Сетевое издание «Дагестанская правда»

12:00 | 28 октября, Ср

Махачкала

Weather Icon

Домбра звучит, душа поёт

Народные мотивы
A- A+

Звуки домбры – словно звенящая, бескрайняя степь с ритмичным бегом иноходца, вечного спутника кочевника. Это песнь песней о бескрайних широтах, вольном ветре, палящем солнце и необыкновенном чувстве внутренней свободы. Мелодия вибрирует в душе, заставляя учащенно биться сердце, и ты невольно попадаешь под обаяние ритмичной музыки, раскрывающей душу народа, ощущая, как звуки бескрайней степи уносят тебя в другое измерение, передавая настроение эпохи, время, в котором жили предки нынешних жителей степи.

Алибия Романова (на снимке), погрузившего меня в музыкальную историю древнего Ногая, я спросила: так кто же он, певец или мастер, имеющий непосредственное отношение к созданию инструмента? Он отшутился и лукаво заметил, что его содержимое – «шесть в одном». Он и в самом деле одновременно и мастер, и художник, и певец, и фольклорист, и сказитель, и композитор, создающий музыку, от которой мир, меняя краски, превращает современную песню в бесконечную вольницу, дающую простор мыслям и чувствам. Но в этом-то и мастерство, когда, играя всего на двух струнах кажущуюся незамысловатой мелодию, достигаешь столь сильного эмоционального воздействия, что неизъяснимые чувства захватывают в плен, рождают сюжеты древних времен, сканируют прошлое народа.

Стены его мастерской увешаны и готовыми музыкальными инструментами, и их фрагментами. Алибий Романов демонстрирует мне заготовки из ясеня, клена и замечает, что именно эти породы деревьев дают тот неповторимый звук, долгий, глубокий, певучий, от которого все трепещет в душе, проникая в каждую клеточку, заполняя животворным кислородом сосуды, кровь. Как у каждого мастера, у него есть свои секреты, которыми он не делится, но, приоткрывая завесу таинства, признается, что, только любя свое ремесло, занимаясь им по велению души, можно создать такой инструмент, за который не жалко расстаться с последним.

– А сколько в среднем стоит домбра? – пытаюсь я выведать стоимость авторского экземпляра.

Он улыбается:

– Понимаешь, когда ты изготавливаешь инструмент, никогда не думаешь о том, во что тебе обойдется твоя работа, это ведь для меня увлечение, хобби, которым я занимаюсь в свободное от основной деятельности время.

– Так вы не профессиональный мастер? – удивляюсь я. Он снова улыбается загадочной, сдержанной улыбкой. – Трудно сказать, домбра – ведь не только увлечение, но и инструмент, на котором я исполняю народные песни как солист Государственного ногайского фольклорно-этнографического ансамбля «Айланай».

В силу природной скромности он немногословен, рассказывая о себе. С помощью моего спутника, художника-балетмейстера ансамбля «Айланай» Залимхана Колебаева удалось выяснить, что Алибий еще преподает в школе искусств соседнего села Кунбатар, откуда сам родом. Он заслуженный артист РД, заведует музыкальной частью известного ансамбля.

– В скольких странах побывали, – задумчиво говорит Алибий, – и каждый раз не устаю удивляться, как живо зрители воспринимают ногайский эпос, хореографию. Знаете, какую гордость в душе рождают восторг публики, полные залы, рукоплескания! Значит, то, что мы делаем, понятно и близко каждому. В этом сила искусства. Вот и в моем роду все были акынами, родовыми сказителями, хранили ногайский эпос, бережно передавая его от отца к сыну, и этот завет в свое время перешел ко мне, это в крови моей – беречь и сохранять историю народа.

В свое время, получив высшее образование, он решил для себя, что нечего искать счастья на чужбине, он должен служить родной земле, откуда тянутся корни его родословной, где могилы предков. Мастер вспоминает времена, когда он стал свидетелем того, как зародился созданный удивительным художником, прозаиком, прикладником, хореографом, фольклористом, танцором, музыкантом, этнографом Сраждином Батыровым ансамбль «Айланай», ставший для него тем гармоничным миром, в котором он ощутил себя частью своего народа.

