10:00 | 25 июня, Вт

Махачкала

Weather Icon

От чистого истока

A- A+

Её родной дом в Чохе всегда был наполнен песней. Мама все свои дела, часы отдыха сопровождала песней – народной аварской. Других не знала. А уж как выводила старинную песню бабушка, заслушаешься. Известно, что среда формирует вкусы человека. А так как Патит, так зовут мою героиню, о которой вам расскажу, росла в песенной атмосфере, то по окончании школы поступила в Махачкалинское музыкальное училище, а после – в Астраханскую консерваторию на музыковедческое отделение к ведущему авторитетному профессору, известному фольклористу Маргарите Хрущевой.

Почему молодая современная девушка решила заняться народным песенным искусством? Ответ простой: с молоком матери впитала ещё в младенчестве эту притягательную загадочность народ­ных мелодий, то распевных, то с рубленым, отрывистым или танцевальным ритмом. Да и богатством она владела немалым – еще в годы учёбы в училище в середине девяностых годов прошлого века в фольклорной экспедиции в Кубачи собрала многие десятки старинных песен, спетых 70-летними бабушками.

Как выяснилось позже, Патит больше всего доверяет исполнительницам именно этого возраста. «70-летние еще хорошо помнят старинные тексты и мелодии именно такими, какими их пели предки, без отсебятины, да и голоса их звучат чётко, ясно, ничего не перевирая», – пояснила собирательница музыкальной древности народов горного Дагестана.

Со своим консерваторским педагогом Маргаритой Геннадиевной молодая студентка была на одной волне, обе фанатели от обрядовых сказаний, любовной лирики, сдержанной и нежной, чем так полны национальные песни прошлого. В первую экспедицию в годы учёбы в консерватории Патит пригласила летом своего педагога в Чох. Услышав аварские песни, которым 100 лет и более, профессор, знаток фольклора, влюбилась в Дагестан и его людей, их обычаи, быт и, словно настоящая аварка, спала на плоской крыше под звёздным небом.

Экспедиция в песенный Дагестан была успешной, и, к удовольствию профессора и студентки, они собрали богатый материал не только в Чохе, но и в с. Бацада. В новый учебный год они, к удивлению коллег и студентов, вступили с невероятно богатым багажом для исследований – 50 древними песнями аварского фольклора. И тему своей дипломной работы она выбрала такую, что роднее всего, – аварский музыкальный фольклор с демонстрацией аудиоматериала и редким видеорядом, где три столетние сельчанки, носители аутентичного фольклора, вживую поют древнюю балладу на историческую тему о битве с врагом, полную патриотизма и любви к родной земле.

Осталась верна теме фольклора П. Шахназарова и по окончании учебы в консерватории. Она расшифровала и переложила на ноты большое число старинных, лирических, патриотических, обрядовых, аутентичных песен. Скомпоновала их в сборник в 100 листов и издала с приложением, танцами, видеосопровождением. Это издание – весьма ценный, богатый фактическим материалом труд. Насколько это трудоёмко, поняла из беседы с Патит Шахназаровой, педагогом кафедры истории и теории музыки института культуры Даггос­педуниверситета.

– Не каждый музыковед может расшифровать аутентичный материал, для этого необходимы специальные знания, – поясняет Патит Тайгибовна. – Он не поддается академическому разбору. Расшифровка – это особая исследовательская лаборатория, как под лупой рассматривается каждая строка текста, музыкальная фраза, где встречается слово­обрыв, когда стих заканчивается полусловом, а следующий начинается этим же полным словом; попилогия, «сбросы» – конец строки служит началом следующей; кантаминация – из разных песен слагается новая; незакрепленность текста – на одну мелодию поют разные тексты внутри одного жанра, например лирики. Обрядовые песни закрепляются за одной мелодией.

– Убедили, Патит Тайгибовна. Действительно, это трудоёмко.

П.Шахназарова сейчас руководит Центром изучения музыкального фольклора, который создан по задумке Патимат Гамзатовой, ведущего научного сотрудника Российской академии художеств. Организовала Центр музыковед Зарема Ажуевна Бутаева, руководство которым передала Патит.

