14:00 | 20 июня, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Как божье озарение судьбы

КультЛичность
A- A+

Когда-то великий Расул Гамзатов в беседе о роли прозы, поэзии в жизни человека напомнил о том, что в мировой литературе остаются имена не трибунов, а лириков, которых не так много, а уж женщин среди них вообще единицы.

Тема женского поэтического лидерства в мировой поэзии возникла и на юбилейной научной сессии, посвященной творчеству Шейит-Ханум Алишевой (на снимке) в контексте современной дагестанской поэзии. И те, кто оказался в числе участников научной сессии, а это поэты, писатели, критики, литературоведы, долго спорили, эмоционально рассуждая, где же та грань, отделяющая женскую поэзию от мужской. Сошлись в одном – только талант способен пробить себе дорогу в творчестве, поэзии, прозе, стать достоянием мировой литературы. И все это о народной поэтессе Дагестана Шейит-Ханум Алишевой…

Обращаясь к творчеству Ш.-Х. Алишевой, директор Института языка, литературы, искусства ДНЦ РАН Магомед Магомедов выделил особую поэтическую стилистику, интонационное богатство красок родного языка, созвучных страстной ноте поэта-лирика, поэта-гражданина, поэта-личности, чья философская карма притягивает к ней самого разного читателя, начиная от безу­сого юноши и заканчивая умудренным жизнью зрелым человеком, знающим ей цену, дорожащим каждым прожитым мигом жизни. Глубокая философская лирика поэта манит читателя накалом чувств, тревожной пульсирующей болью наполняя сердца, подвергающиеся испытанием любовью, испытанием высоких чувств, переживаемых избранными, ибо любовь – мало кому посильная ноша.

Шейит-Ханум Алишева – большой поэт большой литературы в своих стихах достигает вершин, обретая подлинность в выражении чувств человеческой души и сердца. Так кто же она, и чего в ней больше: того, что зовется мужской поэзией, или все же в поэте преобладает женское начало, и оно движет ее рукой, выводящей необыкновенные стихи, написанные не юбиляром, а растревоженной женской душой, живущей в ожидании счастья. Пытаясь найти ответ на вопрос, откуда такая ураганная сила поэтического таланта в человеке, живущим прозой жизни, трудной, суровой, ставшей для нее настоящим испытанием, понимаешь, что берется она, эта сила, от нерастраченных чувств, тех мощных импульсов, исходящих от земли, на которой она родилась, впитав от нее мудрость, вечную философскую истину – жить, как чувствовать и чувствовать, как жить…

Она всегда шла своим путем, ни на кого не оглядываясь, никому не подражая. Первым шагом в литературу для нее стало Буйнакское женское училище, вторым – Лит­институт им. Горького на курсе знаменитого Льва Ошанина. Ш. Алишева успела поработать на киностудии «Мосфильм» переводчиком. А еще воспитательницей в детском саду, библиотекарем в Союзе писателей Дагестана, редактором кумыкского выпуска журнала «Женщина Дагестана», журнала «Соколенок». Сегодня она секретарь правления Союза писателей РД, руководитель секции кумыкских писателей. Вот так, пробегая пристрастным взглядом ее биографию, можно вывести примерную формулу жизни: вопреки всему двигаться вперед, не ссылаясь ни на какие трудности.

Член Союза писателей СССР с 1982 года, член Союза журналистов России с 1992 года. Ее первые стихи вышли в свет в 1961 году в кумыкской республиканской газете «Ленинский путь», затем в кумыкском выпуске альманаха «Дружба», коллективных сборниках «Чираг», «Соцветие». А в 1975 году читатель познакомился с ее первой книгой стихов «Тепло ладони». Получив признание, ее книги, словно ласточки, разлетались по всей огромной стране.

Поэтические сборники «Песня в дороге», «Качели», «Я танцую», «Плачь, люби, вспоминай» находили своего читателя, очарованного их непохожестью, неизъяснимой прелестью, первозданностью чувств автора. Спустя время в Москве в издательстве «Современник» вышел новый сборник стихов «Звездное эхо» на русском языке. А уже позже стихи молодого дагестанского поэта были опубликованы в сборнике «Горянки» в переводе Н. Маркграф и О. Ермолаевой.

Помимо «взрослых» стихов поэтесса успела выпустить и детские книжки: «Домой на ослике», «Проснись и встань». А в 2004 году Алишева издала новую лирическую книгу на кумыкском языке «И мои сказания».

