Сетевое издание «Дагестанская правда»

05:00 | 24 января, Вс

Махачкала

Weather Icon

ЕГЭ? Эге

A- A+

Внутренним источником роста оплаты труда учителей может служить ещё и экономия расходов в самой системе образования. Посмотрим, что можно сделать по этой части. При максимуме зарплаты в 100-200 тысяч, которые прогнозирует в случае реализации своего проекта Михаил Чернышов, примем среднюю зарплату скромно в размере 30-50 тысяч. В системе образования республики 50 тысяч учителей. Это не считая ещё почти 30 тысяч остального персонала. Перемножив, получаем: только для учителей потребуется порядка 25 миллиардов рублей, а с остальными и все 40 миллиардов. И какая экономия для того, чтобы обеспечить это, должна быть у системы образования при его бюджетном финансировании, как сообщает он сам, составляющем 10 миллиардов? Для роста остаётся только один существенный резерв — уменьшить во много раз количество самих учителей и экономию распределить среди оставшихся. Однако тогда в каждом классе придётся размещать по сотне учащихся, да и самим учителям работать по 25 часов в сутки. Возможен и комбинированный путь. Например, уменьшить в разы и число учителей, и саму учебную программу (интересно, что именно в ней нужно будет столь сокращать?). Можно вообще перевести учащихся на самоподготовку и оставить только небольшое число учителей-консультантов. Кстати, нечто подобное в предлагаемой им системе и проглядывается. Я позволю себе воздержаться от более детального пересказа предлагаемых нововведений, потому что это займёт слишком много места и, боюсь, что не каждый читатель будет в состоянии сходу понять их смысл.

***

Одним из главных составляющих предлагаемого проекта является внедрение современных технических новаций из области информационных технологий. Вместе с тем не следует забывать, что они тоже довольно дорого стоят – вновь вопрос для бюджета, в том числе и семейного. Однако, дело даже не в этом. Школа — это не только образование, но и воспитание. Здесь и коллектив – класс, и воспитатель – учитель, классный руководитель. Нам же предлагают схему, по которой подросток во многом отчуждается от них («отказ от обязательной локализации учащихся в школе») и оказывается представленным самому себе. Родители на работе, в школе тоже как-то вроде некому, получается, особо присматривать. Интересно, что думают на этот счёт психология и педагогика? Например, я не совсем представляю себе летом 12-15-летних детей изо дня в день прилежно, в порядке самообразования глядящих на монитор компьютера и внимающих лекциям пусть даже лучших в мире преподавателей, записанным на DVD. Одно дело – интерактивное преподавание на расстоянии в реальном времени, предполагающее обратную связь, да и то очень сильно сомневаюсь, а другое – не переспросить, не уточнить, не проверить, как усвоено. Правда, автором предлагается учредить некий центр поддержки образования, который по каналам мобильной связи что-то там будет передавать. Возможно, и ответы на возникающие у школяров вопросы. Они – эти центры, вероятно, должны работать круглые сутки и без перерыва, потому что одни любят заниматься по утрам, другие по ночам…

***

Чисто технократический подход, возможно, в чём-то и допустимый в высших учебных заведениях, совершенно недопустим при работе с подростками. И потом, даже на уроках с использованием интерактивной связи разве учащиеся должны быть предоставлены сами себе? Разве при них никого не должно быть? А как быть с физикой или химией – в смысле лабораторных занятий? Лекции на DVD от суперпрофессионала, а колбочки и амперметры от серого недоучки? Безусловно, ученик должен уметь самостоятельно находить информацию, чтобы отвечать на вопросы, поставленные преподавателем, в том числе используя и современные информационные технологии, но это уже совсем другое. Инновации есть инструмент в руках учителя, но никак не его подмена, да и дети — это не унифицированные заготовки деталей, обработку которых по единой технологии для повышения производительности можно производить на автоматизированных линиях. К каждому ребёнку требуется свой подход. Думаю, это один из фундаментальных принципов педагогики. Кто-то, возможно, и готов целыми днями прилежно заниматься самообразованием, ходить по репетиторам и пр. Но вы много знаете таких детей? И не факт, что именно среди них находятся будущие Эйнштейны и Моцарты.

***

О том, что предлагаемая система имеет немало принципиальных изъянов, свидетельствует и то, что её автор с лёгкостью необыкновенной допускает для учителей 40-часовую нагрузку в неделю, то есть около 2000 часов в год. Это, конечно, не 25 часов в сутки, о которых говорил я, “но тоже ничего”. Если считать, что к каждому уроку учителю ещё надо и подготовиться, то получается шестидневная рабочая неделя с 10-часовым рабочим днём. Если мы хотим, чтобы педагог на занятиях действительно работал, отдавая всего себя детям, а не отбывал время, то через год такой работы его ожидают нервное истощение и клиника. Для справки — среднероссийская нагрузка учителей сейчас составляет порядка 700 часов в год, что примерно укладывается в показатели и других стран – где-то несколько больше, где-то меньше — но никак даже близко не 2000 часов. Такому примерно одинаковому для всех государств ограничению нагрузки на преподавателя, я думаю, имеется вполне научное обоснование.

