22:31 | 17 ноября, Пт

Махачкала

17.11.2017
1EUR70.7040Руб-0.4681
1USD59.9898Руб-0.2592

Подарок родному селу

A- A+

«… Я не филолог и не педагог, а юрист, - говорит автор Магомед Меджидов, - и написать эту книгу подтолкнула меня в первую очередь любовь к селу и его жителям, моим односельчанам». И любовь эта чувствуется на каждой странице книги «Арши и аршинцы в потоке истории».

Нельзя не согласиться с утверждением И. Омарова в книге «Аул Куппа», что «одной из актуальных задач исторической науки Дагестана является написание истории аулов, которая дала бы возможность воссоздания целостной картины истории края».

В ряду подобных изданий «Арши и аршинцы» занимают видное место как удача автора, отличающегося редким терпением, трудолюбием и добросовестностью. На мой взгляд, отставной подполковник милиции М.Меджидов написал не книгу о селении Арши, а создал небольшую энциклопедию даргинцев – столько разнообразной полезной информации содержится в ней! Во всяком случае, заявленный автором жанр – историко-социальный и этнографический очерк – не полностью отражает его истинное значение и назначение. 

Методом случайных цифр выбираю страницы. Получаю: «Кустарное ремесло», потом следуют «Участники афганских событий», «Долгожитель Убайгинат Нажмудинова», «Колхозники колхоза имени Чапаева», «Состояние волейбола в селе», «Приезд М.И. Калинина в с. Куппа», «Национально-освободительная война горцев». Огромный массив разнообразной информации, посвященной селению Арши и его людям, делающей неразрывной связь истории и жизни небольшого дагестанского села и огромной страны. 

Интересно, кто финансировал издание полезной книги? Джамаат села, состоятельный земляк или сам автор? В любом случае можно говорить о том, что деньги потрачены не зря. Разве может оставить равнодушным хотя бы описание свадьбы, праздника первой борозды, уразы-байрам? В книге названы все выпускники Аршинской средней школы, начиная с 1958 года.  

«Момент истины приближается ближе к полуночи, – читаем в книге, – когда, только взяв с собой мешок муки, 2-4 туши баранов, сушеного мяса, а также сахара, масла, макарон и других продуктов, односельчане двигались к дому невесты для выкупа ее. Эта процедура считалась и самой опасной за весь период сватовства, так как здесь, при торгах, могло случиться самое неожиданное и непредсказуемое, вплоть до срыва свадьбы.» 

А сколько драматизма в описании репрессий 1937 года! На групповом снимке приговоренных к высылке насчитываются десятки человек. Они стоят вплотную друг к другу, и места все равно не хватает, но масштаб репрессий ощутим и холодит душу. И таких попаданий в книге «Арши и аршинцы» много. Редкая для справочного издания эмоциональность. 

Были в биографии села и мрачные страницы. Приведенные в книге М.Меджидова данные, касающиеся репрессий 30-х годов, не могут оставить равнодушным никого. В секретных донесениях тех лет их размах озвучивался так: «… Арестовывалось уже столько, что некуда стало сажать их. Пришлось менять первоначальное условие: за 2-месячный срок снизить число заключенных с 800 тысяч до 400 тысяч. Под видом, что соблюдают законы и делают порядок, за малейшее подозрение и пустяковые донесения производились обыски в домах людей, отбирали все, что принадлежало им и их семьям, задерживали и надолго сажали в тюрьмы, выселяли их за пределы своих очагов, нередко расстреливали.  В основном от такого произвола страдали самые умные, мужественные, способные и состоятельные и ученые-арабисты. С сожалением рассказывают, что нередко поступали так из-за личных неприязненных отношений, сводили старые счеты.» В книге о сел. Арши приводится список нескольких ссыльных, фотографии их ­потомков.

Было бы неплохо, если бы каждый патриот знал историю своего родного села, начиная со смысла названия его и кончая последними событиями в селе, а также и в Дагестане. Но и в силу ограниченности времени и источников информации мы не в состоянии описать всю историю своего края. То есть у нас, сегодняшних, сохраняется долг перед предками. 

Книгу Магомеда Меджидова, посвященную его родному селу, хорошо бы переиздать. Тем более, что это дает возможность исправить некоторые неточности или ошибки, заметные при внимательном и заинтересованном чтении книги. 

Статьи из рубрики «Культура»