16:00 | 17 октября, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Позавидовал сам Эрмитаж

Выставки
1 2 3 4
A- A+

Начинается историко-этнографический музей Дагестанского государственного университета, прямо скажем, не с допотопных (сделанных до последнего всемирного потопа) артефактов, а с довольно знакомых вещей: флагов зарубежных стран, картин, украшений…

Оказывается, это лепта зарубежных гостей в вузовский Дом муз: всем, кто заходил сюда когда-то или приходит сегодня, хотелось что-то оставить на память. А все остальные экспонаты, те, что составляют суть и тело музея, студенты добывали сами в многочисленных экспедициях по республике.

А начиналось всё в 1965 году с научного кружка студентов и преподавателей во главе с заведующим кафедрой истории СССР профессором Расулом Магомедовым (его именем назван музей). Собирали всё, что казалось любопытным, оригинальным, уникальным, и с таким энтузиазмом, что уже в том же году на четвертой Всесоюзной этнографической конференции студентов университетов и педагогических вузов СССР в Махачкале кружок наградили Почетной грамотой Дагестанского государственного университета им. В. И. Ленина.

— В музее представлены памятники не только раннего и позднего Cредневековья, но и бронзового и железного веков, – рассказывает заведующая музеем Раисат Шахбанова. – Из археологических экспонатов интересна коллекция керамики из селения Каякент, отнесенная к каякентско-хорочоевской археологической культуре.

Ученые отнесли их к середине второго тысячелетия до нашей эры.

Один из первых экспонатов музея – глиняный серолощенный тарный сосуд, возможно, предназначался для хранения зерновых культур. По предположению профессора Магомедова, он относится к эпохе Хазарского каганата. Этот сосуд был случайной находкой, его обнаружили во время строительства дома в селении Стальское Кизилюртовского района. А вот гордость этнографической коллекции, – указывает Раисат Шахбанова на бронзовый котел на трех ножках из селения Кубачи. – На нем куфическая надпись: сделан в древнем среднеазиатском городе Мерве в ХII веке. Говорят, что котел просили перенести в Эрмитаж. Не дали.

И я вспомнила: что-то подобное мне встречалось в поездках по Дагестану.

Рассказываю экскурсоводу, что видела однажды такой ковш в местечке, где Андийское Койсу спешит спрятаться за гору с неизвестным названием. Редкие, до безумия преданные своему делу бабушки по сей день добывают там соль. В селении Кванхидатли Ботлихского района я тоже впряглась в это дело, черпала соленую воду каким-то необычным кувшином. Все время казалось, что он вот-вот треснет и распадётся на мелкие кусочки. Своим страхом я поделилась со старушками, они посмеялись и успокоили, сказали, что он сделан из прочной тыквы только каких-то 60 лет назад.

А вот камень средневековый. На нем вырезана картинка из той самой средневековой давности: собака гонится за медведем. Можно решить, что это оберег для дома. Раисат Шахбанова рассказывает, что до принятия ислама кубачинцы исповедовали зороастризм. Один из пережитков зороастризма – почитание собаки, особенно «четырёхглазой», то есть с двумя пятнышками над глазами – по поверьям, она оберегает своего хозяина и его дом от злых сил. Зооморфная тематика отражается на многих изделиях ремесленников горного Дагестана: браслетах в виде змей, шейных гривнах, подвесках, призванных защищать владельца от злых духов.

В музее большое количество керамических изделий из Сулевкента и Балхара. Видела, знаю, как делают осликов и чудаковатых старичков. И орнаменты эти очень знакомы – спирали, кружочки, ромбы – символы плодородия, древа жизни. С таким кувшином в доме всегда будет что поесть и род не кончится. Интересно, знал об этом студент, который принес его в дар музею? Сулевкентская керамика долгое время считалась утерянной, редкие образцы можно было встретить только в музеях. Некогда гончарный круг был в каждом сулевкентском доме и ремесло, как священный Коран, передавалось по наследству. Вернуть селу былую славу взялся местный предприниматель. Долгие годы вместе с учеными разыскивал утерянный рецепт. И нашел! Теперь народный промысел восстановлен в первозданном виде.

Мало кто знает, что в Цунтинском районе, кроме сыра и шерстяных носков, изготовляли еще и серьги. А в витринах музея есть тому свидетельство в виде литейной формы из камня.

Раисат Шахбанова указывает на котел с выгравированными узорами и спрашивает:

— Для чего, по-вашему, он служил?

— Похоже на походный котелок, но красивее, конечно.

— Это шкатулка, хоть и весит пять-шесть килограммов. Его брала с собой в баню богатая бакинская женщина и держала в нем украшения до завершения водных процедур.

Центрами медночеканного производства в Дагестане XII века были селения, расположенные вблизи крупных разработок залежей меди: даргинское Кубачи, лакские Кумух и Кунди, аварское Гоцатль. Рассказывают, что до середины XIX века посуду изготавливали из меди, позже, после установления торговых связей с Россией, утварь стали делать из листовой меди и латуни. У кубачинских водоносных сосудов «мучал» интересная форма: если положить его на бок, он напоминает конфетку, если развернуть под другим углом – пушку. Потому и веришь в легенду о том, что они спасли Кубачи от нашествия врагов: те развернулись назад, приняв блистающие на солнце сосуды за пушки.

В других витринах – инструмент для плетения корзинных сетей, штампы для пряников, светильники, кресты, чираги дагестанские, хирургические инструменты в виде вилок, азербайджанские напловники – крышки для плова в форме конусообразного иранского шлема. Всего более двух тысяч единиц хранения основного фонда и около одной тысячи единиц научно-вспомогательного фонда.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Выставки»