***

Теперь рассмотрим второй столп базиса – самих учеников с их родителями. Авторы, как и я, сетуют на то, что систему разъела коррупция и по сути для людей главное – не знания, а оценка в дипломе, ради которой они готовы на всё. Выход из такой ситуации я вижу в том, чтобы государство боролось с коррупцией прежде всего не в школе, а за её стенами. Чтобы карьеру на госслужбе и успешность в бизнесе гарантировали не блат, а знания, умение и честная конкуренция. Тогда в идеале стоимость купленных отметок и дипломов, не подкреплённых мозгами, начнёт стремиться к нулю, потому что перестанут играть ту роль, которую играют сейчас – была бы бумага, а тёпленькое местечко пробьём. Учащиеся и их честолюбивые родители окажутся поставленными перед фактом – или учиться, или в дворники и ночные сторожа. Их пресс на учителя, перед которым сейчас просто невозможно устоять, и никакое ФСБ не спасёт (кстати, у них тоже есть дети), исчезнет, а точнее превратится в пресс с требованием прежде всего знаний, а потом уже отметок. Родительский контроль за образованием окажется посильнее государственного. Да и психология самих учащихся, их отношение к учёбе тоже претерпят радикальные изменения – я уже приводил пример того, насколько сейчас разнится отношение студентов к учёбе в дагестанских и московских вузах.

***

Автор же эту сторону вопроса вообще не упоминает и делает акцент на то, чтобы отделить учебный процесс от оценивания его результатов. Для этого школа должна разделиться на центры образования, где должна идти учёба, и независимые от них центры компетенции, которые будут заниматься экзаменами. Идея сама по себе, возможно, и интересная, но как дополнение, когда уровень внешней коррупции опустится до какого-то сопоставимого с приличными странами уровня. А так, какую хитроумную схему ни придумывай, она не сможет устоять перед тотальным давлением родителей, жаждущих получить для своих чад бумагу с красивыми отметками, независимо от того, заслуженные они или нет.

***

Вам нужны доказательства? А разве то, что творилось с ЕГЭ, не является таковым? Со всеми его похожими на детектив засекречиваниями тестов, системами допусков, контроля и пр. По сообщениям в СМИ можно видеть, как шутя преодолеваются в Дагестане эти оборонительные пояса. Так что добавление сверх ЕГЭ ещё чего-то, ещё более мудреного, так же не даст ничего, как и замена традиционных экзаменов на ЕГЭ. Центры компетенции, предлагаемые уважаемым господином Чернышовым, ожидает то же самое, какие бы страшные кары ни предусматривал он для них в случае мошенничества. Сейчас тоже за торговлю оценками к государственным наградам вроде не представляют, и ничего – рынок таких услуг процветает.

***

Ещё одна идея доклада – введение элемента конкуренции – борьба образовательных учреждений за школьника, которая заставит их стремиться к повышению качества предоставляемых услуг. Этот принцип по сути применяется у нас в медицине, где, например, роженица, имея на руках сертификат, оплачиваемый бюджетом, сама выбирает то учреждение и вроде даже врача, у которого хочет рожать. Ну и, соответственно, деньги за оказание медицинских услуг от бюджета поступают адресно именно туда. К сожалению, в школе внедрение таких правил весьма проблематично. Сельская роженица, если на то уж пошло, хоть в другой район, хоть в Махачкалу может поехать. Это у неё разовая акция. В нашем же случае, возможно, в городах этот подход и будет работать, но как быть со школьниками, у которых на весь аул одна школа и в ней по одному учителю на каждый предмет – это ещё не самый худший вариант — и учиться надо целый год? Кому среди конкурирующих школ или учителей нести свой сертификат, если таковых нет в округе? Посылать детей в соседний аул или район? Разве это реально? Таких школ в республике множество, и оплата труда учителей в них тоже должна быть достойной. Или же у сельских школ должны быть свои стандарты обучения — второй сорт, а у городских – свои?  

(Окончание следует)
 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Образование»

  • Технопарк на колёсах 

    Организация инновационной проектной деятельности в образовательных учреждениях, расположенных в сельской...

    104

    8:16  17.12.20

  • Коронавирус

    Образование в период пандемии 

    Мы в 2020 г. внезапно начали жить онлайн. Я не врач, о здравоохранении пусть расскажут профессионалы. Хочу...

    88

    8:10  15.12.20

  • наука

    Вклад в военную науку 

    В Санкт-Петербурге в серии «Подводное оружие» вышла очередная монография дагестанского ученого Шамиля...

    171

    8:04  10.12.20

  • Не прекращайте учиться! 

    В последних числах ноября вот уже в шестой раз прошла международная просветительская акция «Географический...

    81

    8:16  02.12.20

  • Дошколятам – о Дагестане 

    Воспитатель подготовительной группы детского сада № 40 Калининского района Санкт-Петербурга Наталья...

    90

    8:10  12.11.20

  • наука

    Трудные вопросы тонкой материи 

    Дагестанскому федеральному исследовательскому центру Российской академии наук – 75! Для справки: это самый...

    179

    8:26  30.10.20