18:00 | 16 ноября, Пт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

От обратного к намеченной цели…

A- A+

Политический год… Его можно охарактеризовать как напряженный, сложный как для самой власти, так и среднестатистического россиянина, на которого прямо-таки обрушиваются информационные войны, в которых непосвященному так трудно разобраться - кто свой, а кто чужой. И регионы, ощущая на себе либеральные контратаки, праведно обличающие коррумпированную власть на местах, создающие зыбкий правозащитный фон в самых, казалось бы, уязвимых ситуациях, требующих взвешенных решений, формулировок, оказываются в центре политических событий.

Ох уж эти либералы, они словно невидимая виртуальная  паутина,   опутывающая  сознание,  создающая  основу для   протестных  настроений  толпы, манипулирующая   внутриполитическими  интересами  замороченного  санкциями   федерального  центра, испытывающего  невероятное давление   со стороны  США,  Евросоюза. Вот и  в  горном  крае, граничащим  аж с пятью государствами, ощущаются   общие для всех российских регионов проблемы, тем самым усиливая  градус  накала,   создавая   на политической карте  мира новый  источник напряжения, усиливающий  скрытые до поры до времени   сепаратистские настроения,  пытающиеся  изнутри расшатать гражданский мир, изо дня в день подтачивая устои российской государственности, саму власть, используя механизмы  экспортируемых   всевозможных  «цветных»   революций.

Собственно, технология  гибридных войн настолько растиражирована, что мало-мальски  поднаторевший эксперт с первого взгляда способен распробовать на вкус  основные   компоненты  политического  месива,  сварганенного  в пентагоновских кабинетах. И  успешно апробированная  информационная  война  в соцсетях разгорелась  не на шутку: здесь формируется общественное мнение, к нему прибегают теневые силы и те, кто пытается убедить дагестанцев в том, что власть неэффективна,  что  власть не способна управлять, и  она, власть, как и любая другая,  думает о себе, а не о народе.

Но сколько бы  не чернили власть ее оппоненты, никто из них  не сможет  доказать от обратного  все, что сделано ею в дотационном регионе,  много лет находившемся в силу разных причин в состоянии стагнации. Может, и не стоило бы перечислять, а надо:  это новые промышленные предприятия, социальные объекты,  дороги и многое другое, что остается  вне поля зрения части дагестанского общества,  для которого  реформы, словно глубокая заноза,  не дающая  покоя,  вызывающая раздражение  жесткими требованиями Главы республики, за которым так трудно поспеть не только его соратникам, но и оппонентам, пристрастно изучающим его паспортные данные, провоцирующим разговоры о его отставке.

Но существует  и другая часть дагестанского народа – интеллигенция, промышленники,   реальный  сектор  экономики,  для которых  очевидно, что реформы, которым  задает  тон Р. Абдулатипов, последовательны  и  требуют высокой степени профессионализма,  осмысления, отличных от прежних  подходов,  проектного  решения.  И все это  возможно, если сама местная власть поймет, что все, что происходит вокруг нее, — это ее усилия, ее рост, пусть и не такой быстрый, как хотелось бы, но рост. Человеческий фактор…  Очевидно, что  это   самый мощный   модернизационный задел, которым мы разучились пользоваться.  Это и политический инструмент борьбы с теми, кто пытается нарушить хрупкое равновесие, гражданский мир, давший дагестанцам  возможность,  вдохнув полной грудью свежий воздух, совершить прорыв  в экономике, политике. Но все было бы слишком просто. Стабильность, так необходимая всем нам,   словно натянутая струна,  звенит  диссонансным аккордом в устах велеречивых политологов,  рассуждающих,  сидя в кресле за чашкой кофе, о существующих политических, экономических пробелах власти,  ее просчетах, ее непродуманности,  да много еще о чем. Но, согласитесь,  диванные диалоги не стоят и  гроша ломаного, если  за  глубокомысленными сентенциями кроется лишь   желание опорочить эту власть, создав прецедент  для оппозиционных настроений.

Да, напрямую Р. Абдулатипова критиковать слабо. И не только потому, что он Глава  республики. А потому,что трудно аргументированно дискутировать  не просто с профессионалом, а  личностью,  имеющей громадный опыт в области международных, межнациональных, межконфессиональных  отношений.

Его авторитет столь высок,что вызывает уважение к нему во всем мире. Но вот у себя дома  он вынужден  из раза в раз сдавать экзамены оппозиции,  в очередной раз доказывая масштабность мышления, способность прогнозирования общественно-политической, социально-экономической ситуации на десятки лет вперед.  Многое предвидя, Р. Абдулатипов выверяет каждый свой шаг, точно  рассчитывая данный ему ­карт-бланш.

Кто бы спорил,  что желание прикоснуться к высокой политике свойственно каждому.  Но не каждому дано обладать политическим  предвидением, трезвым анализом, основанным на глубоких знаниях, в том числе и в большой  политике, так приближенной к нашей повседневной жизни. Еще более понятно желание поравняться силами с Абдулатиповым… Но соразмерять свои желания с возможностями  еще более трудная задача. Это о тех, кто вызывает чувство  неловкости политической близорукостью, отсутствием  здравого смысла,  но обладающих безмерными амбициями. Вот и в соцсетях Глава готов обсуждать   самые  острые  политические  вопросы, касаются  ли они  самурской проблемы,  где  множество самых разных позиций,  как политических,  так и научных, и давно назрела пора  дать слово ученым,  апеллирующим научной терминологией  по этой  проблематике.  Или, например, вопросы местной власти,  будь то Ногай или другой регион, требующий отдельного решения, где бы  дров не наломать…

Недосуг, что проблема Самурского леса — сложный экономический,  политический вопрос. И  узкогрупповые вопросы здесь ни при чем. Но они, эти узкогрупповые вопросы,  имеют самое непосредственное отношение к самой фигуре Абдулатипова — неудобной для многих. Но кто бы сомневался, что политик Абдулатипов многим из оппонентов просто не по зубам, только признаться в этом не хотят. Дело-то в простом, а не в его желании гасить очаги гражданской активности, как считают оппоненты, а в том, насколько сам «общественный контроль»  действенен.  Так  давайте для   начала разберемся, насколько  сами общественники готовы стать равноправными партнерами. На наш взгляд,  они просто не в состоянии удержать канат в руках и отпускают его не глядя, не пытаясь сохранять равновесие. Ведь гражданская активность – один из ключевых инструментов гражданского общества, контуры которого, словно облако  в  небе, рассеиваются при ближайшем рассмотрении, превращаясь в эфир… Так вот…

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Власть и общество»