20:00 | 11 декабря, Вт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Нам предки дружбу завещали

A- A+

Тема, вынесенная в заголовок статьи, кажется легкой, но это только на первый взгляд. Это обширная тема, её трудно уместить в 3-4 страницы. Поэтому попытаемся вычленить главные моменты в этих отношениях. Это важно для молодежи, которая сплошь и рядом становится жертвой всевозможных интерпретаций истории.

Немножко из древней истории

Дагестанские народы и чеченцы относятся к одной, дагестано-нахской, группе северокавказской семьи языков. Как показывают данные сравнительной исторической лингвистики, дифференциация на собственно нахскую (предки чеченцев, ингушей и кистинцев) и дагестанскую языковые семьи произошла примерно в конце IV-III тыс. до н.э. Тем не менее еще во II-I тыс. до н.э. после распада общей для наших народов и развитой по тем временам Куро-Араксской культуры (в конце III тыс. до н.э.) вайнахские и дагестанские народы тесно друг с другом взаимодействовали. Это и торговля, и участие в политической жизни Передней Азии и Восточного Закавказья в рамках союза с родственными народами (алароидами) древнего государства Урарту. Собственно, нахские союзы и дагестанские государственные образования (в период IX-VII вв. до н.э.) находились в союзнических отношениях с мощным по тем временам государством Урарту, которое выполняло роль защитника и покровителя своих «меньших братьев». Известно, что крепость Дербент была заложена не 2 тыс. лет назад, а в конце VIII века до н.э. (!) именно царем Урарту для защиты государства и своих­ «родственников»-союзников от набегов северных кочевников-киммерийцев (см. А.Кудрявцев, Древний Дербент. – М., Изд. «Наука», 1982).

Вот эту общность кавказской (в данном случае восточно-кавказской) культуры и обычаев в быту и на войне, в социальных отношениях и в политике предки нахов и дагестанских народов пронесли сквозь многие века вплоть до настоящего времени. Это проявляется и в традиционной одежде, и в песенной культуре и танцах, и в обычаях и т.д. Этот общий – социально-культурный и ментальный – фундамент складывался не только и не столько в нынешних географических ареалах расселения наших народов, сколько на обширной территории (восточных Анатолии и Закавказья, а также Западного Ирана) вокруг хурритского царства Митании (во II тыс. до н.э.) и Урарту (в I тыс. до н.э.).

«Виды» России на Восточный Кавказ и дагестанско-чеченские отношения (XVIII-XIX вв.)

Новый этап в дагестанско-чеченских отношениях можно отсчитывать со времени начала распространения ислама в Чечне. Примерно в XVII веке в сел. Чечен-аул, расположенном в Большой (равнинной) Чечне, дагестанские (аварские и кумыкские) алимы стали распространять ислам среди местных жителей. Выбор этого села объяснялся его удобным положением, где сходились интересы жителей многих окрестных чеченских обществ. Собственно, этноним «чеченцы» берет начало именно с названия этого села. Таким образом, к экономическим и человеческим связям добавился и религиозный фактор. Это еще больше укрепило связи между чеченцами и дагестанцами. Постепенно в Чечне появились достойные ученики дагестанских алимов – свои имамы и алимы, а впоследствии и тарикатские шейхи.

Экономические отношения между нашими народами в те времена были весьма бойкими: Дагестан поставлял многочисленные товары ремесленного производства, а Чечня была одной из житниц для многих малоземельных союзов джамаатов Страны гор.

Новый толчок единству наших народов придали завоевательные походы Российской империи на Кавказе, объясняемые как геополитическими (и геоэкономическими) интересами, так и соображениями «конфессионального единства» с Грузией. Феномен первого вождя горцев Восточного Кавказа в лице чеченского шейха Мансура (Ушурма) был спровоцирован именно военной экспансией Империи в конце XVIII века. Безусловно, нельзя представить отношения чеченцев и дагестанцев с новыми (царскими) властями как цепь бесконечных конфликтов и сражений. Как правило, велась оживленная торговля, укреплялись и человеческие, и экономические отношения. Но горцы Кавказа, привыкшие на протяжении многих веков к вольной жизни, не могли признать имперскую власть, относившуюся к ним как к обычным подданным. Восстания были неизбежны. Поэтому под флагом шейха Мансура воевали не только чеченцы и часть адыгов, но и часть горцев Дагестана, в основном из аварских и андоязычных союзов джамаатов, примыкающих к территории Чечни. Восстание потерпело поражение в июне 1791 г.

После некоторого перерыва в период генерала Ермолова (1816-1826 годы) возобновились совместные выступления горцев Чечни и Дагестана против политики царизма. Мощный импульс этому единству придали первый (1828 г.) и третий (1834 г.) имамы Дагестана и Чечни: Гази-Магомед и Шамиль, которые старались объединить чеченцев и дагестанцев в рамках единого государства – имамата. Именно с этого периода берет начало новое качество в отношениях между дагестанцами и чеченцами. Тысячи дагестанских ополченцев и мухаджиров (переселенцев) осели в Чечне (в 1840-1850 гг.) и пустили там «корни». Они ассимилировались в чеченской среде, поскольку главным признаком, определяющим самосознание (идентичность) горца, тогда был не этноязыковый, а религиозный признак. До сих пор в Чечне помнят происхождение тех или иных тейпов, которые берут свое начало от дагестанского «родоначальника». Такое этноязыковое переплетение дополняло отношения между народами новым, доселе незнакомым свойством, взаимно обогащая их.

Дагестанцы и чеченцы в период с 1859 г. и до Горской Республики 1919 г.

