05:01 | 20 ноября, Пн

Махачкала

20.11.2017
1EUR70.3604Руб0.0000
1USD59.6325Руб0.0000

Подвиг дагестанца Магомеда Нурбагандова потряс русскую девочку Юлю из Белгорода

A- A+

Завтра в Махачкалу прибывает семья Калининых, мать, дочь и сын, живущие в городе Белгороде, которых редакция газеты «Дагестанская правда» совместно с МВД республики сочла свои долгом пригласить в Дагестан, чтобы  познакомить с семьей Героя России Магомеда Нурбагандова и с нашей республикой. 
Все началось вот с этого письма:
 «Здравствуйте, друзья! Шлю вам стихотворение моей дочери Юлии Калининой – поэму о дагестанском герое Магомеде Нурбагандове. Мы будем очень вам признательны, если это произведение о подвиге вашего земляка найдет своего адресата. Пусть люди знают, что по всей России восхищаются им. Я – доктор философских наук, преподаватель Белгородского государственного института искусств и культуры, рассказываю своим студентам, среди которых много юношей, о подвиге их современника и практически ровесника Магомеда Нурбагандова. На занятиях по культурологии, философии я уже не раз читала студентам стихотворение дочери. Слушали, сопереживая. Надеюсь, с таким же чувством его прочтут и читатели вашей газеты», – писала Галина Калинина. 


Так и произошло. Зачитанное перед редакционной коллегией письмо вызвало необыкновенное волнение умудренных жизненным и писательским опытом журналистов. Все были удивлены и восхищены глубиной чувств и переживаний русской девочки, живущей в далеком от Дагестана регионе, потрясенной подвигом незнакомого ей молодого человека. Стихи были настолько хороши и проникновенны, что редколлегия "Дагправды" сочла нужным опубликовать их в ближайшем номере газеты в апреле текущего года.
Пролог.
Я синие горы Кавказа, 
Где рос и мужал мой герой, 
Не видела в жизни ни разу, 
Не знала я,  кто он такой. 
Но только что с телеэкрана 
Два слова сказать он успел… 
И в сердце моем – будто рана… 
Тот кадр всю страну облетел. 
Я, русская девочка, знаю 
Теперь уже имя твое, 
Тебе я стихи посвящаю. 
Взволновано сердце мое. 


             *** 
Кавказские горы сверкали 
На фоне лазурных небес. 
Бандиты внезапно напали, 
И вздрогнул от выстрелов лес. 
Он был полицейским по службе, 
Привык он свой  долг исполнять. 
И знал лейтенант: если нужно, 
Он жизнью готов рисковать. 
Бандиты в лесу окружили – 
Глазок автомата суров… 
Связали сначала и били 
И даром не тратили слов. 
Поставить смогли  на колени, 
Лишь силу к нему применив, 
Поверили сами, наверно, 
Что сломлен… покорен он им. 
Сказали ему:  «Ты согласен 
Отныне нам верно  служить? 
Иначе – конец твой ужасен! 
Тебе до утра не дожить! 
А мир, погляди, как прекрасен! 
Его будешь видеть живым, 
Скажи только нам, что согласен, 
И жизнь мы тебе сохраним». 
Кавказские горы сияли 
И, глядя в небесную высь, 
Ему, сыну горца, шептали: 
– Держись, Магомед… Ты держись… 
Ты сам не вставал на колени, 
Ты сам  не касался земли… 
Сломить твое тело сумели… 
Но дух твой сломить не смогли… 
И, глядя на горные скалы, 
На небо родное свое, 
Достойно и твердо сказал он: 
«Работайте, братья». И – все… 
Ни гор этих, с детства любимых, 
Ни неба… Ни солнца… Ни скал… 
Ни туч этих, ветром гонимых, 
Уже ничего не видал… 
А мог бы. Ведь мог  согласиться: 
«Согласен… Вам буду служить…» 
Ведь с жизнью так страшно проститься! 
И жить… Ведь так хочется жить! 
Да, мог бы… Они того ждали, 
Готовясь на камеру снять. 
Но только его не сломили! 
Нельзя его было сломить! 
Да, мог бы! Но гордый и смелый 
 Предательству смерть предпочел. 
Другим просто быть не умел он 
И гордо из жизни ушел… 
Какое же мужество надо: 
В лицо прямо смерти смотреть, 
Под  черным зрачком  автомата 
Сказать те два слова успеть. 
Кавказские горы темнеют 
Под небом печально-седым. 
Они говорить не умеют, 
Но помнят, каким был их сын. 
Он в памяти жив благодарной 
Всех тех, кому  честь дорога . 
И подвиг звездой лучезарной 
Горит, ослепляя врага. 
Любой дагестанский мальчишка 
О подвиге знает его. 
Причем не по фильмам и  книжкам – 
Живой он пример для него. 
По-прежнему вечером синим 
Он входит опять в дом родной – 
Веселый, спокойный, красивый, 
Родной и любимый… Живой! 
Его ждет жена и ждут дети, 
Вновь сядут за стол всей семьей. 
Он был для них  лучшим на свете! 
Теперь же для всех он – Герой. 
Два сердца (бывает такое) 
Забились в груди одного: 
Отец, воспитавший Героя, 
В тот миг был в Кремле за него. 
Казалось мне: в зале огромном 
Глазами нашел ты меня 
И голосом тихим, спокойным 
Сказал мне:  «Работай, как я…» 
Я сердцем  своим понимаю: 
Не мне только это сказал: 
Герой потому умирает, 
Чтоб подвиг других зажигал. 
Синеют Кавказские горы… 
Кавказский я слышу мотив… 
Стоишь со Звездою Героя… 
Пусть в памяти нашей, но – жив! 
Юлия Калинина. Четырнадцать лет. Ученица средней школы № 42 г. Белгорода.