Сетевое издание «Дагестанская правда»

08:00 | 20 апреля, Вт

Махачкала

Weather Icon

Образование в период пандемии

Коронавирус
A- A+

Мы в 2020 г. внезапно начали жить онлайн. Я не врач, о здравоохранении пусть расскажут профессионалы. Хочу поделиться своими мыслями о том, как быть, что делать в жизни, образовании в период пандемии.

В образовании – в вузе – работаю около 50 лет. Много видел, не счесть, сколько было реорганизаций. Но никогда не ожидал, что на нас нападет такой опасный враг, как коронавирус. Прямые социальные контакты людей уменьшились в десятки раз.

Может, это прообраз нашей будущей жизни? Видимо, сама жизнь переходит в онлайн. Уже начало зимы 2020 г., вирус снова свирепствует, по сей день косит миллионы жизней на планете. Какой выход? Что делать? Виден ли конец? Сколько специалистов, столько же разных мнений.

Наша страна, мобилизовав все силы и средства, уделяет огромное внимание борьбе с этой заразой, хотя вначале была и растерянность. «Враг» был неизвестен. С начала 2020 г. на борьбу с ним выделено более 1,5 трлн руб., Министерством обороны РФ построены 23 медицинских центра, 3 из них в Дагестане, оказывается большая помощь населению по сей день.

Самоизоляция

Это колоссальная пытка, замена всего уклада жизни. Мои слова поймут те, кто несколько месяцев коротал дни в четырех стенах квартир. Чуть легче тем, у кого дом, хоть во двор выйдут. А куда идти из квартир? Работы велись на удалении. Цифровое дистанционное управление (ДУ) нас испытывало на твердость в сложнейших условиях. А многие системы не прервали свою деятельность, особенно социальная сфера. Мужественно трудились все в авральном режиме, не останавливая свою работу.

Особенно тяжело было в образовании и здравоохранении, где переход на дистант был тяжелейшим испытанием. Всего по России в системе высшего образования (ВО) на «дистанционку» было переведено более 1 млн дисциплин. К сентябрю 2020 г. стало очевидно, что полностью программу ВО перевести в онлайн невозможно, т.к. 60% преподавателей вузов до пандемии никогда не проводили занятия в дистанционном режиме. Несмотря на такие трудности, системой «дистант» в 2020 г. в вузы были зачислены 620 тыс. студентов и 719 вузов 1 сентября 2020 г. начали учебный год, только 5 вузов – в октябре (Данные Госдумы РФ).

Мы не ожидали, что нам придется встретиться с биотерроризмом. Думали, что возможны землетрясения, наводнения, даже готовились к войне, защите чести России, если враги на нас нападут. Но к защите от невидимых вирусов мы оказались во всем мире не готовы. Около 8 млрд человек в мире сегодня живут в страхе, в поисках выхода, лекарств, вакцины. Все эксперты твердят, что еще имеются риски новых заражений. Страх, тревога, самоизоляция, ослабления связей с другими, снижение доверия к ученым, разобщенность, одиночество – это серьезные удары по психике большинства людей. Эти чувства известны только тем, кто 5-6 месяцев уже сидел в небольших квартирах, не имея даже возможности дышать свежим воздухом. Куда мы придем? Как выработать иммунитет к этой заразе? Что делать, чтобы один на один не остаться с вирусом?

Что делать, если природа восстала против человека? Может, мы не умеем общаться с природой, своим безумством обидели ее? Передовые страны как-то борются с этой опасностью, Россия впереди. А как быть миллиардам людей в бедствующих странах?

Как было раньше в образовании?

В учебных заведениях пандемия изменила всё, но в них учебный год не прервался, несмотря на трудности. Многие выпускники школ сдали ЕГЭ, а выпускники ссузов, вузов защитили выпускные работы и получили дипломы. Этот процесс стал необратимым, несмотря на трудности в начале пандемии. Удалось на уровне провести учебную и экзаменационную сессии. С 20 июня с.г. абитуриенты на удаленке подавали документы в приемные комиссии.

Начиная с марта 2020 г. 16 млн школьников из 40 тыс. школ в России, все ссузы, вузы работали в онлайн-формате. Ситуация была стрессовая. «Удалёнка» для всех было шоковой новостью. Испытание выдержали большинство преподавателей и обучающихся.

