Сетевое издание «Дагестанская правда»

03:55 | 01 декабря, Вт

Махачкала

Weather Icon

Странствия огурца по миру. Остановка Кубачи

A- A+

Говорят, что во всем мире не сыскать умельцев, равных кубачинцам по работе с драгоценными металлами. Да, далеко за аул ушла слава о его златокузнецах. На фоне ювелирного дела робко заявляет о себе и другой вид искусства, популярный больше внутри села, восхищающий всех женщин и ставший объектом исследования ученых, – золотая вышивка Кубачи.

– Начало истории развития вышивки в Кубачи относится к XVII-XVIII векам. Вышивали в основном предметы одежды: головное покрывало, подзоры-полоски к ним, детское и свадебное чухта, войлочную обувь. Сегодня в основном вышивают кIазы, то есть большие платки. Кубачинские кIазы во все времена выделялись особой нарядностью. Вышитые платки, парчовые платья надевали только по случаю свадьбы родственников и других важных торжеств. Их бережно хранили в сундуках. Мать передавала часть этих вещей своим дочерям в качестве приданого или невестке сына, – рассказывает кандидат исторических наук, научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии ДФИЦ РАН Фатима Гаджалова (на снимке). – Обычно узоры вышивают по всему полю белого покрывала. Для украшения обязательно использовались и полоски-подзоры вместе с бахромой, они подшивались к одному из концов накидки.

Молодые девушки в отличие от взрослых женщин не носили покрывал из дорогих тканей и с золотой вышивкой. Трудолюбие и терпение их воспитывалось именно вышивкой. Каждая невеста-кубачинка должна была изготовить в качестве подарков родственницам будущего мужа несколько кIазов, украшенных вышивкой, в том числе с золотыми нитками.

Носить «узорчатый» платок полагалось с 13 – 14 лет, сегодня уже с 15 — 16 лет, а до этого возраста завязывают обычные косынки. Раньше под платком носили головные уборы — чухта, полностью закрывающие волосы. Детские чухта вышивались золотой нитью. Узор состоял из нескольких рядов. В прошлом чухта кубачинской невесты вышивались золотыми или серебряными нитями. В повседневных же головных уборах вместо них использовались куски нарядной парчовой, бархатной или шелковой ткани.

Войлочная обувь с загнутым носком тоже украшалась золотыми нитями. Во многих даргинских селах в состав приданого невесты обязательно входило несколько пар такой обуви, изготовленных ею для родственниц мужа. У кубачинцев это была нарядная обувь, украшенная золотой вышивкой и стежками из разноцветных шелковых ниток.

В советское время стала распространяться техника вышивания гладью белыми шелковыми и хлопчатобумажными нитями. Освоению ювелирного орнамента способствовало то, что многие мужчины работали в местной художественной артели. Они рисовали узоры и на ткани, подготовленной для вышивания. В 30–40-е годы ХХ века многие кубачинские мастера увлеклись карандашными зарисовками узоров на бумаге, что было новым для Кубачи. Все это не могло не повлиять и на развитие вышивки. В 60-е годы навыкам карандашных зарисовок орнамента стали обучать детей в Кубачинской средней школе. Поэтому вскоре уже сами девушки рисовали на ткани понравившийся им узор. Молодым помогали опытные мастерицы села.

В последние десятилетия появляются новые традиции. Ориентируясь на образцы среднеазиатских платьев, кубачинки стали создавать нарядные платья для невест, используя традиционные мотивы. Появилось и большое разнообразие узоров. Самый распространенный – къялкъус в виде восточного огурца. Он широко встречается на тканях, медных изделиях, вышивках народов Закавказья, Ирана, Индии. На более поздних изделиях кубачинок выполнен с зубчиками по бокам и больше похож на лист крапивы.

— Популярен был и мотив кьацIанна (буквальный смысл слова неясен), похожий на побег подсолнуха, напоминает некоторые элементы орнамента-композиции серебряных изделий маскав накьиш. Мотив кьацIанна в отличие от къялкъус обшивался по контуру шелковыми или хлопчатобумажными нитками красных и зеленых оттенков. При этом, как правило, использовался прием цветового чередования: если на одном элементе зелеными нитками обшивалась ветка мотива, а красными – его головка, то на соседнем всё было наоборот: ветка обшивалась красными, а головка – зелеными нитками.

Покрывала с такими узорами остаются и сегодня важным элементом приданого невесты. Любые другие узоры могли вышиваться по желанию самой мастерицы или ее матери.

Из старинных кубачинских традиций вышивки, имеющих не только магический, но и декоративный смысл, можно назвать прием укрупнения ведущего мотива или «уплотнения шахматки» узора покрывал на той части кIаза, которая попадает на правую теменную часть женщины в одетом виде. Эта часть покрывала всегда бросается в глаза. Такая особенность украшения покрывала связана с функцией оберега. На современных покрывалах такое встречается уже реже, — продолжает рассказывать историк, закрепляя сказанное на наглядных примерах.

В декоративных особенностях кубачинской вышивки интересна композиция свадебного покрывала лумкитаб кIаз. Оно украшалось специальной златотканой тесьмой, пришиваемой к его боковым контурам. «Лицевой» конец покрывала украшался лучшими по качеству подзорами и бахромой. Золотая бахрома, например, ценилась по длине и наличию на ней подвесок плетеного шнура читтне. Именно лумкитаб кIаз определял во многом особые черты одежды кубачинской невесты.

Если учитывать значительные отличия отделки покрывал у соседних с кубачинцами даргинцев, можно сказать, что в историческом прошлом большое влияние на традиции оказала культура Индии. Об этом свидетельствует явное сходство кубачинского покрывала с индийскими полусари, что и объясняет популярность восточного огурца. Кубачинцы часто сталкивались с искусством народов Востока и легко перенимали многие культурные традиции.

Также в Дагестане в торговле во второй половине ХVII – первой половине ХVIII веков большую роль играли индийские купцы. По образцам старинных кIазов можно судить, что техника выполнения золотой вышивки в прошлом была способом вприкреп, когда золотая нитка как бы выкладывала собой узор и прикреплялась тонкими шелковыми нитками. Тамбурная же вышивка кубачинцев развилась в последней четверти ХIХ века под влиянием привозных изделий из азербайджанского города Нухи (Шеки). Город во второй половине ХIХ века стал известным центром тамбурной вышивки цветными шелковыми нитями по темноокрашенным материалам. Она отличалась мелким растительным орнаментом, тщательным, почти ювелирным исполнением швов. К началу 80-х годов ХIХ века искусство нухинских мастеров было широко известно на Кавказе, в России. Их работы продавались на местном базаре, во Владикавказе, Пятигорске, Москве, Петербурге, за границей.

В этот крупный торговый центр Закавказья с тюками домотканого шерстяного сукна, другими ремесленными изделиями выезжали многие кубачинцы. Оттуда они привозили различные товары.

Фатима Гаджалова предполагает, что именно с привозных вещей наши мастерицы и переняли технику тамбурной вышивки и другие орнаментальные мотивы. Интересно, что в Кубачи появилась и комбинированная техника сочетания золотой вышивки с вкраплениями из разноцветных шелковых нитей. Золотая вышивка почти не встречается на Кавказе и за его пределами.

Сегодня техника вышивания бережно хранится и передается от матери к дочери, изучается на уроках труда в местных школах. Таким образом, за будущее этого искусства можно не беспокоиться.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Культура»