21:47 | 20 ноября, Пн

Махачкала

20.11.2017
1EUR70.3604Руб0.0000
1USD59.6325Руб0.0000

Пока вращается гончарный круг

A- A+

о балхарской керамике «Дагестанская правда» пишет часто. Тревожится за старинное ремесло, дабы не осталось оно только на страницах истории. Повод для беспокойства есть – сегодня во всем ауле едва ли наберется десяток мастериц.

Похвальное слово кизяку 

Давным-давно это был завод. Весьма успешный. С него и начинается знакомство со старинным аулом. Громко и возбужденно вспоминают мои собеседники о временах, когда гончарный круг крутился в руках каждой балхарки. Легенду о праотце ремесла Калкуччи расскажет даже самый маленький горец. Останови любого, и он тут же выдаст, что это был очень бедный человек. Как-то он сидел на берегу озера. Грустно было ему. Взялся разминать кусок глины, получился кувшин. 

О сегодняшних реалиях села говорят не легенды, а ржавеющие на поле трубы. Еще пять лет назад балхарцам обещали, что по ним в каждый дом придет газ. Ещё не пришел. Может, потому в переулках встречаются обиженные сакли: полуразрушенные, с гуляющим в них ветром, в трещинах, с обвалившейся крышей… 

А про кизяк впору слагать поэму. Это самое важное топливо. Заготовка кизяка – тот еще труд. И до того, как попадет в печь, он проходит несколько этапов. Один из них наблюдаю на стенах хлева: ровными блинными кругами сушатся на стене коровьи лепешки. Рядом поднимается «гора» из прожаренного на солнце продукта. Еще одна бережно накрыта полиэтиленовой пленкой. На одной из старых каменных стен у калитки высечен рисунок. Странный орнамент, по словам бабушки Зулейхи, – оберег от сглаза. Мол, взглянет человек на него, и все недобрые мысли заплутают в лабиринте. 

–  Детей наших, знаешь, как легко сглазить. Предки мои нанесли этот узор. Верили они, что спасет от  ОьруцIала, злого духа, который насылает болезни. Моя прабабушка по отцу, тоже Зулейхат, говорила, что ОьруцIала приходит, когда темнеет. И может даже в облике старухи явиться. Думаешь, бабка пришла, кормишь ее, поишь, а оказывается – ведьма. Как уйдет, дети начинали болеть. Правда – неправда, не знаю, но запах чеснока, распространяю по дому, если кто-то заболеет. Хорошо помогает, – рассказывает женщина. 

IMG_0360.JPG

Тайный смысл закорючек 

В лакском ауле во всем приходится отыскивать потусторонний смысл. И очень зря вы думаете, что узоры на глиняных изделиях ничего не значат. 

– Очень даже значат. Главное, – правильно его нанести. В орнаментах балхарской керамики встречаются совсем давние элементы. Смотри, эти спирали, кружочки, ромбы – символы плодородия, древа жизни. С таким кувшином в доме всегда будет что поесть, и род не кончится. Жаль, что многие элементы утратили суть и мало кто в них вообще верит, – говорит Патимат Ярахмедова. – Мастерицы, воспитанные на традиционных образцах, стараются переносить орнамент, доставшийся им в наследство из глубин веков. 

Во дворе гончарной артели две самодельные печи для обжига: большая и поменьше. В просторной мастерской пахнет глиной и ожиданием чего-то свеже­испеченного. 

Не буду рассказывать длинную историю, почему глиняным ремеслом занимаются исключительно женщины. Об этом знают все, кто что-либо слышал о балхарской керамике. Только знайте, что мужчины раньше тоже без дела не сидели: закидывали всю эту невидаль на арбу и шли торговать ею в разные аулы. 

Это вам не лед 

в кипяток кинуть

Главное орудие производства – гончарный круг. В комнате их пять, а вертятся три. За одним Патимат Ярахмедова, за вторым –Зарема Ибрагимова, за третьим – я. 

Женщины меня учили погрузиться всеми мыслями в этот маслянистый кусок глины. Представляю будущий кувшин и как добывался этот самый кусок. Это вам не лед в кипяток кинуть. До месторождения надо ходить в Кунариял. Это пару километров туда и пару обратно. Копать до 1,5 метра в глубину – та, что на поверхности лежит, совершенно бесполезная. Там же очищать ее от биомусора. Топтать, мять, да так, чтобы ни одного пузырька в ней не осталось, тем качественнее будет изделие и не треснет при обжиге. 

Зарема Ибрагимова не упускала из виду ни одно мое движение. И представляете, в моих руках (!) начало что-то вырисовываться. Мастерицам было сложно понять, что это за «чудо», но я-то точно знала – ослиное ухо! Я так увлеклась перевоплощением глины, что наставницам пришлось притормозить полет моей фантазии.  

Разочарованную, меня утешают, мол, не так уж и плохо для первого раза. 

– Три месяца каждодневного труда, и можешь смело заявить: «Не боги горшки обжигают», – говорит Зарема Ибрагимова. 

– Семь лет работаю. Детство прошло в Ставропольском крае, и учить там меня было некому. На летних каникулах всегда приезжала в Балхар. Тетя работала уборщицей на заводе, и мы с двоюродной сестрой приходили ей помогать. Помню, пробовала что-то лепить, но всерьез взялась, уже будучи взрослой. В селе, если ты не врач и не учитель, работы не найти. А здесь дел на круглый год. Не поверишь, от всех забот-хлопот отвлекает.  Только доход в основном приходится на лето, в туристический сезон. Интернет тоже помогает в торговле. Во всякие, как их там, сети закинешь и ждешь, пока кто-нибудь позвонит, закажет. И звонят, заказывают, – рассказывает Патимат Ярахмедова.

IMG_0351.JPG

Глину – в детские руки 

Горшки, кувшины, миски, чашки, фигурки людей, ослики, свистульки, козы … Вся эта утварь и сувениры ждут своего покупателя. 

Над шкафами с готовыми изделиями висят дипломы разного достоинства и фотографии побывавших здесь известных людей. И того самого мужика с усами, который ездит по миру и в Дагестане ел шашлык, разные хинкалы и урбеч. Путешественника Михаила Кожухова встречали в Балхаре ярко – с песнями и плясками. Он громко радовался и обещал вернуться. Позднее в своих путевых заметках написал: 

«После поездки в Дагестан вы будете сами себе завидовать всю жизнь. Как мы… Чтобы за полтора года трижды возвращаться в одно и то же место? Никогда такого не было, и вот опять. Пора представлять меня к званию «Заслуженный любитель Дагестана». Коллеги меня чуть ли не на коленях умоляли показать Дагестан: мол, других зазываю-зазываю, а их с собой не беру. Взял. Позвал. Показал. И они со мной единодушно согласились. Командор, ты был прав, говорят. В Дагестане все самое-самое. Невероятной красоты природа, очень гостеприимные люди, 200-летние дома, сохранившие уникальную раскраску и убранство, ошеломляющие мастерством умельцы и традиции, живущие полной жизнью…» 

Ну или почти полной … Здесь надеются и верят, что за гончарный круг сядут молодые, и будет ремесло предков вертеться без остановок. Веками. А молодые не сильно-то  спешат перенимать традиции… В местной школе, наконец-то, открыли кружок по обучению керамике. Точнее, он когда-то был, потом его закрыли, а теперь снова открыли. Поняли, что ремесло чахнет и его пора оживить. 

Статьи из рубрики «Культура»