Художественный перевод, публицистика… Алишева не боялась браться за новое для нее дело, доводя его до совершенства, переводя на кумыкский язык классиков мировой, русской, дагестанской литературы, при этом оставаясь поэтом по состоянию души. Мастерски выражая себя в различных поэтических жанрах, находила себя в гражданской лирике, в глубоком осмыслении своего «я» в мире, превращая обыденность в высокое искусство поэзии, выводя напевный слог, уводящий читателя в небесную синеву, туда где царят любовь и гармония. Обретая известность, поэт оказалась востребованной не только в нашей стране. Ее стихи вошли во многие зарубежные антологии Голландии, Турции, Туркмении.

Не иначе как божьим озарением назвала особенность поэтического дара Алишевой искусствовед, зам. директора по науке Музея-заповедника этнографического комплекса «Дагестанский аул», заслуженный деятель культуры республики Татьяна Петенина. «Другое пространство», по-петенински, – особый взгляд требовательного исследователя, пытающегося докопаться до самой сути секрета Алишевой. Требовательный критик, по достоинству оценивающий зрительную, художественную силу творчества поэта, дает точную оценку ее пронзительной повествовательной риторике строф, находя в стихах некую этюдность, из которой рождаются новелла, рассказ, поэма или тема для живописного полотна или музыкальной пьесы, так считает Т. Петенина, острым взором подмечая мельчайшие штрихи, выражающие суть и время, а еще то, что поэт чувствует на самом донышке судьбы: «Так много – в малом. Так мало – в огромном. Фрагмент мироздания. Слепок судьбы. Как находит поэт слова, что так просто и ясно раскрывают нам великие смыслы? Как он соединяет эти слова, чтобы не вымученно, а легко, между прочим, как бы играючи, передать скрытую теплоту жизни, ценность простых вещей, на которых она зиждется».

Вот так, раскрывая внутренний мир поэта, рождаются новые ощущения, новые краски, которые в буквальном смысле занимают свое место в ее жизни, позволяя точно и емко выражать уже на холсте цветовое ощущение жизненного пространства. Психологический портрет Алишевой, уверена Т. Петенина, метафоричен по сути и абсолютно свободен от штампов. И поэтому она находит сравнения и эпитеты всегда свежие, всегда незаимствованные: голос любимого для нее, как колос, что волнуется, дрожит и золотится; детский сон тянется, как мед с ложки, а Каспий – огромный – зеленой улиткой жмется к берегу, словно к листку; картины художника – завернутые в холсты родные горы, деревья, поля, а крыльцо покинутого дома забыло «шагов прекрасное лицо».

Т. Петенина обращает внимание и на другой немаловажный факт: Алишева пишет на русском языке так же хорошо, как на родном. И в настоящее время готовится к изданию сборник ее стихов. А еще она готовит персональную художественную выставку, уже как график, повествующий языком линий и цвета. «Я знаю Алишеву давно и горжусь дружбой с ней. Яркая, незаурядная личность, человек неоднозначный. В ней сочетаются мудрость и наивность, доброта и непримиримость, смирение и яркий темперамент. И когда погружаешься в поэтический мир Алишевой, ее женские человеческие слабости отступают перед великой силой истинного таланта». Что ж, пожалуй, точнее не скажешь. И от этого интерес к поэту и человеку возрастает в попытке приблизиться к шкатулке с секретным замочком, открывается который не для каждого.

Взгляд на поэта со стороны – это еще одна возможность по-новому оценить поэтический слог, его метафоричность, образность. И давая оценку художественному своеобразию творчества Алишевой, доктор филологических наук ДНЦ РАН Малик Гусейнов по-своему выражает отношение к ее творчеству, отмечая, что ее поэзии присуща оригинальная поэтика. Прежде всего поэтические формы делают ее явно отличимой от множества современных кумыкских поэтов. «Вполне естественное желание поэта найти свой путь в мир поэзии способствовало ее обращению к оригинальным поэтическим формам, самобытной поэтике, которые и сделали Алишеву узнаваемой в ряду множества современных кумыкских авторов, в национальной поэзии вообще.

Ее неповторимость, отличительность выявляются и в обращении к национальным истокам, оформленном в применении лексической архаики, апелляции к традиционным нравственным ценностям, древним пластам народной поэзии. В этой связи актуальное значение приобретают гражданская лирика, ее посвящения малой родине, отчему краю, родному народу, что заслуживает быть темой отдельного разговора.