У многих обучающихся и преподавателей не оказалось дома компьютеров и другой техники. Когда такая техника стоила 15-20 тыс. руб, многие не приобрели ее. В период пандемии цены поднялись в несколько раз. Не везде была устойчивая скоростная интернет-связь.

Проводить занятия путем онлайн разрешило и рекомендовало еще в 2012 г. Минобрнауки РФ. Несмотря на это, большинство учебных заведений не были готовы к работе на удаленке.

Какова ситуация сегодня?

Правительство РФ принимает активные меры для восстановления экономики России, выделено много средств производству и социальному сегменту для их поддержки. Чтобы выйти из кризиса, нужны кардинальные меры. 75% предприятий пострадали от вируса. Только 5% предприятий в России считают, что у них все в порядке (журнал «Огонек», № 25, июнь, 2020 г.). Предприятия, попавшие в «долину смерти», нуждаются в серьезных финансовых вливаниях. Около 3% ВВП нужно направить в экономику, чтобы вывести ее из кризиса. Это тяжелейшая задача.

Хорошо, что в России долго накапливались резервные фонды – подушка безопасности. Особое внимание следует уделять ускоренному развитию машиностроения, технологического оборудования, ОПК, авиации, транспорту и т.д., чтобы снизить их импорт. Следует повышать зарплату для увеличения спроса на всю продукцию, производимую в России. Хватит «сидеть» на импорте. Развивать надо малый и средний бизнес.

На начало 2020 г. в фонде национального благосостояния России было 8 трлн рублей – это был солидный резерв страны. Только для поддержки семей было выделено около 600 млрд руб., рассчитанных на содержание около 27 млн детей. В системообразующих предприятиях РФ трудятся более 6 млн человек, им на пополнение оборотных средств выделено 140 млрд руб. Автомобилестроение получило 25 млрд руб., легкая промышленность – более 1 млрд руб., санитарная авиация – 15 млрд руб. и т.д.

Ожидается, что денег в резерве России к концу 2020 г. будет 8 трлн руб., а золотовалютный запас составит более 570 млрд долл. («Российская газета», 24.07.2020 г.)

Невозможно проанализировать обстановку во всех отраслях в этой статье. Хотелось поделиться своим мнением, как обстоят дела в образовании сегодня.

Врачи пугают старшее поколение преподавателей тем, что вирус их «ищет», а по ТВ врач Мясников говорит: «Что здесь плохого – ну, умрут миллионы людей». Установлено, около 60% носителей вируса остаются «втайне», не обращаясь даже к врачу. Как раз они и распространяют вирус по всему миру. Многие восточные народы, приветствуя других, вместо рукопожатий кланяются друг другу. А у нас каждый сует свою руку другому при встрече.

В Японии не принято ходить, взявшись за руки. Здесь всех отправили на удаленку, отменены деловые встречи, везде имеются антисептики, запрещены любые сборы, совещания, собрания. Кино, театры, клубы, спортсооружения, выставки, магазины, рестораны во многих странах закрыты. Самые опасные рассадники заразы – это общественные туалеты, мусорные свалки.

Когда закончится пандемия, никто не может сказать, наоборот, СМИ сегодня сообщают о том, что в мире снова ожидается «нападение» вируса на нас. Нужны тщательная гигиена рук, соблюдение дистанции, нахождение дома при плохом самочувствии, ношение масок хотя бы для ложной безопасности.

Что надо менять?

Долгие годы в России многократно менялись стандарты образования. После пандемии все лекции читать надо перед камерой, разные методички предлагать и т.д. Занятия онлайн не могут заменить привычные формы обучения, общения, воспитания.

Вспомните минуты общения со школьниками, студентами после лекций, занятий. Сколько вопросов, какие любознательные глаза! Начинается следующая пара, а вас студенты не отпускают. Как интересны общения с коллегами во время перерывов! При онлайн-обучении в конце лекций преподаватели и студенты, школьники остаются наедине с экраном. Не с кем поговорить, пообщаться. Только один путь – на кухню за кофе. Одиночество вызывает стресс, а молодежь не может жить без живого общения с друзьями. К онлайн-обучению придется привыкать.