После поражения горского движения на Восточном Кавказе дагестанские народы и чеченцы были разделены между двумя административными единицами: Дагестаном и Терской областью, в которую входили обширные территории, включая Большую и Малую Чечню. С завершением Кавказской войны мы можем наблюдать постепенную, хотя и не всегда бесконфликтную интеграцию дагестанцев и чеченцев в жизнь огромной страны. Связи между нашими народами в тот период не прекращались, ибо административная граница была условной и не могла влиять на человеческие и экономические связи. Особенно это проявилось к концу XIX в., когда наблюдалась интенсивная миграция чеченцев из Терской области в Хасавюртовский округ.

В 1917 г., после Февральской революции, снова проявилась тяга народов Дагестана, Чечни да и в целом всего Северного Кавказа к объединению. В мае 1917 г. на первом съезде был учрежден Центральный комитет Союза объединенных горцев Кавказа, который провозгласил курс на создание Горской (Северо-Кавказской) Республики в составе демократической Российской Федерации. Начавшаяся в России смута после большевистского переворота (в октябре 1917 г.) подвигла «отцов» Горской Республики (ГР) провозгласить независимость в мае 1918 года. В парламенте и правительстве ГР состояли и дагестанцы, и чеченцы, и представители других народов Северного Кавказа. Это была попытка лидеров того периода спасти наши народы от эксцессов смуты, от конфликтов и беспорядков, неизбежных в условиях развала Российской империи. После отставки правительства Горской Республики (в мае 1919 г.) шейх Узун-хаджи Салтинский (из Дагестана) снова предпринимает попытку объединения горцев Дагестана и Чечни и вместе со своими сподвижниками создает Северо-Кавказский эмират с центром в Ведено для борьбы с Деникиным и большевиками. Эмират просуществовал недолго – до 1920 г.

Дагестанско-чеченские отношения с 1920 г. по настоящее время

С созданием Союза ССР и учреждением национальных автономий в составе РСФСР начинается новый период в отношениях между нашими народами. Чечня сначала (с 17 ноября 1920 г.) входила в состав Горской Автономной Советской Социалистической Республики, на базе которой с 1924 года были созданы национальные автономные области, в том числе и Чеченская автономная область. А с 1936 г. за счет объединения с Ингушской областью была создана уже ЧИАССР.

С 1920-х г. политика советских властей была направлена, с одной стороны, на всеобщее образование на базе русского языка, на коллективизацию и индустриализацию регионов; с другой – велась планомерная борьба со «старой» – духовной и светской – элитой наших народов, объявляемых классово чуждыми элементами, подлежащими истреблению и/или интернированию. Все это трагически отразилось на последующих поколениях. Вместе с тем культурно-образовательная политика советских властей сформировала новую интеллигенцию и образованную молодежь с новыми ценностями и установками, в которых превалирующую роль играла, наряду с социалистическими ориентациями, и этнонациональная идентичность.

Все знают, через какие испытания был вынужден пройти чеченский народ, депортированный в Казахстан и Киргизию (в феврале 1944 г.) по обвинению в «коллаборационизме». Но мало кто из дагестанцев знает, что и наши народы тоже были включены в список для депортации, но руководство ДАССР (в лице Абдурахмана Даниялова) сумело убедить Москву не делать этого. В итоге Дагестан оставили в покое, но на фронта Великой Отечественной войны была объявлена более масштабная (где добровольная, где принудительная) мобилизация дагестанцев. В целом дагестанские народы понесли (в относительных значениях) сравнимые со всей РСФСР потери. В демографическом отношении эти потери были достаточно чувствительными, когда с фронтов не вернулись около 50% призванных и добровольно ушедших (несколько десятков тыс. чел.).

В 1957 г. после возвращения на родину чеченцев и чеченцев-аккинцев им было запрещено селиться в бывшем Ауховском районе. Им предложили поселиться в селах Хасавюртовского и Бабаюртовского районов.

В апреле 1991 г. Верховным советом РСФСР был принят Закон «О реабилитации репрессированных народов». Во исполнение этого закона в Дагестане Съездом народных депутатов в июне 1991 г. было принято постановление о восстановлении Ауховского района. В силу разных обстоятельств оно выполняется очень медленно.

Вместо заключения

Национальная политика Центра в бытность Союза ССР при всех положительных ее моментах внесла немало раздора на Северном Кавказе, объединяя (а потом разъединяя) народы в рамках тех или иных национальных автономий, репрессируя одних, депортируя других. Эта и другие причины историко-психологического свойства подвигли часть чеченских лидеров и народа на сепаратизм (в августе 1991 г.), что и привело к трагедии Первой чеченской кампании (декабрь 1996 г.). Именно в этот период более сотни тыс. вынужденно перемещенных чеченцев нашли приют в Дагестане. Братское наше отношение к ним в трудные моменты истории помнят чеченцы и сегодня.

В последнее время участились провокационные вбросы относительно нового «прочтения» границ между Дагестаном и Чечней или создания неких новых субъектов РФ на Северном Кавказе за счет объединения нескольких республик. Это возможно только в условиях пренебрежения принципами демократии. Когда подобные идеи звучат из уст одиозных федеральных политиков, мы должны 10 раз взвесить, прежде чем идти на поводу у них.

Через многие века и тысячелетия пронесли дагестанские и чеченский народы чувство родства и близости. Соседей не выбирают, и иной сосед может быть даже ближе, чем близкий родственник. Сам Бог нам велел хранить как зеницу ока эти родственные чувства, куначеские отношения и уважение друг к другу и впредь. Это все, что мы можем передать в наследство нашей молодежи.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Культура»