Поэзия Алишевой адресована серьезному, думающему читателю. Она заставляет задуматься о роли и предназначении женщины в мире, народе, его судьбе, родном крае. В ее поэтическом мире подкупает образ лирического героя, верного национальным этическим ценностям, воспитанного в лучших традициях родного народа. Ее поэзию можно назвать образцовой и в том плане, что в ней вырисовывается женщина в традиционном понимании – настоящая, в полном смысле этого слова, дагестанка, что сегодня само по себе уже немаловажно».

Желание любить и быть любимой – вот главная тема творчества Алишевой, убежден профессор ДГУ, доктор филологических наук Абдулкадыр Абдуллатипов. И делает это Алишева, достигая лучших образцов любовной лирики мировой поэзии. В этом твердо убежден и общественный деятель Салав Алиев, приравнивая талант поэта к выдающимся поэтам современности и века минувшего. Равноценность ее стихов можно определить, сравнивая с такими поэтами, как М. Цветаева, А. Ахматова, Б. Ахмадулина. И это не преувеличение, а осмысление ее невероятного таланта, данного ей Богом. В том, что Алишева входит в ряд лучших поэтов современности, убежден и председатель Союза писателей республики Магомед Ахмедов. «Шейит-Ханум Алишева из тех поэтов, кто от природы имеет поэтическое чувство, вкус к настоящей поэзии. И у нее есть отличительная черта – глубокая вера в слово, в его действенность, в то, что оно может принести пользу, исцелить, превратив в нечто большее, чем просто слово.

Поэт не замыкается на себе, а мыслит вселенскими масштабами, воспринимая человечество как единое целое. И даже самый неискушенный читатель в строках ее стихов угадывает ее необыкновенную силу духа, тождественность со всем миром в том, что переживает каждый человек на планете. В этом ее удивительная органика, цельность, поэтическое кредо».

Коллеги поэта по-особенному воспринимают пластичность, выпуклость, необыкновенную образность строф ее стихов, искренне восхищаясь талантом, скрытым от глаз непосвященного. Поэт творит, не пытаясь во весь голос заявить о себе, скорее рифмуя строки для себя и выражая свое отношение к окружающему миру, связывая свое мироощущение со всем человечеством. В ее поэзии, считает поэтесса, редактор журнала «Тангчолпан» Супиянат Мамаева, воплощены мирская боль, страдания всех и каждого, слышен голос самого поэта, которому близки страдания, переживаемые в каждом уголке планеты. Поэтом мира называет Ш.-Х. Алишеву Анварбек Култаев, поэт, секретарь секции Союза писателей республики. В этом он видит ее предназначение, отмечая как женскую пленительность, так и мужественную поступь поэта и человека, готового взять на себя всю мирскую тяжесть, боль, одолевающую людей.

К поэту по-разному можно относиться, главное – осознавать его роль и место в жизни, поэзии, звонкой и одновременно приглушенной, философской и простой человеческой, открытой и зашифрованной символикой звуков и интонаций. Она разная, и тем близка каждому. В этом ее предназначение. В этом ее суть. Так отзывается о поэте Лилия Джамалутдинова, заведующая Музеем истории театров Дагестана, искренне почитая талант, личное обаяние Алишевой. Поэт, личность, лирик, Шейит-Ханум Алишева давно уже не принадлежит только себе, она достояние не только своего, но и всего дагестанского народа, она гражданин мира, но не тот, кто перемещается по планете, позабыв свой очаг и саклю, родовые корни, адаты, а тот, кто несет миру свой маленький, но гордый народ, свою родину, свою историю, открывая читателю другую историю, другую землю, равной которой нет и не будет.

Многое в ее судьбе переплетается с судьбой ее народа, с которым она всегда честна, откровенна и которому готова отдать душу. Страстный патриот, она остается верной себе, не изменяя идеалам юности, идеалам того мира, который она создала. Это большое достоинство, когда, сохраняя в себе лучшие качества народа, поэт остается над прозой жизни, творя высоким слогом высокую поэзию, понятную каждому, будь то человек, проживший всю жизнь на земле, которую возделывает, выращивая на ней благодатный урожай, или тот, кто впервые для себя открывает поэтическую страну по имени Дагестан, где всякий или поэт, или стихотворец, или мастер-камнетес, мастер-ювелир, мастер-златокузнец. В этом соль земли народной, рождающей талантливых мастеров, поэтов, писателей, для кого свой мир – это планета Дагестан.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «КультЛичность»