Сетевое издание «Дагестанская правда»

20:00 | 23 января, Сб

Махачкала

Weather Icon

Набирающий высоту

A- A+

Книги стихов Расула Гамзатова не нуждаются в предисловии. Его давно узнали и полюбили самые широкие круги читателей. Горец, сын малочисленного аварского народа, он сумел раздвинуть в своей поэзии национальные, территориальные границы и стать известным далеко за пределами родного края.

А может быть, он потому и заслужил высокое право считаться одним из видных советских поэтов, что сохранил горское своеобразие, кровную связь с бытом и судьбой своего народа. Его поэтический путь подобен реке Каракойсу, сбегающей с заоблачных высокогорных вершин в Каспийское море, в котором воды её сливаются с водами Волги.

В стихах нашего современника Расула Гамзатова мы слышим голос самого Дагестана, многонациональной республики, где бережно хранятся лучшие древние предания и традиции.

В стихах Расула Гамзатова Дагестан как бы открывается нам изнутри. Мы видим мудрых и проницательных стариков, о которых поэт пишет:

Они в горах живут высоко,
С времен пророка ли, бог весть,
И выше всех вершин Востока
Считают собственную честь.
 

В горном ауле Ахвах мы словно своими глазами видим, как молодые парни по старинному местному обычаю кидают папахи в окна девушек, с которыми мечтают обручиться. Поэт приглашает в этот аул своего друга Мусу Магомедова:

Тряхнем-ка юностью в Ахвахе
И вновь, как там заведено,
Свои забросим мы папахи
К одной из девушек в окно.

В стихах, посвящённых родному краю (а это только часть его поэзии, лиричной и глубоко философской), Расул Гамзатов с любовью и мягким юмором вводит нас в быт простых людей, искусных и трудолюбивых мастеров.

Сын народного поэта Гамзата Цадаса, Расул провёл детство и юность в ауле Цада, где, если верить горцам, бывают самые яркие – огненные рассветы и закаты. Вероятно, отсюда и пошло название аула, которое в переводе на русский язык означает «В огне».

Поэт учился в современной советской школе, которая помещалась внутри старинной Хунзахской крепости, помнящей дни Шамиля.

На Кавказе говорят, что самой искусной и тонкой насечкой на оружии славится аул Кубачи, а самыми меткими пословицами – аул Цада.

От этих пословиц, от народных песен и легенд ведёт прямая тропа к поэзии Расула Гамзатова, образной, афористичной, полной жизни и сложных разнообразных чувств.
Поэт говорит:

И я сквозь утреннюю дымку
Мог разглядеть в туманной мгле,
Как смех и плач сидят в обнимку
На темной и крутой скале.

Этот простой, смелый и зримый образ как будто создан самим народом, в песнях которого слёзы и смех тоже живут рядом – в обнимку. Но истоки стихов Гамзатова – не только в народной поэзии горцев.

Помню, как при одной из наших встреч Расул рассказывал мне, что его вскормили две женщины: когда заболела мать, его кормила грудью горская крестьянка. В литературе у него тоже были две кормилицы: поэзия Востока и великая русская поэзия. А через русскую поэзию он узнал и лучших иностранных поэтов – таких, как Шекспир, Гете, Берне, Гейне.

Расул рано достиг душевной и творческой зрелости. Она далась ему нелегко – ценою больших, глубоких, подчас горьких переживаний. На войне он потерял двух старших братьев, а через несколько лет тяжело пережил смерть отца.
В эти годы поседела его молодая голова. Он как-то сразу почувствовал себя взрослым и мужественно осознал свою ответственность, своё назначение в жизни и в поэзии.

Вероятно, это и помогло ему так счастливо избежать судьбы молодых поэтов, довольствующихся лёгким успехом. Он вовремя понял, как «опасна мель большому кораблю».

 

 

 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Культура»