05:41 | 18 ноября, Сб

Махачкала

18.11.2017
1EUR70.3604Руб-0.3436
1USD59.6325Руб-0.3573

Принт с Тарасом Шевченко

A- A+

Кажется, «Жанна» – не самое распространенное имя. На памяти – Жанна Моро, Жанна Агузарова, Жанна Фриске, ну еще стюардесса по имени Жанна. Но что ни имя, то известная личность. Думаю, их называли в честь Жанны д ,Арк – Орлеанской девы, а как же иначе? Вот кулинку Жанну Курбанову (на снимке) точно. Она сама так сказала.

Имя ей подходит как нельзя лучше. Жанна с детства была не такая, как сельские девчонки. Вот, к примеру, посиделки. Все вяжут носки, джурабы, чулки, платки, кофты, дорожки. А она все это, но с обязательным личным неординарным вкладом: то рожицу свяжет на носках, то заковыристый орнамент. Параллельно осваивала вышивку, ковроткачество. Не потому, что хотелось выделиться или получить какую-то выгоду от своего умения, а просто так, из интереса. Первое серьезное художественное вязаное изделие она создала, наверное, в классе шестом. По литературе как раз проходили Тараса Шевченко. Она связала свитер для своего двоюродного брата с портретом писателя. Не знаю, как это тогда смотрелось, все-таки не вождь пролетариата, на худой конец – не олень, не медведь. Видимо, круто. Есть, конечно, в людях одаренных искра героического. Необязательно спасать людей из огня, вытаскивать из воды или бросаться под танк, хотя при необходимости они и это делают не задумываясь. Гораздо больше отваги требуется иногда быть не таким, как все, идти своим путем.

Наверное, поэтому спустя годы Жанна Курбанова стала заслуженным деятелем искусств Дагестана. Она умеет делать то, что, возможно, делают только единицы – вяжет живописные полотна. getImageCAXH7307.jpg

– Монотонность и однообразие не по мне, я люблю ходить нетоптанными дорогами. Хочется сделать что-то по-настоящему оригинальное, со своим лицом. Наверное, поэтому и начала работать в придуманном собою же направлении, – говорит она.

На ее счету персональные выставки в Союзе художников, Комитете народных художественных промыслов, в Национальной библиотеке, Русском драмтеатре, других учреждениях культуры. Она лауреат многих международных, региональных художественных, музыкальных фестивалей. Ее картины украшают и ее дом, и частные коллекции. На одну картину уходит иногда несколько месяцев. Вяжет она акриловыми нитками – изделия из шерстяных может повредить моль. В музее истории театров при Русском музыкально-драматическом театре я видела ее картины «На годекане» и «Балхарка». Смотреть на них надо с определенного расстояния – они, как импрессионистские, собираются в целое издалека. Если бы я не знала, что они связаны, то подумала бы, что это графика, живопись. «Балхарка» – это портрет, выполненный по фотографии Камиля Чутуева, здесь использовано до 60 нитей разных цветов.

Свои работы она возила в Пятигорск на международный фестиваль, там же провела мастер-класс по художественному вязанию и… исполняла национальные песни.

– Сейчас я работаю над пейзажем «Лунная ночь», у меня и песня есть с таким названием. Когда ее пою, то представляю эту картину: ветки дерева на фоне ночного неба, окутанные молочным светом луны, – рассказывает Жанна.

Любовь к народной песне у нее от отца. С детства она играет на мандолине, знает все лакские народные песни, а также репертуар народных артистов СССР Рашида Бейбутова, Сергея Лемешева и других. Она профессионально занимается вокалом, работая артисткой хора Дагестанского государственного театра оперы и балета.

getImageCAKFWYRW.jpgВ начале декабря прошлого года Жанна участвовала в Днях культуры Дагестана в Казахстане.

– Здесь, – говорит она, – большая диаспора лезгин и лакцев. В аэропорту нас встретили Юсуп Шахшаев, председатель Культурного центра «Дагестан» в Казахстане, и Зарета Фаталиева, гендиректор хлебо- и молочного заводов. Основные мероприятия проходили в Актау. Мы побывали и в местной филармонии, нас возили и к святым местам Бекетата. Народ Казахстана поразил нас своим дружелюбием, отзывчивостью – чуть ли не каждый номер приходилось исполнять на бис. Мне предложили организовать в Актау авторский концертно-выставочный проект. А картину «Волк» выкупили и подарили мэру города Актау Едилу Жанбыршину.

– Я стараюсь передать в своих произведениях дагестанский колорит, красоту обычаев и традиций, уникальность природы.

– И ей это удается, – отмечает директор музея истории театров Дагестана, кандидат искусствоведческих наук, заслуженный деятель искусств Дагестана Маймусат Коркмасова. – Жанна развивает свое самостоятельное направление. В ее арсенале большое разнообразие жанров: пейзаж, портрет, графика. Основная выставочная коллекция ее работ находится в нашем музее. И часто посетители уточняют: что это за работы, как они выполнены, не сразу понимая, что это просто вязание.

Я вот тоже сначала все переспрашивала: «Это связано? Но как?». Настоящее всегда удивляет, но мало когда дает ответы. Жанна Курбанова и сама порой не знает, как это получается. Она – художник, рукой которого правит чутье.

Статьи из рубрики «Культура»