Сетевое издание «Дагестанская правда»

17:55 | 14 августа, Вс

Махачкала

Weather Icon

«Медея»: история всеразрушающей любви

Театры
A- A+

Героиня известного древнегреческого мифа Медея – дочь царя Колхиды, колдунья, повелевающая невидимыми силами, неподвластными другим смертным. Влюбившись в предводителя аргонавтов Ясона, она помогла тому украсть у отца Золотое руно, убив родного брата… А что же было дальше? Об этом повествует в своей пьесе «Медея» известный французский драматург и сценарист ХХ столетия Жан Ануй, рассказывая историю жизни Язона и Медеи спустя 10 лет, когда герои, обуреваемые страстями, погрязшие во взаимных предательствах и изменах, оказываются у самой точки невозврата.

Знаменитое произведение, которое не одно десятилетие волнует режиссеров театра и кино всего мира, теперь ожило и на дагестанской сцене, а точнее – на сцене Ногайского музыкально-драматического театра. Известный своими яркими постановками («Ричард III», «Арт», «Тартюф»), режиссер Дмитрий Павлов, кропотливо поработав с материалом, создал спектакль, который, как отметили зрители в Махачкале, «заставляет о многом задуматься».

…Сцена нагромождена старыми автомобильными покрышками – символ конца совместной дороги жизни Язона и Медеи. Спустя 10 лет они понимают, что всё изменилось и ничего не будет как прежде. Язон выбирает «обыкновенную» жизнь. Он собирается оставить Медею – жену и мать двух его детей – и жениться на дочери царя Коринфа. Язон – из здешних мест, и сам царской крови, к тому же их необыкновенная любовь с Медеей давно закончилась.

Для Медеи вместе с уходом ее возлюбленного рушится мир. Свободолюбивая, страстная, непримиримая, она, несмотря на предательство, любит Язона на уровне инстинкта и ничего не может с этим  поделать. Не может она смириться с тем, что он ее любви предпочитает примитивный налаженный быт и покой. Сперва она просто не может поверить в то, что ее герой так низко пал и ради благополучия готов предать их любовь. Но когда понимает, что окончательно отвергнута и изгнана, решается на страшное. Адекватна ли ее месть? Убийством своих детей она сделала так, что Язон повержен. Однако последствия страшной мести уничтожают и ее.

Спектакль зрители смотрели на одном дыхании. Текст пьесы Ануя массивен и полон частых трагических монологов Медеи. Несмотря на это, каждая деталь в постановке волнует и держит зрительный зал в напряжении от начала до конца. Чего стоит одна сцена Язона и Медеи… Кульминация и спектакля, и отношений главных героев наполнена невероятным кипением страстей. Она показывает, как «вросшие» друг в друга герои одновременно любят и ненавидят.

Сложнейшая во всех отношениях пьеса стала для театра своего рода вызовом, испытанием творческих сил. О своей работе в Ногайском театре рассказал режиссер спектакля Дмитрий Павлов.

– Какие, на ваш взгляд, главные смыслы несет в себе пьеса и сам спектакль?

– Очевидно, что на один и тот же материал у каждого режиссера будет собственный выбор темы в пьесе, свой угол зрения. У меня действие разворачивается в совершенно бытовом пространстве, но на самом деле выходит за рамки обыденной жизни. И даже за рамки античной традиции. Мне здесь интересно именно это. Важен экзистенциальный вопрос – человек и его отношения с судьбой. Сами обстоятельства жизни привели к тому, что любовь Язона и Медеи больше невозможна. Только он этому подчиняется, а она – нет. Медея обретает власть над судьбой – да, таким изуверским образом, но тем не менее делая свой индивидуальный выбор. Она распоряжается всеми судьбами в этой истории, забирает их в вечность и умирает, но одновременно обретает бессмертие. Их разрушительная любовь с Язоном остается в веках. Медея возвращает себе родину, возвращает себя.

– Вы не первый раз ставите классику с национальной труппой. Каждый новый коллектив – новый опыт, впечатления. Что можете как режиссер сказать о творческой команде Ногайского театра? Какой она вам запомнилась и есть ли желание реализовывать с ней новые проекты ?