В дистанционном образовании (ДО) есть свои плюсы. Учащийся занимается в домашних условиях, в удобное для себя время, не пропуская занятия. Для родителей – дети всегда дома. Почти у всех учеников резко появился интерес к технике. Заметно поднялась самодисциплина учащихся. В домашних условиях у детей всегда налажена система питания, отдыха, сна и т.д.

Онлайн не мешает контролировать обу­чение, оценивать их, следить за расписанием и другими образовательными документами. И дневники ведутся электронные. При желании родителям всегда легче следить за учебой своих детей. Интересен факт: в среднем в год ранее Эрмитаж посещали около 5 млн посетителей, а онлайн за полгода 2020 г. в Эрмитаж пришли 45 млн человек.

Школьнику, студенту могут помочь и другие, особенно родители, они и раньше до пандемии следили за учебой детей. Некоторые могут списывать с учебников. Многие эксперты отмечают, что решения задач в период пандемии переписывали в РФ 60-65% обучающихся. И здесь нет ничего преступного – пусть пользуются учебным материалом. Не все родители могут ответить на вопросы своих детей. Не всякая семья имела финансовую возможность обеспечить техникой своих детей. Также тяжело было семьям, где учатся несколько детей при одном компьютере на семью. Плохо, когда ограничены живое общение, совместные игры с одноклассниками.

Смогут ли вузы одолеть трудности с цифровым обучением?

Не секрет, что преподаватели отстают в работе с электронной почтой, в использовании онлайн учебных ресурсов. Формирование цифровых компетенций – очень сложный процесс, тем более в ускоренном формате.

Все оцифровать на 100% нельзя, для исследований нужна библиотека, лаборатории, само производство. Пытливый ученик должен читать книги, научные труды, чтобы изучить все, что изобретено было до него. Будучи в Париже, я сразу пошел в библиотеку Сорбонны, где более 2 тыс. мест, и в очереди простоял более 1,5 часа, чтобы туда попасть. Также было в Турции, когда заехал в Университет Анкары. Я попросил повести меня в библиотеку университета, было 2 часа ночи, в библиотеке в это время не было свободных мест, а студенты, ожидающие своего часа, во дворе играли в футбол. А у нас библиотеки в России почти пустуют. Раньше в библиотеке им. В. Ленина в Москве бывали очереди, в последние годы и здесь свободно. Я посетил новую библиотеку МГУ в Москве в 2015 г., которую построила мэрия г. Москвы при Ю. Лужкове за 26 млн долларов. Красота, комфорт, удобства, из главного корпуса МГУ туда сделали подземный переход. Странно было: библиотека была пуста. После этого я еще несколько раз бывал там – всегда там пусто. Нам никакая мэрия никогда не помогала, а МГУ был сделан такой жест Ю. Лужковым.

Занятия на удаленке должны стать помощниками к обычным формам занятий. Онлайн-образование не будет дешевым. Мы еще не знаем, что будет с психикой преподавателей и обучающихся. Точно могу утвердить – никакой дружбы, взаимопонимания обучающихся и преподавателей не будет, их отношения будут холодными, отчужденными. Летом я встретил одного знакомого, у которого сын поступил учиться в МГУ как отличник, победитель олимпиад. Летом его сын сдавал последний экзамен своему же преподавателю МГУ, сидя дома в Махачкале. После сдачи экзамена преподаватель попросил студента показать квартиру в Махачкале, где он сидит, под столом, по углам и т.д. Мальчик получил «отлично», и сессию он сдал онлайн на «отлично». Но у родителей, у студента самого остался неприятный осадок, почему такие подозрения, недоверие? Эту обиду они не могут забыть и думают перейти в другой вуз в Москве. Можно было бы это простить, если бы преподаватель не знал хорошо своего же студента-отличника. Такие моменты – это явления, связанные с переходом на ДО.

Как жить и работать будем дальше?

