00:00 | 17 июля, Ср

Махачкала

Weather Icon

Вымирающие, но не забытые

Народные мотивы
A- A+

В Махачкале открылась мастерская народных художественных промыслов. Теперь каждый желающий может бесплатно обучиться ремеслу предков. Кстати, другого такого центра, где научат всему и сразу, в республике больше нет.

Когда мнешь в руках глину, наносишь первый не совсем правильный узор золотыми нитями на белой ткани, стучишь ювелирным молоточком по капризному металлу, словно погружаешься в историю, восстанавливаешь связь между прошлым и настоящим. И руки начинают сами лепить, гнуть, вышивать. Они точно знают, что и как делать. Твои руки – будто и не твои вовсе, а так, сами по себе. Может, мастерство передалось от прапрабабушки, которая всю жизнь занималась этим делом? Да, с кем-то так бывает, я лично наблюдала за этим действом на открытии мастерской. Сильно удивлялась и спрашивала: а кто вас учил? Со мной все было не так гладко – таланты деда-ювелира и бабушки-вышивальщицы остались при них.

В этот день на открытии мастерской народных промыслов сотни людей проверяли в деле свои творческие способности. Мастер-классы проводили умельцы Дагестана. По их мнению, дагестанские промыслы угасают, и на то есть разные причины. А ведь было время, когда именно народные промыслы были важной частью дагестанского экспорта!

Сегодня они находятся, мягко говоря, на грани выживания. И, конечно, создание такой мастерской в городе – важное событие для республики. Появилась надеж­да, что молодое поколение заинтересуется ремёслами и для кого-то они станут частью жизнью.

Создание центра задумал Ильяс Гасангусейнов, победитель конкурса Фонда президентских грантов.

– Из Дагестана было заявлено 67 проектов, в итоге дальше прошли всего 5, и лидером стал мой проект «МаН-Про» (мастерская народных промыслов). Проект представляет собой мастерскую, в которой собраны все основные направления промыслов Дагестана: балхарская гончарная керамика, кубачинские серебряные изделия, унцукульская насечка, чеканка, гоцатлинские мельхиоровые промыслы. Мастерская будет включать в себя полный перечень оборудования, необходимого для создания народных промыслов, в том числе для развития новых форм изделий и обучения навыкам использования новейших технологий, – рассказывает ее директор Ильяс Гасангусейнов. – На сегодняшний день народные промыслы Дагестана находятся в плачевном состоянии. Имея задолженность, известный на весь мир Кубачинский художественный комбинат закрыт. А балхарская керамика, гоцатлинские промыслы, как и унцукульская насечка, держатся во многом на энтузиазме самих умельцев. Закрытие комбинатов и отсутствие площадок для обучения мастеров привели к снижению производства. В ходе опроса выходцев из промысловых сел 38 (83%) из 46 респондентов ответили, что они не владеют народными промыслами и не знают основ. В результате сильного оттока в города республики молодежь занята в основном в сфере перевозок, мебельной промышленности, в автомастерских, забывая свои корни и свои промыслы. «МаН-Про» – это место, где будут возрождаться промыслы и популяризироваться новые направления творчества вместе с новыми технологиями.

Ильяс Гасангусейнов родом из Кубачи. И, как истинный кубачинский мужчина, он тоже работает с драгоценным металлом. На созданной им площадке будут возрождать старинные ремесла и даже создадут новый бренд. Но это потом, а пока одни гости увлечены ковроткачеством, другие постигают азы кубачинского ювелирного искусства. Первый слой – гравировка. Второй слой предполагает заполнение оставшихся свободных мест другим рисунком. Затем мастер приступает к чеканке и позолоте. Завершающий, третий слой – это детальная, тончайшая гравировка, предполагающая создание миниатюрных деталей.

Кубачи славится не только изысканными украшениями и ножнами для кинжалов. Знаменит аул и золотой вышивкой. Кто бывал в этом селе или даже не был, видел на фотографиях кубачинских женщин в белых казах, украшенных собственноручной вышивкой золотыми нитями. Казов должно быть не меньше двух: на каждый день и для особых случаев.

Говорят, что казу столько же лет, сколько самому Кубачи – 15 веков. А вот формирование вышивки в Кубачи относится к XVII–XVIII векам. Огромное влияние на кубачинские традиции вышивки оказала культура Индии. Об этом свидетельствует явное сходство кубачинского покрывала с индийскими полусари.

Современные узоры красивы, ничего не скажешь, они и делаются для красоты. Старинные были со смыслом, несли информацию: откуда ты, из какого рода-племени, замужем или нет. К примеру, платок взрослой женщины был один, молодой – совсем другой. Многое, конечно, сохранилось. На казе незамужней и теперь узоры мелкие, а бахрома узкая. Если женщина в трауре, она носит просто белую ткань. Даже бахрома снимается на сорок дней или на год – в зависимости от близости родства с умершим.

Если верить легенде, первым лепить изделия из глины начал добрый бедняк Калкуччи, который научил всех односельчан этому мастерству, однако самые изящные изделия получались только у женщин. Поэтому в былые времена лепкой из глины занимались исключительно женщины, а мужчины развозили готовые изделия на повозках по всему Дагестану.

Патимат Шамадаева учит лепке знаменитых балхарских осликов и свистулек. По мере того, как глина превращается в очередное нечто, она рассказывает детям о том, как появился гончарный круг.

– С глиной в Дагестане начали работать еще в древности. Самые ранние черепки, которые находят при археологических раскопках, датируются VI-V тысячелетиями до нашей эры. Части этих керамических изделий имеют довольно аскетичные формы и не отличаются изяществом, однако с течением времени гончарное дело совершенствовалось. К III тысячелетию до нашей эры появился гончарный круг и был существенно усовершенствован процесс обжига, что сказалось на керамике. К I тысячелетию до нашей эры стали производить крупные сосуды для хранения масла, вина и зерна. В период раннего Средневековья в Дагестане уже сложились известные нам основные центры гончарного мастерства: Балхар, Джули, Кахуль, Эндери, Сулевкент, Испик. С приходом арабов в VII веке обработкой глины стали заниматься гораздо активнее, начала развиваться международная торговля, – рассказывает мастерица.

Патимат Шамадаева может слепить из глины все что угодно, причём с закрытыми глазами. Маленькой девочкой она играла не в куклы, а в глину. Сама мяла и лепила для себя игрушки.

– Проснусь рано утром, а мама и бабушка уже работают. И учить меня не надо было, я сама повторяла за ними. А сегодня во всем Балхаре едва ли наберется десяток мастериц, и это серьёзный повод для беспокойства,– с сожалением констатирует она.

Давным-давно в Балхаре был завод, и весьма успешный. Сегодня небольшая артель. Когда-то гончарный круг крутился в руках каждой балхарки. И зря вы думаете, что узоры на глиняных изделиях ничего не значат. Каждый узор на изделии – послание или оберег.

Главное, правильно его нанести и прочесть, конечно. В орнаментах балхарской керамики встречаются совсем давние элементы. Спирали, кружочки, ромбы – символы плодородия, древа жизни. С таким кувшином в доме всегда будет что поесть и род не кончится. Жаль, многие элементы утратили суть, и мало кто в них вообще верит.

Мастерицы, воспитанные на традиционных образцах, стараются переносить орнамент, доставшийся им в наследство из глубин веков.

У каждого изделия, уверяют мастера, есть определенный характер, энергетика. Если вы заинтересованы в восстановлении древних ремесел в мастерской, приносите с собой сменную одежду или фартуки, чтобы уйти чистыми.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Народные мотивы»