13:00 | 16 ноября, Пт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Украшение музеев и частных коллекций

Табасараны
A- A+

Это было прошлым летом. Абдурахману Османову позвонили из Госдумы: «Вы можете гордиться: ваша работа – портрет Елизаветы II – украшает один из залов Букингемского дворца. Наша делегация смогла полюбоваться им, побывав в этом знаменитом дворце».

Абдурахман Малаалиевич Османов — профессиональный художник, окончил художественно-графический факультет Кубанского государственного университета, заслуженный художник РД, член Союза художников России. Но внесем ясность: речь идет не о портрете, написанном красками на холсте, а о портретном ковре ручной работы. Ткут ковер, конечно, мастерицы, а вот рисунок создает художник.

— Портретные ковры изготавливаются по специальной технологии ворсового ковро­ткачества, — рассказывает Абдурахман Малаалиевич. — В них есть одна особенность: чем больше плотность коврового покрытия, тем качественнее вытканный рисунок, соответственно и черты лица более точные, четкие. Портретные ковры в основном изготавливаются как подарки на праздники, юбилеи. Они — отличный подарок и сохраняют память о человеке на долгие века, ведь «написаны» они не простыми красками, а прочными и надежными нитями.

Кто только ни заказывал Абдурахману Малаалиевичу портретные ковры для юбиляров, коллег и хороших знакомых! Три года он сотрудничал с Советом Федерации РФ, выполнял заказы Ставропольского епархиального управления, глав северокавказских республик. Портреты Владимира Путина, Дмитрия Медведева, Алексия II, патриарха Константинопольского Варфоломея I, Рамзана Кадырова, Сулеймана Керимова, Дмитрия Хворостовского, Тамары Гвердцители, Гуса Хиддинка – это не полный печень работ, выполненных художником.

Когда-то он работал один, сейчас ему помогают сыновья – Юсуп и Юнус, тоже художники, и дочь – она мастерица, ткет ковры. Жена Зейнабад по специальности биолог, но, как истинная табасаранка, с детства ткет ковры. По мнению мужа, таких умелых мастериц, как она, можно по пальцам пересчитать. Так что сегодня можно уже говорить о ковровой мастерской семьи Османовых, работы которой украшают музеи и частные коллекции в десятках странах мира – Испании, Греции, США, Великобритании, Израиле, Саудовской Аравии… Каждое изделие здесь не просто обычная копия образа, а творческое освоение наследия прошлых веков. Мастера смогли найти свой художественный язык и при полном соблюдении традиций создают замечательные произведения ковроткацкого искусства в узнаваемом стиле XXI века.

– Нет ни одной проблемы, связанной с ковроткачеством, которую в сегодняшних условиях невозможно было бы решить, – считает Абдурахман Османов. – От предков мы получили это прекрасное искусство, как и все другие наши художественные промыслы. Если мы не возродим их, будущие поколения нам этого не простят
Великолепные портреты, созданные талантливыми художниками и искусными мастерицами, нередко становятся достоянием нации. К примеру, знаменитые портретные ковры, изображающие Карла Маркса, Владимира Ленина, Фиделя Кастро и других политических деятелей, сегодня хранятся под бронированными стеклами в лучших музеях мира. Думается, так же бережно хранятся и полученные в дар работы художника Абдурахмана Османова. «Я никогда не получал более оригинального подарка», — сказал тогдашнему руководителю Дагестана Муху Алиеву Глава Палестинской национальной администрации, лидер правящего движения ФАТХ Махмуд Аббас, принимая в дар ковер, на котором был запечатлен его портрет.

Мурад Гаджиев, в бытность директором Дербентского коньячного комбината (ныне депутат Госдумы), заказал Абдурахману Османову портрет известного ученого-винодела. Получив коверный портрет, он повез его в Крым на международную научную конференцию. Как он рассказал, ковры с портретом винодела-юбиляра привезли также из Узбекистана, Азербайджана и Ирана. После выступления на конференции Мурад Гаджиев преподнес в дар юбиляру ковер, выполненный по рисунку Абдурахмана Османова. Присутствующие были так поражены портретным сходством и мастерством соткавшей его ковровщицы, что аплодировали стоя. Остальные выступавшие не стали демонстрировать принесенные с собой подарки. На вопрос, почему они этого не сделали, был получен ответ: после дербентского подарка им неловко показывать портретные ковры, не отличающиеся таким великолепием, изяществом и мастерством работы.

Абдурахман Малаалиевич — не только художник, но и изобретатель. Он изобрел устройство, позволяющее повысить производительность ручного ковроткачества в 50 раз. От мастериц коврового ткачества, как известно, требуются огромное усердие и усидчивость, на изготовление одного ковра зачастую уходит от одного до трех лет. Устройство, изобретенное им, позволяет соткать ковер размером два на три метра за 12 часов. Сейчас Абдурахман Малаалиевич собирается запатентовать свое изобретение, оно уже прошло две экспертизы в Федеральном институте промышленной собственности, на очереди – третья.

Ныне существует много разных машин в помощь мастерам-ковроделам, но ковры ручной работы по-прежнему актуальны и востребованы, они более ценны. Считается, в такие ковры вложена часть души мастера, что не может дать никакая современная машина, несмотря на продвинутость и высокую технологичность. Но, как с сожалением отмечает художник, ковровщиц остается все меньше и меньше, и это его очень беспокоит.

— В советские времена, — говорит мастер, — ковроткачество, наряду с другими промыслами, такими как кубачинские ювелирные изделия, унцукульская насечка, балхарская керамика, были визитной карточкой Дагестана. Сегодня этот промысел, если так можно выразиться, находится в состоянии клинической смерти. После развала СССР разбросанные почти по всему Дагестану ковровые фабрики и цеха были расхищены, здания, помещения проданы за бесценок. Некогда мощное ковровое производство удалось сохранить только в Хивском районе, ковровые фабрики сохранились в селениях Хив, Ляхля, Межгюль. И сегодня именно эти ковровые фабрики могут послужить отправной точкой в реанимации коврового искусства Дагестана.

Для возрождения коврового искусства, по мнению художника, необходимо создать центры по обучению ковроткачеству, а в районах, где традиционно занимаются ковроткачеством, в общеобразовательных школах и школах искусств организовать обу­чение азам этого ремесла. Следует также открыть цеха по окраске ковровой пряжи натуральными красителями и сделать многое другое, чтобы попытаться снова выйти на международный рынок. Со своей стороны он готов оказать помощь и поддержку в этом деле. Опыт у него есть, и немалый: преподавал в школе искусств, в художественном училище им. М.А. Джемала в Махачкале, был деканом факультета изобразительного искусства Социально-педагогического института, помогал создавать в Чечне ковровые цеха. В настоящее время является главным художником Государственного табасаранского драматического театра.

— Нет ни одной проблемы, связанной с ковроткачеством, которую в сегодняшних условиях невозможно было бы решить, — считает Абдурахман Османов. — От предков мы получили это прекрасное искусство, как и все другие наши художественные промыслы. Если мы не возродим их, будущие поколения нам этого не простят.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Табасараны»