Необходимо строго выполнять требования Роспотребнадзора. Разные народы по-разному себя ведут. Некоторые страны более успешно борются с вирусом, т.к. в них порядка больше. Здесь важны и особенности, менталитет самих народов – немцы, китайцы, японцы более аккуратны и требовательны к себе и указаниям врачей, у них высокая дисциплина, они аккуратно исполняют все предписания врачей. В России и Дагестане многие действуют по своему пониманию, восприятию. Здесь нужны строгие карантинные меры государства, как в Китае, Японии, Гонконге, Корее. В Англии, Испании, Италии этого не наблюдалось. В Швеции не вводили строгую изоляцию населения, о чем потом пожалели. Например, в Китае при вспышке вируса в каждом подъезде жилых домов дежурили военные, которые проверяли, кто и зачем выходит на улицу. Во многих странах за отказ от выполнения правил поведения штрафовали людей. Если в Китае человек, зная о своей болезни, появлялся в общественных местах, то ему грозила смертная казнь. В России мы не заметили строгости наказаний при нарушении условий карантина. В Китае младшие безусловно подчиняются старшим. В противном случае они очень сурово наказываются.

Тысячелетиями на Кавказе гордились традицией уважения старших. К сожалению, в последние годы такая высокая культура поведения медленно «размывается». Нужна массовая мобилизация всего населения в борьбе с вирусом. США не смогли мобилизовать свой народ, здесь каждый штат живет по своим законам, т.е. власть здесь децентрализована.

Пример: с начала нового учебного года в школьных классах опять по 30-40 детей, что категорически нельзя, маски носят 1-2 ребенка, я сам это заметил. Обедать за 10 минут невозможно, надо увеличивать обеденное время хотя бы до 30 минут.

Стоимость горячего питания зависит от района, села, где находится школа, от снабжения школ продуктами. Следует снабжать школы без посредников для снижения цен и т.д. Термометрия должна быть ежедневной процедурой. При обнаружении высокой температуры хотя бы у одного учащегося следует весь класс с учителями переводить на двухнедельное ДО.

Перед нами стоит важная задача – восстановление экономики в России. Нам нужно мобилизовать весь народ и свои скудные средства на борьбу с вирусом.

Образование в будущем также будет пользоваться ДО. Никто не может предсказать, остановим мы коронавирус или нет. Ясно одно – многим учащимся, преподавателям необходимо повысить свои знания и учения на цифровой системе обучения и преподавания. Стало ясно: цифровая система обучения при желании и умении повысит и качество образования. Конечно, преподаватели, активно использующие цифровую систему обучения, должны быть заинтересованы материально больше, чем те, кто не желает дружить с «цифрой». Никто не отменит традиционные формы обучения, о чем предупредил Президент России В. Путин. Видимо, в перспективе нам всем придется совмещать обычные занятия в аудиториях с ДО.

Пандемия заставит нас изменить многие формы работы. Например, опасно проводить обычные линейки, традиционные выпускные вечера и т. п. Не следует проводить массовые мероприятия и в будущем, чтобы не допустить заражения вирусом.

Никогда цифровое образование не заменит обычные занятия, особенно в воспитательном процессе. Многие годы мы поднимаем вопрос о необходимости снижения бумажной отчетности в образовании. Но с каждым годом эта нагрузка увеличивается. Пандемия 2020 г. показала, что уже надо не только уменьшать бумажную отчетность, а вообще заметно уменьшить и цифровую отчетность.

Всем преподавателям следует немедленно начинать учебу, повышать свою квалификацию для ДО. Даже диссертации придется защищать на удаленке, вся учеба будет в новом формате. Сократится число членов диссоветов. Уже есть приказ Минобразования РФ по этому вопросу.

Цифровое образование уже к нам пришло навсегда вместе с вирусом. Нужны техника, скоростной интернет. Главное – следует безотлагательно обучать преподавателей и учащихся осваивать цифровое образование и все формы составления учебных планов, отчетности переводить в электронный формат. Цифровые программы придется широко использовать и в очной форме образования пользоваться передовыми формами, методиками лучших преподавателей страны.

Работа на удаленке станет законом. ВОЗ сообщила, что вирус еще десятилетия будет свирепствовать в мире. Развитые страны только соревнуются, кто раньше разработает вакцину. По нашему мнению, следует уделять первоочередное внимание следующим мерам в образовании.

