05:27 | 23 мая, Ср

Махачкала

23.05.2018
1EUR72.2390Руб-1.0931
1USD61.2610Руб-1.2717

Проверка Гарсиа Лоркой

A- A+

Ногайский государственный драматический театр побывал с однодневными гастролями в Махачкале, где для своего зрителя представил премьеру «Дом Бернарды Альбы» по одноименному произведению испанского драматурга Федерико Гарсиа Лорки.

Андалуcия. За окном выше 30 градусов по Цельсию. Но аромат полевых цветов, выж­женных солнцем, белоснежной брынзы, оливкового масла – словом, радостей жизни, которые может зритель связывать со страстной Испанией, так и остается за окнами дома властной крестьянки Бернарды. Эти окна да еще обеденный стол собственно и составляют декорации спектакля, действия которого происходят «в четырех стенах». Такая лаконичность, причем на черном фоне (художник спектакля Юнус Сабутов), подсказывает, что в доме Бернарды нет места радостям жизни: после смерти хозяина дома члены семьи ходят в трауре восемь лет.

Гарсиа Лорка написал драму, в которой нет мужчин (точнее, образ мужчины есть, но на сцене он не появляется). Трагичность раскрывают пятеро дочерей Бернарды Альбы, бунтующих против затянувшегося траура. Художественный руководитель театра, народный артист Дагестана, лауреат Государственной премии РД, выпускник Театрального института им. Б. Щукина Байсолтан Джумакаев нашел бьющий в цель атрибут – длинные цепи, которые вместо бус и ожерелий украшают плотные траурные платья сестер. Позванивая при каждом движении героинь, они не дают зрителю расслабиться, позабыть, насколько девушки не свободны, а связаны условностями.

– Сегодня нельзя просто играть пьесу, она должна быть мотивирована. И в данном случае хотелось сказать, что вся наша жизнь  – это несвобода, человек не может без оглядки сделать шаг. Пьеса Гарсиа Лорки – отличный материал в этом плане, здесь много возможностей для актерской игры, – считает Байсолтан Джумакаев.

К этому знаменитому произведению Гарсиа Лорки (к слову сказать, ставшему революционным, так как после его постановки в Испании была отменена данная общественная условность) в разное время обращались Аварский и Лакский государственные музыкально-драматические театры. И в каждом – свое режиссерское решение. В постановке Ногайского театра ощущается стремление, несмотря ни на что, дать цветку пробиться к солнцу, о чем говорят красные ленточки, украшающие подол черных платьев дочерей Альбы, разноцветные кружева, которые они примеряют на себя; атласные ленточки, украшающие седую, взъерошенную голову потерявшей из-за постоянного напряжения условностей разум матери Бернарды Альбы и белый кудрявый пудель в ее руках. Желтые, почти цвета солнца, стаканы на столе. А также зеленое атласное платье Аделлы – младшей дочери Альбы, являющейся единственным ярким пятном в спектакле, жизнь которой трагически обрывается.

Этот женский спектакль играть нелегко даже темпераментным ногайским актрисам. Стук каблуком о деревянный пол, громкая, проникновенная речь, эффектный поворот головы, а еще черные, как смоль, волосы – все это лишь часть амплуа. Главное – передать внутренний накал, динамизм происходящего. Зайдя в гримерку после спектакля к Бурлият Нургишиевой, сыгравшей главную роль – Бернарды Альбы, убедилась, что этот выход на сцену отнял у актрисы много внутренних сил. «Что самое трудное в игре? Наверное, удержать спектакль на одном полном эмоционального уровня напряжении, которым постановка начинается и заканчивается», – говорит актриса. А вот молодых актрис, играющих сестер, роли словно напитывают новой, воодушевляющей энергией. «Образ Аделлы будто написан Гарсиа Лоркой для меня», – отметила Гульмира Аджатаева, для которой эта роль – первая.

Но не только на одной темпераментной игре держится спектакль. За почти два часа, что длится постановка, зритель успевает насладиться национальными испанскими танцами и музыкой (музыкальное оформление солистки Государственного ансамбля танца Карачаево-Черкесской Республики «Эльбрус» Эльзы Карасовой), проникнуться театром теней, а иной раз, следуя закулисному музыкальному оформлению, перенестись на улочки или шумный испанский базар, где и живет народная молва.

В почерке художественного руководителя трудно найти повторы, затянувшиеся сцены, спектакль идет на одном дыхании. И в том, что механизм его не прокручивается, заслуга Оразбике Кокоевой и Сакинат Аблемитовой, заслуженных работников культуры Дагестана, сыгравших служанок, исполнивших по сути роль мольеровского Тартюфа, протягивавших нить от одного действия к другому.

– Для Ногайского театра, которому осенью этого года исполняется 15 лет, это символическая ступень. Мы проверили себя Гарсией Лоркой, – отмечает Б. Джумакаев.

На премьеру собрались и гости. В их числе был и находящийся в эти дни в Дагестане заместитель председателя Союза театральных деятелей России Александр Еремеев:

– Вы приехали из Терекли-Мектеба, преодолев более 200 километров. И сейчас после спектакля уезжаете вновь, в ночь. Это нелегко, но вы исполняете свой актерский долг. Спасибо, что продвигаете наше театральное дело. Несмотря на трудности, занимайтесь творчеством, развивайтесь и впредь! Я не понимаю ногайский язык, но все происходящее на сцене понятно и вызывало только восхищение. Очевидно, что игра совершенно искренняя, актеры эмоциональны, выступают с полной отдачей.

Состоявшаяся премьера Ногайского театра в Махачкале – третья по счету. В следующий раз театр планирует показать свой новый спектакль уже в Республике Карачаево-Черкесия, а затем в Ставропольском крае и Астрахани – это традиционный гастрольный путь театра по регионам, в которых проживают ногайцы.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Культура»