Сетевое издание «Дагестанская правда»

08:00 | 28 ноября, Сб

Махачкала

Weather Icon

«Салам, Масква»

A- A+

В онлайн-кинотеатре Первого канала начался показ 16-серийной социальной драмы «Салам, Масква».

Сериал рассказывает о мигрантах и взаимоотношениях двух напарников-полицейских, работающих в отделе этнических преступлений ГУВД – ксенофоба и разгильдяя Сани и аварца из Дагестана Рустама. Помимо них, в фильме участвуют около ста персонажей – представители дагестанской, чеченской, таджикской, вьетнамской диаспор, их жизнь в Москве и отношение к ним людей других национальностей показаны со всей реалистичностью. Декорацией фильма выступает почти документально воссозданный быт мигрантских низов – дешевые общаги, рынки, темные подворотни. Расследуя дела, напарники переходят от расистских колкостей к крепкой пацанской дружбе.

«Авторы показывают, что плохие и хорошие, подлые и благородные люди есть среди всех национальностей. Что бороться надо не с «чужими», не с «этническими преступниками», а с преступностью», – говорится в аннотации к фильму.

«Салам, Масква», снятый по заказу Первого канала еще в 2012 году, пролежал на полке 3 года и только сейчас начал транслироваться, да и то – в Интернете. Первые эпизоды сериала уже вызвали положительные отклики в соцсетях и российских СМИ. Я побеседовал с режиссером Павлом Бардиным и одним из сценаристов, писателем Алисой Ганиевой.

– Павел, как получилось, что вы заинтересовались темой толерантности?

– Тема неприятия другого, чужого присутствует почти во всех известных мировых сюжетах, так что я не исключение. А интерес к национальному колориту обусловлен любопытством – люблю открывать для себя новое. Если о ксенофобии не говорить, лучше точно не станет. Разговор помогает.

– Название сериала отсылает к повести Алисы Ганиевой «Салам тебе, Далгат». Есть ли у них общие сюжетные линии, персонажи?

– С повестью Ганиевой прямых пересечений нет, но я читал ее еще до начала работы над проектом и понял, что в команде обязательно должен быть человек, который владеет живым языком, знает фактуру не понаслышке. Алиса написала одну серию целиком, действие которой полностью происходит в даргинском селе.

– Ваш Ребров явно не идеал русского характера, но и Рустам – какой-то необычный дагестанец – тихий, тактичный, проигрывает в борцовской схватке с Арсланом. Известно, что вы нарочно старались таким образом раздразнить зрителя. С какой целью?

– Думаю, Рустам раздражает дагестанцев не меньше, чем Саня – русских. Рустам наивный, нерешительный, ведомый, почти лузер, потенциальный коррупционер и оборотень. Уверен, никто не увидит в «своем» герое идеал национального характера.

– Как проходили съемки в Дагестане?

– Мне удалось побывать в Махачкале, Дербенте, в десятке разных сел. Жители Гуниба – Муртазали и Мухум, сыгравшие в первых сценах боевиков, переводили текст на аварский. Расул Куртаев из Кубачи в мельчайших подробностях познакомил нас с жизнью села, без него мы бы просто не справились. Наши водители – Абдулла, Ибрагим и Джабраил, работники гостиниц и рынков, официанты и пастухи, моряки, имамы, видеопираты и многие другие замечательные люди знакомили нас с Дагестаном, с готовностью помогали днем и ночью, отвечали на любые вопросы.

– В сериале снималось несколько дагестанских актеров. Легко было с ними работать?

– В республике мы проводили полноценный кастинг и достаточно быстро нашли замечательных и, к сожалению, совершенно неизвестных широкой российской публике актеров. Работали и с профессиональными артистами, и с энтузиастами. Было комфортно и интересно – все очень старались, и это была командная игра, никто не тянул одеяло на себя – ни профи, ни любители. В работе над дагестанской серией меня ждал сюрприз: актеры даргинского театра совершенно не понимали кубачинский даргинский, оказалось, два диалекта отличаются больше, чем, например, русский и украинский. Но любовь к кино помогла найти общий язык.

– Понятно, что в Москве сейчас живет много дагестанцев. Почему для сюжета выбраны те, кто связан с преступным миром?

– Никакого предвзятого отношения к дагестанцам нет – это современная криминальная драма. Мингрелы, вьетнамцы, русские, азербайджанцы, таджики и узбеки также представлены не в лучшем свете. А если хотите увидеть не только бандитов, но и мирных людей, досмотрите до дагестанской серии.

– Алиса, над сериалом работали 11 сценаристов. Какова была ваша роль?

– Я готовила 15-ю серию, которую снимали в Дагестане, и еще половину предыдущей. С одной стороны, мне выдали карт-бланш – серия изолированная. Такой фильм в фильме про главного героя-дагестанца, который после всяческих испытаний насилием, кумовством, ксенофобией и т.д. бросает свою полицейскую работу в Москве и пробует разобраться в себе на родине. Но в Дагестане его ждут новые перипетии. А с другой, конечно, надо было учитывать все сложившиеся сюжетные хитросплетения предыдущих серий, идеи главных авторов, ну и самые насущные нюансы вроде места съемок. Планы менялись несколько раз, поэтому важно было найти мотивацию – почему аварец едет домой в даргинское село – то, что российскому зрителю не очень понятно, но при этом очень существенно для тех, кто «в теме».

– Как вы сами оцениваете результат работы? Вас устраивает, как изображены дагестанцы в сериале?

– Мне нравятся работы Павла Бардина, это честный и талантливый режиссер с узнаваемым почерком. «Салам, Масква» пока доступен для просмотра не полностью, так что делать выводы было бы преждевременно. Оценивать должны зрители. В целом это социальное кино с серьезной заявкой, но в ярком развлекательном формате криминальной мелодрамы. По задумке это не просто «стрелялки» и война кавказской и азиатской организованных преступных групп с ментами и русскими «нациками», не просто любовные страсти и семейные дрязги, а попытка прямо взглянуть на «рану» и понять, что у нас в России творится с этим самым этническим вопросом. А в такое вникать боятся. Недаром сериал так долго дожидался выхода. Советую дагестанцам его посмотреть и самим решить, нравятся они себе или нет.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Культура»