Сетевое издание «Дагестанская правда»

21:00 | 03 декабря, Чт

Махачкала

Weather Icon

Язык ковров и его символы

Выставки
A- A+

Строгие орнаменты и благородные цвета дагестанских ковров не одно столетие покоряли ценителей искусства и просто тех, кто желал привнести уют в свое жилье.

В самых разных концах света встречаются упоминания о чудесных работах дагестанских ковровщиц. Еще Геродот Страбон, Плиний Старший писали о ковровых изделиях Кавказа и в частности Дагестана. Классик мировой литературы Эмиль Золя упоминает об «испещренных символическими знаками» дагестанских коврах в своем знаменитом романе «Дамское счастье». По сей день все, кто хоть раз видел рукотворные полотна дагестанских умелиц, остаются навсегда плененными этим поистине древним народным искусством. О том, какие традиции испокон веков сопровождали старинное ремесло, и о чем могут «говорить» ковры на своем особенном языке нашему изданию рассказала заместитель директора по научной работе и хранитель отдела ковров и тканей Дагестанского музея изобразительных искусств им. П. Гамзатовой Айшат Магомедова.

– Потребность населения в коврах и ковровых изделиях исторически была обусловлена такими факторами, как природно-климатические условия Дагестана и обилие местного сырья (шерсти и натуральных красителей). Развитию овцеводства благоприятствовали наличие хороших альпийских пастбищ, нехватка пахотной земли и отрегулированная система использования равнинных и горных пастбищ.

Самым ценным продуктом­ овцеводства являлась шерсть­ – важнейшее сырье, игравшее огромную роль в жизни местного населения. Благодаря тому, что потребность в шерсти полностью удовлетворялась за счет местных пород овец, успешно развивались и все промыслы, связанные с шитьем и ткачеством – узорное вязание, вышивка шелком и золотое шитье и прочее, — говорит специалист.

— Важным ведь было и то, что в Дагестане умели добывать природные красители, которыми красили нити для ковров.

— Да, совершенно верно. Специально подготовленную шерсть для изготовления ковров (к слову, использовалась шерсть осенней и весенней стрижки) окрашивали в разные цвета, которые получали из листьев, коры, корней и плодов различных растений. Так, красный цвет и его оттенки до малинового давала марена. Желтый добывали из луковой шелухи, зверобоя, ромашки, душицы, седого клевера, коры барбариса. Для получения зеленого цвета желтую пряжу окрашивали синим. Большой спектр оттенков от светло-желтого до темно-коричневого получали из кожицы грецкого ореха. Стоит отметить, что для приобретения красивых оттенков некоторых цветов учитывались календарные сроки сбора растений и способы их сушки.

— Помимо технологических действий, процесс создания ковров сопровождался и по сей день сопровождается рядом интересных традиций. Можете немного поведать о них?

– Создание ковра занимало много времени и требовало немало сил, поэтому сопровождалось какими-то определенными действиями, тщательной подготовкой. Так, к примеру, в день начала работы добрым знаком считался приход «легкого на подъем» шустрого гостя, известного своим умением и сноровкой. Это считалось хорошим знаком, который вселял надежду, что процесс пойдет быстро и будет хороший результат. Нежеланными гостями в такой день были ленивые и неумелые люди.

По сей день все, кто хоть раз видел рукотворные полотна дагестанских умелиц, остаются навсегда плененными этим поистине древним народным искусством

Очень важный момент: в процессе работы мастерица обращалась и к Всевышнему с просьбой о помощи. Часто процесс создания ковра сопровождался посиделками, на которых читали зикр, пели народные песни, рассказывали истории, делились новостями. Эти посиделки были интересны и тем, что в них участвовали почти все пришедшие. Каждый должен был поучаствовать в создании ковра, сделав хотя бы несколько стежков. Помощницам ковровщица доверяла ткать несложные элементы, сам же основной рисунок не доверялся никому. После завершения работ станок покрывали какой-либо тканью или разбирали и прятали до следующего раза, поскольку пустой станок в доме до сих пор считается плохой приметой.

— Вы упомянули об орнаментах. Считается, что дагестанский ковер строго декларирован и каждый орнамент «говорящий».

— Так и есть. Ковры выполняли самые разные функции. Младенцам покрывали люльки специальными ковровыми накидками, невестам ковры давали в приданое, использовались ковры и в погребальных обрядах. Ими покрывали глиняный пол, утепляли каменные стены жилищ и даже заменяли мебель в доме. После проникновения ислама в Дагестан появился такой вид ковров как намазлык — небольшой коврик для совершения молитвы. Помимо практических целей, ковер также привносил эстетику в монохромные жилища горцев. Многие орнаменты различных ковров, сотканных предками предков, предстоит еще расшифровывать, но даже и те данные, которыми располагают сегодня исследователи, дают возможность говорить, что в коврах наши предшественники передавали определенную информацию. Вот, к примеру, ковер «Дракон», находящийся в экспозиции нашего музея. Если изу­чить его орнамент, то становится ясно — это пересказ легенды об Аждахе (дракон в дагестанской мифологии). Этот рисунок и есть дракон. Красное поле вокруг него — пламя, синий медальон — захваченный им источник воды. Эти знаки символизируют животных, которые не могут пройти на водопой. Причем всё очень схематично, этот знак даже отдаленно не напоминает дракона. Тут сказывается влияние ислама, который запрещает изображение живых существ». Топанча — мужской ковер, в его аскетическом орнаменте — перекрещенные рукояти кинжалов. Такие ковры обычно дарили воинам. У некоторых дагестанских народов он считался священным, и по нему нельзя было ходить. С ним связано древнее суеверие: если соткать только один ковер и повесить в доме, то в этом доме умрет мужчина; но и двух недостаточно — быть несчастью. Чтобы избежать беды, всегда ткали три одинаковых ковра.

А вот ковер «Сафар». По преданию, так звали прекрасную девушку, которая любила пастуха. Во время сильного ливня он с ота­рой овец попал в селевой поток и погиб. В древнем орнаменте ковра «Сафар» специалисты читают схематическое изображение мужчины, овец, растений и много синего цвета — буйной воды.

Существовали отдельно и мужские ковры.

— Говоря проще, каждый орнамент – это своего рода послание?

— Безусловно! Именно поэтому элементы узоров в коврах не разрешалось менять.

— Сегодня рукотворные ковры вновь набирают популярность. Но, увы, производство не столь распространено, как это было еще лет 50-60 назад.

— К сожалению, мастериц, которые владеют древним ремеслом действительно не так много, как, впрочем, и центров, где ткут ковры. В советские годы центры ковроткачества были по всей республике, а ткать девочки начинали с ранних лет. Так, в Юждаге уже в 4 года девочек сажали за станок и учили делать самые простые вещи, а уже к 8 годам они умели самостоятельно работать практически наравне со своими мамами и бабушками. В наши дни кропотливый труд не привлекателен для молодежи, но говорить о том, что ремесло умирает, не стоит. Есть энтузиасты, которые работают, восстанавливают древние традиции, а значит будущее у старинного ремесла есть.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Выставки»