12:21 | 22 ноября, Ср

Махачкала

22.11.2017
1EUR69.8184Руб+0.153
1USD59.4604Руб+0.1858

Ведьмочка, ангел и конь в пальто…

A- A+

Совсем недавно узнала, что моя соседка Галина Мурадханова, «мама» французского бульдога Харли, по совместительству еще и куклодел. А я страсть как люблю всякие такие штучки! Вот и напросилась в гости чаю попить да на творения ее посмотреть.

– Харли, пропусти гостью! – пытается унять тявкающего песика Галина, – это он так радуется тебе. Не обращай внимания, проходи в комнату. А я тут творю…

В руках у моей собеседницы органза и длиннющая иголка сантиметров эдак пятнадцать. Она аккуратно нанизывает ткань на иголку, фиксируя результат. Бульдог успокаивается и ложится у ног хозяйки.

– И где вы этому научились? – любопытствую, разглядывая взятую с полки тряпичную красавицу в юбочке-пачке, в расписном плащике – одну из последних работ.

– Я же изучала театрально-декоративное искусство в Дагестанском художественном училище имени Джемала. Оттуда и пошло.

– А свою первую игрушку помните?

– Ага! На первом курсе нам задание дали – изготовить персонаж из сказки про Буратино. Я сделала паука. Честно говоря, я после учебы долгое время не занималась рукоделием. Однажды вдруг прорвало, и я стала шить своих барышень. Никогда не знаю точно, что получится. Иногда кукла рождается сразу. Бывает, «закапризничает»: запланируешь цвет волос, одежду, но начинаешь наряжать – и что-то не подходит. Пытаешься менять наряды, цвета. Пришьешь глаза – меняется характер, хотела сделать злую куклу, а получилась добрая. Или наоборот.

Понимаешь, это поиск. Разговор с самим собой. Это моя связь с миром. В каждую куклу я вкладываю что-то свое, а зритель – свое. Когда заканчиваю куклу, она как бы начинает жить своей жизнью. На одну игрушку уходит по 3-4 дня. А бывает, и подольше вожусь. От вдохновения зависит, – увлеченно рассказывает Галина, продолжая шить.

Слушаю ее, а в голове вертится песенка из детства: «Палка, палка, огуречик, вот и вышел человече-ее-еек…» Так и рождаются куклы. Обычно, мастерица черпает образы из своего воображения. Иногда она шьёт их под характер или «живой» прототип того, кому эта кукла предназначена в подарок. Тело делает из текстиля, прострачивает, выворачивает, набивает холлофайбером, головой служит круглый пенопласт. Она шьет воздушных кукол: ангелов, ведьмочек, веселых конопушек, хулиганок…

– Самое сложное – справиться с волосами, – поясняет Галина. – Надо каждую прядинку аккуратно пришивать к голове. Вот, смотри, – достает она рыжий парик из шкафа. – Из этого парика я делала прическу для своей рыжульки.

Так моя соседка именует куклу, которую подарила дочке своих знакомых. Недавно она стала мастерить и веселых зверушек: медвежат, собачек… Есть даже конь в пальто. Маленькие зверьки похожи на реальных и при этом очаровательны, как сказочные герои.

Делает, нет, создает Галина и кофейные игрушки. Оказывается, есть и такие. Говоря простым языком, это ароматная игрушка, созданная вручную и пропитанная кофе с пряностями: корицей, ванилью, гвоздикой, имбирем. Главное ее предназначение – это радовать хозяина и дарить ему приятный натуральный аромат.

Комната художницы, которую она отвела под мастерскую, завалена коробками, тряпочками, кружевами, бантиками, пуговками…

– Муж иногда заходит, а меня и не видно: я вся в рюшечках, тканях – вся в творчестве, – смеется моя собеседница.

– А где вы храните весь свой handmade?

– Я не храню. Часть уходит подарками, другая – на продажу… А, я же забыла сказать – мои работы и на выставки брали. В ежегодном ­«Куклограде» в нашем выставочном центре я два раза участвовала.

– Я вижу, у вас тут совы прикольные…

– А-а-а! Это я пробовала делать игрушки из журабликов – табасаранских шерстяных носков, – уточняет рукодельница. – Совы получились колоритные – на дагестанский манер.

– А есть у вас любимые игрушки?

– Я их всех люблю, но есть особенные… Среди них моя балерина-бабочка. Когда я ее делала, то планировала певицу оперную, а стала пришивать руки-ноги, они оттопырились во все стороны. Глянула, ни дать ни взять – балерина. Пришила ей крылышки (они так и напрашивались), получилась воздушная танцовщица. А еще я прикипела душой к своей «ведьмочке», которую делала в подарок к рождению ребенка своих друзей. Изначально она не была запланирована как ведьма. Такое прозвище ей дали уже знакомые. Кстати, я не даю имен своим куклам, как это делают многие мастера. У меня с этим сложно.

– Не жалко расставаться с ними?

– Ты знаешь, нет, – признается Галина. – Ведь я их делаю для кого-то. Мне порой бывает трудно воспринимать свои игрушки как что-то цельное, художественное произведение. Для меня это мазки, линии, строчки… Меня захватывают сам творческий процесс и любопытство, что же получится в итоге. А еще я рисую.., – смущаясь, добавляет мастерица. – Пойдем в другую комнату, там есть кое-что.
Вместе с нами вскакивает с места и Харли. На диване в комнате лежат две кошки. Очень вписываются в художественный интерьер, даже немного странно, что они живые. В каждом углу, на каждой полке красуются игрушки, вазы, подсвечники, пара картин…

– Это все, что у меня осталось. Какие-то вещи продала, какие-то подарила. Вот видишь подсвечник? Это обычный стеклянный стакан, расписанный акриловыми красками.

– Стакан? Какой же это стакан, это же настоящее произведение искусства! Штучная работа! – не сдерживаюсь от соблазна подержать его в руках. Причудливые узоры. Знойные африканские и восточные мотивы, холодные северные нотки, морская тематика…

– Я просто пыталась сделать что-то красивое, а получилось то, что получилось, – говорит Галина, словно оправдываясь. Пока я любуюсь ее работами, художница рассуждает о том, что мысли, чувства, эмоции посещают нас и улетучиваются и запечатлеть их можно в куклах, картинах, вазах…
А неугомонный Харли тем временем, напрыгавшись вдоволь, принес свою игрушку и положил ее к моим ногам.

– Что это значит? – недоумеваю я.

– А ничего, – объясняет Галина, – просто у каждого своя миссия в жизни: кто-то куклы шьет, а кто-то в них играет.

Статьи из рубрики «Культура»