02:17 | 18 ноября, Сб

Махачкала

18.11.2017
1EUR70.3604Руб-0.3436
1USD59.6325Руб-0.3573

Шаровары Аладдину, платье для Будур

A- A+

Мы можем любить или не любить театр кукол, можем вообще игнорировать это направление искусства, но отрицать тот факт, что оно по какой-то причине сохраняется уже более пяти веков и будет востребовано людьми еще не известно сколько, никак не можем. Куклы-артисты живут независимо от нашего к ним отношения.

– А с чего начинается жизнь этого артиста? – спросила я у художника Дагестанского государственного театра кукол Нурали Яралиева.

–  С задумки одного человека – режиссера. В его воображении она обрастает деталями, наделяется характером, внешностью и так далее. Но нарастить, так сказать, живую плоть – дело многих людей: художника, скульптора, бутафора, сборщика, модельера. Главное для всех – уловить суть замысла режиссера. Порой это отнимает немало времени, а иногда все мысли в унисон. Моя работа начинается с чистого листа бумаги и первых штрихов на ней. Как только эскизы будут утверждены художественным советом, за дело берутся скульпторы.

В театре куклы в большинстве своем делаются из папье-маше, но для этого нужна специальная гипсовая форма, а чтобы ее отлить, нужно прежде всего слепить детали будущей куклы из пластилина. На создание такого пластилинового чуда уходит от одного до двух дней, причем лепится кукла не полностью, а каждая деталь в отдельности. Сложнее делать голову, нужно и пропорции соблюсти, и сделать узнаваемыми эмоции, суметь передать характер, иначе дети – наши зрители, кстати, самые строгие критики – не поверят нам. Готовые пластилиновые детали разрезают пополам и делают гипсовые отливки, потом их передают в бутафорский цех. IMG_5219.jpg

Главный бутафор театра – Роза Рашидова, заслуженный работник культуры Дагестана, посвящает меня в детали своего участка работы:

– Как только мы получаем гипсовые формы, начинаем колдовать. Предварительно полость каждой формы смазывается слоем вазелина для того, чтобы в последующем было легче снимать уже подсохшее изделие, затем обязательно немного водички, и уже потом можно приступать к основной операции. Внутрь отлитой формы выкладываются смешанные с клейстером мелкие кусочки папье-маше. В зависимости от сложности куклы может быть выложено от 8 до 10-12 слоев. И чем больше, тем долговечнее будет кукла и тем реже придется ее латать. На просыхание уходит от пяти до шести дней. Как только все готово, можно отсоединять детали от гипса. Полученные таким образом части куклы возвращаются к художнику-сборщику Нурали Яралиеву, который соберет все эти части в одно целое.

В момент моего возвращения к нему в мастерскую он как раз изготавливал так называемый гапид – механизм, который вставляется внутрь головы и туловища куклы для того, чтобы она получила пластичность.

– Берется круглая палка, распиливается и соединяется с резиновой трубкой или пружиной, – рассказывает он.- В нижней части ставят курок, который при помощи толстой лески добавляет кивательные движения голове куклы… Гапиды используются в основном для тростевых кукол, тех, которыми актер управляет при помощи тростей, прикрепленных к рукам и ногам куклы.

Получив детали от бутафоров, Нурали на моих глазах начинает собирать их в куклу. Процесс напоминает игру в лего. Деталь за деталью, и вот они – Аладдин и принцесса Будур из «Аладдина и волшебной лампы». Правда, это скорее догадка, чем факт, – ведь куклы еще без лиц, одежды.

– Важно сделать лицо не просто выразительным, а чтобы черты куклы, во-первых, были узнаваемы, во-вторых, были видны с самых дальних рядов, поэтому все на лице несколько непропорционально круп­ных размеров.

И вот Аладдин заулыбался, а его возлюбленная будто несколько смущена. И этому есть причина: куклы нагие. Одеть их – задача портных пошивочного цеха.

«Новорожденных» принимает художник-модельер цеха Наталья Пашкова. Здесь все как в ателье по пошиву одежды: на столах лекала, линейки, сантиметры, ножницы, фыркающие паром утюги. Наталья снимает с кукол мерки и рассказывает:

– Для Аладдина будут шиться шаровары, а для Будур – прекрасное парчовое платье. Чтобы «одеть» весь спектакль, уходит примерно месяц-полтора. Но бывают случаи, когда приходится шить в ускоренном темпе, чтобы одеть не только кукол, но и актеров, работающих с ними.

Осталось последнее и самое главное – познакомить героя с актером, который и вдохнет в куклу жизнь. Именно он вместе с режиссером-постановщиком принимает и оценивает куклу. Сегодня это делает Екатерина Касабова (на снимке), заслуженная артистка Дагестана.

– Прежде всего мы здороваемся со своим персонажем, а потом детально и обязательно с любовью и заинтересованностью оглядываем его со всех сторон, можем и поговорить с ним, чтобы оживить его. И это очень важно. Если встретишь куклу с любовью, то она с  удовольствием будет работать с тобой, – говорит она. – И вот этот тандем – человек и кукла – создадут ту атмосферу театральной реальности, которую так хорошо чувствуют и любят дети. И даже некоторые взрослые.


Мадина Ахмедова,

фото автора

Статьи из рубрики «Культура»