Сетевое издание «Дагестанская правда»

13:00 | 25 сентября, Пт

Махачкала

Weather Icon

Постигая тайны агач-кумуза

Народные мотивы
A- A+

Могли бы вы подумать, что скромный агач-кумуз – это инструмент с неограниченными возможностями, который порой может заменить, оркестр? Музыкант-виртуоз Башир Багавдинов в этом убежден. Он считает, что агач-кумуз – младший брат гитары и в универсальности ничуть не уступает своему популярному родственнику.

Нам, дагестанцам, считает Башир, еще предстоит раскрыть миру удивительные возможности этого загадочного и богатого инструмента. В преддверии международного дня музыканта-народника он рассказал о себе и продолжении себя – агач-кумузе.

— В детстве я играл на многих инструментах, но представить не мог, что когда-то буду играть на агач-кумузе. Почему? Стеснялся как-то — народных мелодий, своего родного аварского языка, который мне казался тогда таким невероятно грубым. С годами пришло понимание, что наша народная музыка, наши инструменты таят в себе столько поразительного, что нам еще предстоит раскрыть. С возрастом, изучив многие направления музыки – рок, джаз, европейскую классику, музыкальные традиции Востока, — я стал понимать, что все когда-то брало начало от истоков, от народных мелодий, напевов и народных инструментов.

— К агач-кумузу вы пришли после многих лет игры на электрогитаре. Почему решили оставить такой популярный инструмент и переключиться на народный, который, может быть, не столь востребован у молодежи?

— Я понял, что наш агач-кумуз несправедливо находится в тени. Хотя, по моему глубокому убеждению, он по своим возможностям очень схож с гитарой и может заменить целый оркестр. Более того, как некогда гитара сумела объединить два музыкальных начала – европейскую классику и музыкальные традиции Востока, так и наш агач-кумуз сегодня имеет все необходимые характеристики, чтобы продолжить эту миссию, но уже у нас, на Кавказе. На этом инструменте можно играть произведения, соединяющие кавказскую музыку и европейскую школу. Многие, кто слышал, как я на агач-кумузе исполняю разные произведения — наши национальные композиции, обработки народных мелодий, мои авторские вещи, удивляются звучанию инструмента. А ничего удивительного нет. Просто возможности агач-кумуза надо раскрывать. Гитару ведь в свое время раскрыли музыканты-виртуозы. Сегодня вся планета играет на этом инструменте. Если с таким же постоянством и упорством раскрывать возможности агач-кумуза, будьте уверены, он предстанет нам с совершенно удивительной стороны. Я по мере своих возможностей стараюсь это сделать.

— Вы популяризируете свой инструмент прежде всего через необыкновенные музыкальные произведения, многие из которых вы написали сами. Откуда черпаете вдохновение?

— Трудно сказать. У человека творческого, как мне кажется, нет какого-то определенного источника. Муза может посетить совершенно неожиданно. Изучая, исследуя музыку разных народов и направлений, разных стран, наш музыкальный фольклор, я и создаю свои композиции.

— И много их у вас?

— Впору выпускать несколько альбомов. Но у меня нет возможности это сделать. Я живу в спартанских условиях, на съёмной квартире. Моя студия находится там же. Записывать на ее базе невозможно. А обращаться в другие студии не хочу. Чтобы добиться идеального звучания, мне нужно очень много времени, а кто будет столько носиться, работать над моими произведениями? Будь у меня больше жизненного пространства и свободного времени, я бы просто абстрагировался от действительности на какое-то время и выпустил свои сборники сам. Но, увы, пока я жертва обстоятельств, и все находки ждут своего часа.

— Насколько мне известно, вы самостоятельно на протяжении многих лет работаете над совершенствованием своего агач-кумуза.

— Действительно, с тех пор, как стал играть и писать песни для агач-кумуза, я начал работать над доработкой инструмента. Ранее его уже изменял известный в Дагестане кумузист Рамазан Магомедов, творчество которого на меня также повлияло. Он добавил в инструмент четвертую струну. Но она была практически спаяна с третьей. Я же раздвинул их, тем самым расширив возможности игры. Затем понял, что этого мало, что необходимо немного перестроить само строение и форму кумуза. Мне хотелось добиться идеального звучания, а этого не удавалось сделать с моделью, которую я приобрел у мастера. Поняв, чего мне не хватает, нарисовал то, как я вижу свой идеальный инструмент, и снова заказал у мастера. Уже звучало лучше, но все же не совсем то. Поэтому продолжил работу. В ближайшее время мне в Кисловодске должны изготовить инструмент по моим чертежам с моим авторским логотипом. Жду.

— А если и в этот раз ваш слух уловит какой-то изъян?

— Поиск продолжится. У меня натура такая: если в чем-то буду копаться, то пока не дойду до истины, не успокоюсь. Не знаю, как это назвать. Может, перфекционизм. Считаю, нельзя останавливаться на полумерах. Если сказать себе: «Да ладно, и так сойдет», можно упустить что-то очень важное. С таким подходом человеку не достигнуть своей цели. А если хочешь чего-то серьезного добиться и оставить после себя действительно полезное людям, надо в своем любимом деле всегда стремиться к идеалу.

— Известно также, что вы работаете над созданием самоучителя игры на агач-кумузе. Годы работы в школе искусств наложили свой отпечаток?

— Нет, это другое. Я уже говорил, моя мечта и цель — показать людям, на что способен агач-кумуз. По мере возможностей, выступая на различных площадках, исполняя разные композиции, я это, как могу, делаю. Многие интересуются инструментом. Я подумал, а вдруг найдутся те, кто влюбится в агач-кумуз. К примеру, где-то в ауле мальчик захочет научиться играть, а педагогов нет, тогда самоучитель — именно то, что нужно. Я сам был таким мальчиком. Когда-то захотел играть на баяне, и, благо, отец нашел для меня отличный самоучитель, благодаря которому я быстро освоил инструмент. В последующем, когда встал вопрос выбора будущей профессии, я поступил на музыкальный факультет ДГПУ. Вот так небольшая брошюра, оказавшаяся в нужное время в моей жизни, определила мое будущее. Возможно, и мой самоучитель поможет кому-то найти себя в музыке и искусстве. Я старался писать его, исходя из своего опыта, максимально просто и понятно, но при этом интересно. Там есть и рекомендации для педагогов. Очень надеюсь, что мне удастся издать эту книгу, она действительно очень нужна Дагестану сегодня.

— Вы много играете, пишете произведения для агач-кумуза. Между тем в нашей республике, бывает, осуждают тех, кто пропагандирует музыку. Вы как к этому относитесь?

— Я человек верующий и долгое время был убежден, что мне не стоит заниматься музыкой. Помню даже, уже будучи в зрелом возрасте, решил, что пора оставить музыку и все связанное с ней в прошлом. Стал искать себя в другом. Чем только ни занимался, но мысли все время возвращались к творчеству. Желание быть в музыке сидело глубоко внутри и не оставляло, несмотря на все мои старания. В конечном счете, когда я перестал сопротивляться судьбе, она вновь вернула меня в музыкальную сферу, я снова стал педагогом, возобновил творчество. Сегодня я понимаю, что это неспроста. Возможно, Всевышний посчитал нужным, чтобы я вернулся к искусству и творчеству. Поэтому не считаю свою деятельность харамом. Все, что ты делаешь искренне, со стремлением сделать мир лучше, помогая людям расти над собой, наш Создатель, как я думаю, только приветствует.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Народные мотивы»