– Каков штат Центра?

– Нас трое музыковедов. Мои помощницы Абидат и Муслимат, обе Рамазановы. Мы собрали множество артефактов в экспедициях в Шамильский, Хунзахский, Унцукульский, Дахадаевский, Кайтагский, Акушинский районы республики. Урожай был значительный по объему.

– Сколько песен в день вы можете записать?

– В селении Бацада Гунибского района в исполнении Марьям Ахмаевой, которой более 70 лет, мы, например, за день записали 12 старинных песен. Это свое­образный рекорд.

– Люди охотно откликаются на вашу просьбу показать, как пели песни предки?

– По-разному бывает. Некоторые даже просят, чтобы мы их послушали. Раньше такое было часто. Сейчас реже. Случается, что приходится подолгу просить, объяснять важность нашей работы. Одни, наконец, соглашаются, другие не идут ни на какие уговоры. Это влияние сельских исламистов, утверждающих, что петь – это харам. Такая ситуация мешает нашей работе. Но мы продолжаем ездить в экспедиции по сёлам.

– Чтобы записать качественно песню, необходима хорошая аппаратура. Она у вас есть?

– Это большая проблема. Нужны техника, средства на поездки в горы и др. Средств не хватает. Помог грант Правительства РД, благодаря чему приобрели компьютер, выпустили сборник аварского аутентичного фольклора, работаем над расшифровкой собранного в экспедициях материала с включением не только песен лирического, историко-патриотического жанра, но и балладного. Например, причитания плакальщиц над умершим родственником в селении Карацан Кайтагского района. Есть объемные причитания, переплетенные молитвами, звучанием на 15 минут и больше. Это весьма ценный материал, который, несомненно, войдет в новый сборник с комментариями, диском записей исполнительниц музыкального фольклора, обрядов, традиций. Сборники будут скомпонованы по собранному материалу разных народов республики.

– У нас уже есть сборники Ширвани Чалаева «100 песен лакского народа», столько же песен кумыков и другие.

– Нет-нет, это совсем другое. Ширвани Рамазанович составил сборники из национальных песен некоторых народов, собранных в сёлах, со своей обработкой. Мы же издадим песни аутентичные, так как их исполняли в далекую старину, без каких-либо правок, дополнений.

– Как вы узнаете, старинный песенный материал это или нет?

– Изучение их на основе приобретенных знаний в училище, консерватории, опыта. По звучанию, применявшемуся в далекие времена, музыкальному ритму и многому другому, не стану утруждать перечислением, можно услышать, перепетые ли песни мам, бабушек или аутентичные. Даже можно определить время их истока – середина или конец XIX века, а может быть, начало ХХ века.

– На что нацелена работа Центра изучения музыкального фольклора Дагестана?

– Дерево держится корнями, а народ – своими традициями. Сохранить их чистоту для других поколений, чтобы современники знали свои истоки, могли отличить на слух свое от чужого. Мы накапливаем материал, чтобы можно было его включать в репертуар ансамблей, хоров, оркестров. Пропагандировать свою национальную культуру в быстроменяющемся мире под влиянием Интернета. Мы против внедрения в нашу жизнь массовой культуры. Сейчас с приобретением компьютера на грантовые средства создадим новый сайт, чтобы как можно больше народу знало родное искусство. Наш центр мы перенесли в институт культуры ДГПУ, ближе к молодому поколению студентов. В их учебной программе есть курс фольклора – 36 часов за семестр, но и мы рядом со своей информацией для интересующихся фольклорной культурой прошлого.

А в мае мы планируем поехать для сбора материала в Цунтинский район, пополним свои закрома культуры. В планах организация семинаров (опыт у нас уже есть) на базе филологического факультета Даггосуниверситета, Центра этнической культуры, Национального музея с участием живых исполнителей музыкальной этники, планируем ввести цикл передач на телевидении «Живая традиция». Так что Центру изучения музыкального фольклора в Дагестане быть!

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи из рубрики «Культура»