Сетевое издание «Дагестанская правда»

02:00 | 30 ноября, Пн

Махачкала

Weather Icon

Зажегся сам, зажег остальных

A- A+

«Режиссер – это такая профессия, когда каждый день чему-то учишься, причем у всего и у всех. Творческому человеку все подсказывает: ему могут подсказать время года, время суток, взгляд, какая-то ситуация, воспоминание... Учителей много. Учителями можно назвать и книги, которые  ты читаешь, и фильмы, которые смотришь, – все это складывается и рано или поздно приносит пользу».

Так о своей профессии рассуждает молодой режиссер Кумыкского музыкально-драматического театра, выпускник режиссерского факультета театрального института им. Б. Щукина Заур Алиев. В беседе, приуроченной к Международному дню театра, перспективный режиссер рассказал о том, как его поглотила театральная стихия и почему он не может назвать свою профессию работой.

— Как я вообще пришел в режиссуру? Все само собой сложилось. Я без преувеличения вырос в театре. Мои дедушка и бабушка работали в Кумыкском театре, а потому я был частым гостем закулисья. Когда же встал вопрос выбора будущей профессии, все было уже очевидно – я видел себя исключительно в театральном искусстве.

В 2000 году Заур Алиев поступает на актерское отделение ДГУ и в 2004 году уже активно подключается к работе в родном театре. Однако со временем пришло осознанное желание не просто быть частью какого-то сценического действа, а попытаться самому что-то ставить.

Еще в студенческие годы мне нравилось наблюдать за тем, как работает Ислам Казиев. Это был один из моих любимых преподавателей. Уже будучи работником театра, я с радостью включался в спектакли, которые ставил Ислам Имашевич. Когда видишь, как работает настоящий мастер своего дела, невольно заражаешься его энтузиазмом и сам. Со мной так и случилось. Со временем я захотел быть не просто актером, а ставить спектакли.

И вот в начале 2010 года поддержанный старшими коллегами Заур Алиев уезжает учиться в Москву, в театральный институт им. Б. Щукина. Благодаря помощи и поддержке Скандарбека Тулпарова молодой человек изучил немало полезной литературы, сумел подготовиться к предстоящим экзаменам и как результат – поступил. На тот момент он был единственным дагестанцем, обучавшимся в знаменитом театральном вузе.

– В «Щуке» хорошо помнили дагестанцев-выпускников 80-х годов, актеров, режиссеров. Очень хорошо всегда отзывались о Скандарбеке Данияловиче. Его там действительно ценят и уважают. Видя все это, я стремился не ударить лицом в грязь и учился так, чтобы не подвести и себя, и своих старших коллег-земляков. Сегодня вспоминаю, как нередко в прямом смысле ночевал в универе, порой даже не могу поверить, что и такое было.

Было и прошло недаром. Учеба в знаменитом вузе действительно дело не из легких, но человек целеустремленный и точно понимающий, чего он хочет от жизни, добьется успеха и получит необходимые компетенции в выбранной однажды профессии. Так и случилось с Зауром Алиевым. Уже ближе к концу учебы он приехал в Махачкалу и поставил на родной сцене свою первую самостоятельную работу – спектакль «День рождения кота Леопольда». Это был его преддипломный проект.

— Было, конечно же, непривычно выступать в роли режиссера перед теми, на чьих глазах я, можно сказать, вырос, с кем еще пару лет назад играл на одной сцене как начинающий актер. Чисто психологически было сложно. Но что меня порадовало тогда и радует по сей день – в театре никто не озвучивал такую мысль: «Пришел тут молодой и будет нас, аксакалов, учить». Напротив, коллеги как могли поддержали меня и поддерживают по сей день. Это дорогого стоит, – говорит Алиев.

И вот уже почти пять лет Заур Алиев радует земляков своими постановками.