– Это трудно передать словами, – говорит А. Романов, – но тяга к историческому наследию своего народа заложена в сути человеческой природы. Поклонники неба, прославленные богатыри ногайского эпоса – это не просто былинные герои, а олицетворение духа Ногая, его мужества, проявляющегося в боях с сильным врагом, демонстрируя чудеса храбрости, выдержки, непоколебимость своей веры.

Знаток исторического эпоса, наш герой акцентирует внимание на его реалистических традициях, бережном отношении сказителей к поэтической истории родного края. И ныне народный эпос – не отвлеченное мифологизированное понятие, а конкретные герои, воины с холодным умом, выносливые, не склоняющие головы даже перед очень грозным противником. Сказитель цитирует слова знаменитого историка Ф. Селиванова: «Образ человека, могущественного и независимого от сверхъестественных сил, стоит в центре внимания». Эти слова относятся к ногайским эпическим героям.

Мы во время его увлекательного рассказа как будто забыли, что находимся в мастерской, где он творит свои прекрасные авторские работы. Спрашиваю, откуда его познания в изготовлении домбры? Он называет своим учителем мастера из Казахстана, поделившегося с ним секретом уникального искусства. Может, поэтому его изделия при ближайшем рассмотрении схожи и одновременно разные, инкрустированные старинным ногайским орнаментом. Вот и звучат по-разному: мелодичные и глубоко насыщенные звуки возникают от легкого прикосновения их создателя к вибрирующим струнам. Он посвящает меня еще в один секрет:

– Видишь, здесь капроновые струны, а здесь – сделанные из натурального материала, «вытаскивающего звук», создающего особое ощущение извлекаемой из инструмента энергетики мелодии, тембра.

– Трудоемкая работа? – спрашиваю мастера.

– Технология изготовления традиционная, – замечает он, – материал вымачивается, проходит консервацию, и только потом наступает серьезная работа.

– А заказчиков много?

– Настоящий мастер не гонится за покупателем, – он снова улыбается, – для меня каждый новый инструмент, как мое «я», с которым трудно расстаться, оставляя в нем часть своей души и сердца. Это трудно понять, но каждый творческий человек осознает цену своему полотну, скульптуре, картине, образу, над которым пришлось немало потрудиться.

Мастер не считает свою работу ремеслом, это искусство, по-настоящему влияющее на человека, его мировоззрение, отношение к миру, в котором каждый живущий на земле – уникальное творение природы.

– Знаешь, в чем главный секрет каждого инструмента, который проходит через мои руки? Он создан не руками, а душой, моей любовью к родине, земле, на которой живу. Каждый из них особенный, и мои заказчики знают, что он сделан для одного, а не для всех, и поэтому не жалеют средств на штучный товар. У меня ведь не массовое производство, а работа для души, для людей, до сердец которых я хочу достучаться.

Многое из того, о чем мы говорили с мастером, известным народным акыном, чье имя у каждого на слуху в Ногае, касалось не только положения в культуре, но и воспитания в зарождающемся новом поколении той гордости за свою малую и большую родину, что дает ростки патриотизма, любви к своему народу, его историческому прошлому, из которого складывается мозаика качеств, характеризующих его, создающих основу его настоящего, будущего. Во многом, по мнению мастера, уклад жизни меняется или сохраняется в том случае, когда сильны традиции народа, его искусства, творческого наследия, следуя которым возможно сохранить себя в глобализирующемся мире, подавляющем исконное малых народов, оказавшихся песчинкой в бурной стремнине реки, уносящей уникальное своеобразие, язык, культуру, искусство народов.

Наш герой – оптимист. Он верит, что, сохраняя завещанное предками наследие, письменные памятники культуры, мы донесем до своих потомков силу искусства, язык, культуру.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Народные мотивы»