Сетевое издание «Дагестанская правда»

01:00 | 05 декабря, Сб

Махачкала

Weather Icon

Левша из Арчо и его великие полководцы

Народные промыслы
A- A+

В руках мастера холодный металл, извиваясь причудливыми узорами, принимает форму, обрастает смыслом, заговаривает, замолкает, ждет... Судьба ювелирных изделий, как и сами изделия, разная. Они хранятся в музеях, переезжают за границу, пополняют дамскую коллекцию.

В копилке ювелира Арсена Асхабова сотни, тысячи изделий из драгоценных камней и серебра, но самые дорогие из них те, в которые он вложил свою душу. Именно ими можно по-настоящему удивить дагестанцев, избалованных мастерством исполнения. Постоянный поиск идей, бегущее время и бесконечные требования к самому себе – хорошим мастером быть нелегко.

«Патимат», «Унцукульская невеста», «Звезда»… – у каждого изделия есть название.

– Дал имя – значит вдохнул в него тепло. Оно даже выглядит иначе, – говорит мастер. И выполнены они в разных техниках. Например, «Унцукульская невеста» покрыта известными унцукульскими орнаментами, гравировкой и чернью. До него так никто не делал.

Это всё о браслетах, но не они стали поводом для встречи, а кинжалы из серии «Великие полководцы». Серебряный кинжал с бронзовым барельефом имама Шамиля, на другом – Александр Македонский. Мастер планирует создать серию с изображением известных полководцев. На очереди кинжал с барельефом адмирала Федора Ушакова.

– Осталось взять лист металла и отсечь лишнее. Процесс будет нелёгким, но очень интересным, да и сама личность Ушакова вдохновляет: ушел на покой, имея в графе 43 победы и 0 поражений, – говорит он.

Изготовить кинжал с барельефом имама Шамиля взялся, когда начали строить мемориально-исторический комплекс «Ахульго» (филиал Национального музея им. А. Тахо-Годи). Закончилось строительство, завершилась работа и над кинжалом из дамасской стали. Многие хотели купить его у мастера, были и такие предложения, от которых, как говорится, сложно отказаться. Арсен Асхабов решил сразу: «Подарю музею!». И подарил. Теперь единственный кинжал с изображением имама Шамиля хранится в музее, возведенном в память о Кавказской войне.

– Со временем бронза покроется легкой патиной, но от этого приобретет еще более благородный вид, – уверяет мастер.

А сама серия работ началась с Александра Македонского – великого полководца, который сумел за короткий срок подчинить себе большую часть Азии, дойдя до Индии и Пакистана. Он вошел в историю как завоеватель, не проигравший ни одной битвы. На эту работу у мастера ушло более десяти лет! Мало кто знает, что он творит левой рукой.

– Рисую всё правой рукой, а работаю левой. По природе я левша. Учительница в школе пыталась меня переучить, и методы у нее были жесткими – била ручкой по руке. В итоге писать и рисовать я стал правой, но изделия выполняю только левой рукой, – говорит Арсен Исмаилович.

Еще одна интересная серия – сувенирные кинжалы из мельхиора с изображением главных достопримечательностей страны – тоже пользуется спросом. Заниматься ювелирным делом Арсен Асхабов начал в 1991 г. Он первый ювелирный мастер в роду, подозревает, что творческие способности передались от дедушки, который был мастером на все руки.

– Его знали не только в нашем Арчо, но и в других селах и даже районах. Дед у меня был рукастый: за что бы не брался, всё у него получалось. Он ходил по селам и выполнял разные работы. А мама моя занималась вышивкой и украшала приданое невесте. Я закончил механический техникум, работал на заводе им. Гаджиева. Началась перестройка, и меня, как самого молодого, сократили в первую очередь. Будучи школьником, потом еще в армии, разрисовывал плакаты, оформлял стенды, – рассказывает он. – И как-то случайно в Узбек-городке, где находился гоцатлинский художественный комбинат, я решил зайти и посмотреть, что там происходит. А в тот момент народный художник России Магомед Джамалудинов объявил набор на платные курсы по изготовлению ювелирных изделий.

Мастер планирует создать серию с изображением известных полководцев. На очереди кинжал с барельефом адмирала Федора Ушакова. Осталось взять лист металла и отсечь лишнее

И пока другие осваивали азы, Арсен из Арчо продал свое первое изделие – это был браслет. Грубый, неотёсанный, но самый первый. Сейчас вспоминая о нем, он смеется.

Магомед Джамалудинов решил, что способности у парня есть и пропадать не должны. Обратился к своим кубачинским коллегам с просьбой взяться за обучение новичка. Но кубачинцы своих секретов никогда и никому не выдавали, и для Арсена исключение не сделали. Он пошел своим путем. Художественных школ и академий не оканчивал, учился медом проб и ошибок. Во многом помогал Магомед Джамалудинов. Он пригласил его к себе на работу гравировщиком. Время было сложное, комбинат вскоре закрыли, несмотря на то, что изделия пользовались хорошим спросом.

– В те времена даже не успевали изготавливать браслеты, кинжалы, кольца, цепи… Многие приезжали в гости в республику со всех концов страны и редко кто уезжал без серебряного украшения на память. Вывозили их и для продажи в саудовской Мекке во время совершения хаджа, – вспоминает Арсен.

– А сейчас как с продажами?

– Это самая больная тема. Творческая профессия редко кого кормит. Бывает такое, что всё свое время и деньги отдаешь какой-то идее, а пока над ней работаешь, теряешь заказы, с которыми и без того сложности. К сожалению, не все люди понимают, сколько труда и терпения вложено в каждое изделие, – рассказывает он. – Вроде ты и уступил до минимума, а всё равно требуют сбить цену. Нам, мастерам, это обиднее всего. Не потому, что денег надо больше, а потому, что не оценили по достоинству. Сегодня я сотрудничаю с производителем кизлярских ножей, который помогает мне в реализации изделий. И однажды он мне сказал: «Арсен, ты как кинорежиссер. Название фильма все знают, а создателя – единицы. Хотя твои работы продаются по всему миру». Раньше мне было неловко ставить свое авторство, а с годами, набравшись опыта, решился. И председатель Союза художников Дагестана Курбанали Магомедов дал добро. Помню, много лет назад он мне сделал дельное замечание. Взял в руки браслет и сказал: «Молодец, Арсен, браслет красивый, но изнанка его должна соответствовать лицу. Она должна быть без погрешностей».

Обеспокоен ювелир тем, что желающих перенять опыт нет. Заработок в этом деле непостоянный, и, возможно, скоро представителей его профессии станет в разы меньше. Но это не коснется лучших, ведь мастерство – это искусство, которое не спрячешь, не зароешь.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Народные промыслы»