– В вашей творческой копилке много спектаклей для детей. «Золотой цыпленок», «День рождения кота Леопольда», мюзиклы «Маугли и Лия», «Аленький цветочек»… Это заказ театра или же вы сами предпочитаете ставить именно детские постановки?

– Да, действительно, так уж сложилось, что большая часть моих работ на сегодня – это постановки для детей. Не потому, что для детей ставить проще. Ошибочно так думать. Дети, надо сказать, самые требовательные критики, они чувствуют фальшь, и создать то, что их, как говорится, зацепит, удивит, не так-то и просто.

— Однако это вас не пугает.

— Напротив, даже подстёгивает. Мне хочется создать то, что поразит воображение ребенка, что заставит его радоваться, смеяться. Что может быть дороже этого? Не представляю. Я помню, как меня впервые повели в наш Дагестанский театр кукол. Я тогда погрузился в настоящую сказку, в волшебное инобытие. Это ощущение и эта чудная картинка и по сей день часто всплывают в памяти, и в эти моменты я ощущаю особое тепло в душе. И потому, понимая, как важно подарить ребенку такую сказку в детстве, я с радостью берусь за детские постановки. В будущем планирую создать в театре еще не один спектакль именно для детей.

— Помимо детских постановок, что еще планируете поставить на родной сцене?

— В ближайшей перспективе начну работу над созданием спектакля «Васият» по пьесе Зарипат Атаевой. Затем, если всё сложится, приступлю к пьесе Кена Людвига «Примадонны». Ну а если говорить в целом о планах на будущее, то прогнозировать что-то точно не берусь. Единственное, наверное, уже сегодня я смело могу пообещать себе, что обязательно возьмусь за постановку пьес Александра Вампилова. Ранее я уже ставил в Кумыкском театре его «Провинциальные анекдоты». Это по-настоящему серьёзная, глубокая драматургия, и потому Вампилов для меня – один из авторов, к которому я буду возвращаться вновь и вновь. Помимо этого, я очень много читаю разной драматургии – северокавказских авторов, тюркских, зарубежную классику и современных писателей. Я ищу то, что действительно мне близко, то, чем я в первую очередь зажгусь и чем впоследствии смогу зажечь и увлечь актеров.

— Кстати, «зажечь актеров». Как вы это делаете? Вы режиссер-диктатор или режиссер-дипломат?

— Однозначно — второй вариант. Я сам по себе человек спокойный, сдержанный и потому в работе тоже обхожусь без взрыва эмоций. К тому же, как я уже ранее отмечал, многие актеры нашего театра намного старше меня, и я не могу себе позволить, грубо говоря, орать на кого-то. Это не по-нашему, не по-дагестански. Я считаю, что «зажигать» актеров надо интересной драматургией, необычной подачей постановки. Актеру должно быть интересно, и тогда он будет выкладываться по полной, а зритель — с удовольствием смотреть спектакль.

– Раз уж речь зашла о зрителе: какую реакцию вы ждете как режиссер?

– Я считаю, что если человек пришел и забыл о своих хлопотах, своих проблемах на час-полтора, пока идет спектакль, что называется, «отключил» в хорошем смысле, мозг и ушел в действие разворачивающееся на сцене, — это и есть свидетельство того, что спектакль удался. Этого можно добиться тогда, когда актер всецело погружен в свой образ и не думает о лишнем.

— Ну и напоследок скажите, пожалуйста, что является наиболее сложным в вашей режиссерской работе?

– Озадачили, однако. Если честно, никогда этим вопросом и не задавался. Профессия непростая, конечно, но я не считаю ее какой-то сложной. Не потому, что я весь такой режиссер-режиссер. Нет. Просто я воспринимаю свою профессию даже не работой, а делом, которое приносит мне удовольствие, а кто-то из великих ведь недаром когда-то сказал, что если человек найдет дело, которое ему по душе, он не будет работать ни один день в своей жизни. Вот я его нашел и поэтому получаю удовольствие от всего, и от сложностей в том числе.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Культура»