– С частью труппы Ногайского театра я уже был знаком до постановки «Медеи» – они учатся у меня на заочном актерском курсе в университете. Вообще труппа театра хорошо подготовлена и организована, правильно воспитана, с очень верным пониманием и ощущением театра. В этом, конечно, заслуга художественного руководителя и директора Байсолтана Джумакаева – представителя старой вахтанговской школы, стоящего у истоков образования Ногайского театра. Собственно, он и пригласил меня на постановку, и я с большим удовольствием принял предложение. Но, скажу честно, Ногайский театр меня волновал уже давно, с тех пор как я приехал в Дагестан и начал знакомиться с народностями и культурой, изучая по долгу службы национальные коллективы. Наверное, ногайцы привлекли меня своей уникальной самобытностью. Я рад, что у нас завязалась крепкая творческая дружба. Работа, конечно, продолжится. Во-первых, мы будем восстанавливать степную версию «Медеи». Постановка ведь идет не только на сцене, но и почти в античной этнической среде ногайских краев, в степи. У меня задумка поставить спектакль в песках под открытым небом появилась изначально. День мы репетировали спектакль в театре, а потом до самой темноты работали в степи. Это какой-то магический процесс – каждый день ловить настроения степи – от полного покоя и тишины до дождей и ветров. Такое чувство, что там время останавливается. Репетировали до самой темноты и порой при кострах. Степь, как машина времени, приближала нас к древнему мифу, к истории Медеи.

Так что мы все ждем сезона, чтобы вернуться к этой работе. По плану «Медея» в этом году заявлена и на два фестиваля – «Боспорские агоны» в Керчи и «Федерация» в Грозном. Кроме того, определена уже и следующая постановка, над которой мы с коллективом будем работать в этом театральном сезоне.

– Как вы считаете, актерам удалось в полной мере схватить суть образов своих героев и передать это зрителю? 

– Весь спектакль держится на главной героине. Не каждой актрисе под силу вытянуть такую роль, такой груз. Это сложнейшая драматургия, страшный, жестокий миф. Роль мрачная, полная безысходности, саморазрушения, требующая не только физической силы. Мадине Бийболатовой, исполняющей роль Медеи, предстояло непростое психологическое погружение в материал. Медея требовала от нее поисков новых отношений с миром, перехода на страшные территории жизни, явно не близкие каждой женщине. И Мадина самоотрешенно, выносливо и честно прошла этот путь. Конечно, нельзя не сказать об очень сильной объемной работе Гульназ Османовой, сыгравшей кормилицу Медеи. Да и в принципе все актерские работы получились, на мой взгляд, крепкими. Я думаю, все в этом спектакле сделали большой профессиональный шаг вперед.

Новая постановка для всего коллектива Ногайского театра, по словам художественного руководителя и директора Байсолтана Джумакаева, это своего рода начало нового творческого этапа, в котором коллектив будет чаще обращаться к драматургии такого уровня.

– Благодаря режиссуре Дмитрия Павлова нам удалось сделать так, что известный мифологический сюжет в пьесе французского классика Жана Ануя «ожил» на нашей сцене, и, самое главное, эта работа позволила раскрыть потенциал нашей труппы. Насколько спектакль будет востребован, покажет время, но отзывы хорошие. Ценно то, что люди, знакомые с историей и искусством древнего мира, с историей Медеи, по достоинству оценивают нашу новую работу. Думаю, что с этим спектаклем мы сможем смело участвовать в знаковых международных театральных фестивалях, – говорит Байсолтан Джумакаев.

 

 

«Медею» Ногайский театр несколько раз показал на родной сцене, а теперь привёз спектакль на гастроли в Махачкалу. Спектакль уже на слуху у театральной общественности.

