Сетевое издание «Дагестанская правда»

06:00 | 15 августа, Пн

Махачкала

Weather Icon

Изысканная и вечная

21 марта – Всемирный день поэзии

A- A+

Великий итальянский художник и учёный Леонардо да Винчи о поэзии говорил как о «живописи, которую слышат…». Для ценителей искусства слово «поэзия» действительно звучит громко, с некими амбициями и даже величием. В мире современном возвышенность поэзии кажется рудиментом прошлого. Но стоит встретиться с поэтом, и начинаешь понимать, что есть всё же нечто вечное, изысканное и незыблемое.

Так и сейчас, беседуя с Магомедом Мусаевым, одним из ярких представителей дагестанской молодежи, членом Союза литераторов России, автором сборника стихов «Скупая круговерть», дважды стипендиатом Главы РД (2018–2019, 2019–2020), участником региональных и всероссийских литературных форумов, убеждаешься в этом вновь.

В Дагестане появляется новая волна прекрасных молодых поэтов, талантливых, интересных, их приятно слушать, с ними есть о чём поговорить. О своём творчестве, источнике вдохновения и первой сожженной книге Магомед Мусаев рассказал в преддверии Всемирного дня поэзии (ежегодно отмечается 21 марта. – Ред.).

Мелодичность и громогласность

Родился Магомед Мусаев 19 апреля 1998 года в Махачкале. После смерти матери с тётей переехал в с. Муцалаул Хасавюртовского района. Стихи пишет с 17 лет.

В 2015 году поступил в Нижегородский медицинский колледж. Но через три месяца бросил учёбу. Он тогда твёрдо решил для себя, что будет исцелять души людей искусством поэтического слова.

– Из Нижнего Новгорода я вернулся со сборником стихов Марии Петровых. Были и другие книги, увлёкшие меня в мир литературы, но Мария Петровых стала человеком, чья поэзия определила моё будущее, – отмечает Магомед. – Скептическое отношение членов семьи (в его роду творческих личностей не было) и подшучивание друзей время от времени рождали во мне нотки сомнения. Но тем не менее росло желание посвящать время не им, а любовной лирике. Стоило сесть за письменный стол и набросать эскиз будущего стихотворения, как процесс настолько увлекал меня, что я забывал обо всём на свете. Слагать слова в рифму – мало, результат должен удовлетворять, по крайней мере меня самого. А этого не случалось. Преодолеть ступор в значительной степени смотивировали сначала Есенин, позже Маяковский. Оба, казалось бы, противоположные, несовместимые, дружно уживались в моих стихах. Мелодичность одного и громогласность другого одинаково поражали мой ум, что впоследствии легко угадывали внимательные читатели и слушатели. Преодолеть робость помогла поэзия Маяковского, а покорить аудиторию – песенность Есенина. Но хочу сказать, при всей любви к Есенину, Маяковскому, Блоку, Брюсову, Бродскому, Лермонтову и Пастернаку, к подражательству не прибегаю, хотя и есть отсылки на них.

Читатель – первый критик

Мусаев читает классику. Лучшие образцы стихотворных произведений, по его мнению, созданы в XIX и первой половине XX века, поэтому тратить время на безвкусную литературу – значит, не уважать себя.

– Конечно, есть достойные поэты и среди наших современников. Из дагестанских выделю Фазира Муалима, Тимура Раджабова, Сулеймана Сулейманова, хотя стихи последнего вижу реже, чем хотелось бы, – признаётся Магомед. – С ними я познакомился на поэтических встречах. Спасибо Эдуарду Абдулхаликову, моему однокурснику – он пригласил меня на одну из встреч, и организаторам, давшим мне возможность впервые выступить перед публикой в аудитории исторического факультета ДГУ. Журналов, газет и издательств, готовых печатать стихи современных поэтов, в том числе и молодых, к сожалению, сейчас нет, почему и приходится брать продвижение творчества в свои руки. На помощь приходят социальные сети и порталы для литераторов. Я использую «Стихи.ру» как архив, «Поэмбук» как площадку соревнований и «Литру.­онлайн» как место общения пишущих ребят.

Между слепых несчастий и бед
В этой скупой круговерти
Равные веку пятнадцать лет
Вижу со дня её смерти.

Вижу: я, поднятый на осла,
К визгу готовый и вою.
Ныне ж могила вкруг обросла
Длинной зелёной травою.

Нет, я не сломлен! Я дал обет:
Буду счастливым. Но верьте:
Равные веку пятнадцать лет
Вижу со дня её смерти.

Но перед тем как предстать перед большой аудиторией, Магомед читает свои произведения супруге Назиле, филологу по образованию, – она первый читатель и первый критик.

– Через её анализ проходит каждое стихотворение, как мука сквозь сито. Чуткость, корректность и объективность Назили помогают мне совершенствоваться, – признаётся молодой поэт. – У стихов моих есть иерархия, и не всегда последние – лучшие. Девять из десяти стихотворений принадлежат любовной лирике – основной теме моей поэзии (к матери, женщине, природе, родине). Любовь и вдохновляет. Она помогает быть сильным и сентиментальным одновременно, вызывает раздумья о жизни.

Мусаев мог бы стать медицинским работником, управленцем или учителем русского языка (в 2016 году поступил в ДГУ (факультет управления), в 2020-м – на филфак ДГПУ). Но особое отношение к жизненным явлениям – ясное, мучительное, интуитивное, неосознанное – не позволило «дегустатору вузов» (как Магомед в шутку называет себя) заниматься «прозаическими» делами.

Он всё время совершенствуется, погоня за самообразованием привела его к сонетам.

– Изначально я не понимал, что читаемые стихи Петрарки – это сонеты, но мне они полюбились сразу. Их строгая (твёрдая) форма, богатство и разнообразие рифмы, уникальность изложения – всё выглядело вызовом, казалось испытанием на прочность юного поэта, готового экспериментировать и покорять новые вершины, – делится он. – Для меня 2022-й – это год самообразования и поиска новых впечатлений. Для самообразования – читаю и изучаю классическую поэзию, для новых впечатлений – рассчитываю побывать в отдалённых горных уголках республики.

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Культура»