В центральных регионах России, в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Омске, Томске, Новосибирске и других жизнь налажена более-менее. Из регионов учиться все едут в Москву, Санкт-Петербург и другие крупные города, скоро никто не останется в регионах, малых городах. В России придумали название «неперспективные» и забросили пол-России. Специалисты остаются в больших городах, забросив свою малую родину. Сегодня, ухватившись за болонскую систему и ЕГЭ, поддавшись зарубежным «советам», сделали такую хитрость, когда грамотные школьники с хорошими баллами уезжают в центральные вузы на учебу и никто обратно не возвращается. Дошло до того, что мы не рады бываем медалистам, отличникам, победителям олимпиад в регионах – они уедут на учебу в центральные вузы и больше в Дагестан не вернутся, т.к. и работу найти в центре легче, чем в регионах. Крупнейшей ошибкой было, когда в центре строили, открывали большие вузы, предприятия. В случае войны также опасно, когда все концентрируется в центре. Хотя бы сейчас пора уделять внимание регионам. После распада СССР в 90-е годы XX века перестали уделять внимание стратегии размещения производительных сил России. Зарубежные инвесторы свои предприятия и сегодня строят в Санкт-Петербурге, Москве, Калуге и других центрах России.

В регионах они размещать свое производство не хотят, хотя в регионах избыток рабочей силы. Иностранцы специально всё собирают в центр, чтобы было легче уничтожить. С образованием также случилась трагедия. Все ведущие вузы размещены в центре. В Москве 1 вуз приходится на 30 тыс. человек населения, а в Дагестане – 1 вуз на 500 тыс. человек. Государство все внимание уделяет только центру, и все делается, чтобы вузы в регионах не развивались. Таким образом, указания В.Путина не выполняются.

В других регионах России дела еще хуже, чем в Дагестане. Учителя в Москве, области и других развитых регионах получают зарплату около 100 тыс. в месяц, в Дагестане же – 15-20 тыс. Вирус «требует» исправить неравномерность размещения вузов в России, т.к. многие студенты в регионах будут работать на удаленке. За последние годы Рособрнадзор закрыл 1,5 тысячи вузов в России и их филиалы, особенно в регионах. Поэтому молодежь уезжает в центр и крупные города. Сегодня требуется сохранение и увеличение вузов в регионах, чтобы удержать там молодежь, без чего невозможно будет перейти на «цифру».

Нам казалось, что руководство России это заметило и начало менять систему планирования. Скажу честно, только один В. Путин обращает на эту опасную несправедливость внимание, он и говорит об этом постоянно на совещаниях, а остальные чиновники не шевелят даже пальцем. 6 февраля 2020 г. В. Путин, выступая на Госсовете, сказал: «Считаю необходимым выработать новые дополнительные решения по укреплению высшей школы в российских регионах». Далее он, критикуя сверхконцентрацию образовательных учреждений в Москве, где сосредоточено более 200 вузов, т.е. 25% всех вузов России, сказал: «В свое время, еще в XIX и XX веках, подобная концентрация была объективной. Но затем это приобрело явно гипертрофированные формы, в т.ч. из-за общих социально-экономических диспропорций в стране на рубеже XXI века. Сейчас это серьезный вызов для сбалансированного развития всего пространства России. Слаба оснащенность региональных вузов, высок их физический износ. Многие выпускники региональных школ уезжают в столицу, где и образование лучше, и жизнь интереснее. И обратно они уже не возвращаются, а регионы при этом теряют самое ценное – талантливую молодежь, кадры». Он указал на необходимость создания добротных условий для саморе­ализации молодежи, комфортной жизни, дал указание увеличить количество бюджетных мест в регионах.

Также В.Путин сказал: «Предлагаю обновить, построить в регионах современные студенческие городки с учебными аудиториями, спортивными сооружениями, жильем для студентов, аспирантов и преподавателей. Прошу Правительство России реализовать комплекс мер по модернизации всей системы образования в регионах. Решению этой задачи следует подчинить все нацпроекты. Избавиться от вузов-пустышек, концентрировать потенциал вузов и НИИ там, где это обоснованно».

По данным Госдумы РФ, средства региональным университетам выделяются в десятки раз меньше потребностей по России. А денег на строительство кампусов, общежитий не выделяется вообще. В Дагестане дела обстоят еще хуже. Никому нет дела, где будут жить студенты при такой бедности, снимать жилье дорого. По этой причине многие выпускники школ Дагестана уезжают учиться в вузы других регионов, где есть общежитие.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Коронавирус»