, бить… В общем, женщина и молот трудно укладываются в стойкую картинку. Хотя я видела статую «Женщина с кувалдой». Она в Екатеринбурге стоит. Нормальная женщина с нормальными пропорциями и даже мило улыбается.

– Нет, дело не в какой-то особой силе. Не думаю, что у мощной женщины больше шансов стать мастером. В ковке необходимо правильно рассчитать направление и силу удара.

Слова Джавгар напомнили мне стоматолога – маленькую, хрупкую женщину Патимат Юзбекову. Пациенты восхищались ее умением удалять зубы: легко, безболезненно, я бы сказала – незаметно. Она тоже говорила, что дело не в инструменте или силе врача, дело в технике. Прямо по поговорке: «Не куёт железа молот, куёт кузнец».

– Вы сорок лет кузнечный мастер. Не было желания оставить это дело, заняться чем-нибудь более привычным для женских рук?

– По молодости эти мысли меня не часто посещали, но сегодня мне 55, и хотя в кузнице я уже не одна работаю, мне муж помогает, но все же устаю и нередко думаю, что пора бы оставить всё… Но не могу.

– Трое детей, муж, хозяйство, ремесло. Как удается все успевать?

– С годами свое расписание появилось. Самое главное для меня – вовремя выполнить заказ. Для всего остального уже выделены свои часы.

– А сколько времени уходит на одно изделие?

– По-разному бывает. В среднем, наверное, неделя, может, чуть больше. Если срочный заказ, бывает, и за несколько дней делаю. Сначала мы с мужем куем сталь в кузнице. Затем полученный клинок я шлифую в точильне. Этот процесс занимает где-то семь, а то и больше часов. Последняя стадия – ювелирная обработка. В последние десять лет я часто представляю село на разных фестивалях, форумах, ярмарках народных промыслов. Там нередко покупают мои кинжалы, сабли, ножи. Часто после них ко мне звонят новые клиенты, заказывают холодное оружие для себя, своих родных и друзей.

– Я знаю, что когда-то вы с мужем обучали сельских детей ремеслу в своей кузнице…

– Да, было такое. Смотрите, вот несколько работ моих учеников (показывает браслеты, рукояти кинжалов, кольца и другие изделия). Расул учил ковке, а я – основам художественной обработки металла. Кружок, правда, закрыли, говорили об оптимизации чего-то. Я не вникла… Но иногда к нам все-таки приходят дети. Мы, конечно же, помогаем, чем можем. А как иначе…

– А как насчет ваших детей? Они в деле?

– Они волей-неволей всему научились с детства. Сегодня двое наших сыновей занимаются кузнечным делом в Махачкале. Работают на заказ. Некоторые наши ученики тоже работают с ними. Харбукцы, что сказать…

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Народные промыслы»