– Я хочу сказать, что очень интересная постановка, неожиданное решение в плане оформления. Мне очень понравилась сценография.  Есть какие-то вопросы, над которыми я пока в раздумьях и пока в поисках ответов. Очень мне понравился Язон. Это выпускник нашего актерского отделения факультета культуры. А чего стоит актриса, исполнившая роль кормилицы Медеи? Здорово схвачен образ. Вообще все актеры играли достойно. Как итог мы видим постановку, которая заставляет думать и приходить к мысли, что в общем-то ничто не проходит бесследно. Если ты совершаешь предательства, измены – это все тебе же и вернется. В данном случае в очень жесткой форме, – поделилась своим мнением о премьере режиссер Театра поэзии Изумруд Алиева.

Главный режиссёр Русского театра Скандарбек Тулпаров также отмечает хороший уровень новой постановки, подчеркивая, что обращение к сложнейшей драматургии – это большая школа для актеров.

– Мне очень нравится, что у Ногайского театра хороший вкус. Они хорошую драматургию берут за основу своих постановок. На таком материале артисты растут, становясь настоящими профессионалами. Работа с новым режиссером Дмитрием Павловым – это тоже хорошая школа, новый опыт для творческой команды, и, как мы видим, этот опыт дал хорошие плоды. Мы увидели, как в этой работе раскрылись актеры. Я для себя сделал приятные открытия. Медея сыграна на достойном уровне, великолепно схвачен образ кормилицы. Это дорогого стоит. И главное мы видим – на сцене классика. Часто режиссеры начинают выпячивать свое я на первый план, берясь за классические вещи. Я против такой режиссуры. Я думаю, что Дмитрий Павлов в этом смысле не перебарщивает. Он знает грань. Где он и где автор. Он ищущий режиссер и нашел свою особую форму воплощения «Медеи» Ануя на сцене и получилось достойно, – говорит Тулпаров.

В своих работах Дмитрий Павлов часто помимо режиссуры берет на себя и художественное оформление постановок. В этот раз он также создавал сценографию к «Медее». Старые покрышки, нагромоздившие сцену, создают особую атмосферу и придают новые смыслы классической пьесе. По мнению художника-сценографа, живописца, графика и фотографа Магомеда Моллакаева (Маг Хазар), смелое решение художника еще больше усилило замысел и глубину данной постановки.

– Покрышки, черный фон, костюмы современности – это безвременная декорация, которая позволяет не соотносить происходящее на сцене с каким-то заданным отрезком времени. Ведь темы, проблемы, поднятые в «Медее», вечны с того момента, как существует человечество. Меняется жизнь, сменяются эпохи, а человек-то не меняется. Измены, предательство, любовь, ненависть – эти страсти актуальны всегда.  Покрышки в постановке – это символ той глобальной катастрофы, к которой движется человечество шаг за шагом, загоняя себя в тупик своего потребительского отношения к окружающему нас миру, – говорит художник.

Вот так по-разному дагестанские театралы видят новый спектакль Дмитрия Павлова. Но об одном можно говорить с уверенностью: равнодушным эта постановка не оставляет никого. Что ж, будем ждать возможности увидеть степную версию «Медеи», где сама природа – декорация и часть спектакля, погружающая зрителя в особый мир древних мифов.

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Театры»

  • Театры

    Кричать шёпотом 

    Не иметь возможности выразить эмоции, смеяться во весь голос, говорить громко, а уж тем более кричать… В...

    73

    7:32  29.07.22

  • Театры

    Архитектор сцены 

    Детали, прописанные до мельчайших подробностей, особое умение мастерски передавать идею, настроение, стиль и...

    27

    10:28  21.07.22

  • Театры

    Счастливые минуты беззаботного детства 

    В самом разгаре сезон летних каникул, свои двери для них распахнули оздоровительные лагеря нашей республики....

    15

    10:51  20.07.22

  • Театры

    И поэзия, и правда жизни 

    Спектакль, сотканный из рифм, пожелтевших страниц рукописей, одинокими птицами разлетевшихся по сцене, из...

    61

    12:42  19.07.22

  • Театры

    Итог поучителен 

    В рамках проведения месячника антинаркотической направленности и популяризации здорового образа жизни на...

    22

    9:35  21.06.22

  • Театры

    Волшебный мир театра 

    Впервые дагестанцам представлены эскизы декораций и костюмов знаменитых спектаклей, афиши, архивные...

    34

    11:12  07.06.22