Сетевое издание «Дагестанская правда»

17:00 | 15 января, Пт

Махачкала

Weather Icon

А завтра была война

A- A+

Харьковский железнодорожный вокзал 19 июня 1941 г. был заполнен людьми до отказа. Было непонятно, кто кого провожает. Одни смеялись, другие плакали. Вскоре подоспел состав, и мы, курсанты артиллерийского училища, начали посадку в вагоны. Я немного задержался: не мог отойти от родителей и моей девушки Талы Мирошниченко.

Протяжный гудок паровоза и крики моих друзей заставили меня оторваться от мамы и отца. Не помню, как впервые в присутствии родителей обнял и поцеловал Талу. Она, отпуская меня, заплакала навзрыд. Мне показалось, что я с родителями и любимой девушкой расстался навсегда. Я стоял в тамбуре и не знал, что делать: впервые видел всегда веселую, жизнерадостную красавицу Наталку с глазами полными слез. Поезд набрал скорость, и моя первая юношеская любовь растворилась в дымке.

Когда я вошел в вагон, меня поразила мертвая тишина. Курсанты сидели как обреченные. Но это длилось не очень долго. Молодость взяла свое. Послышался смех, начались обычные курсантские подначки… А потом все начали петь только что появившуюся «Если завтра война, если завтра в поход, будь сегодня к походу готов!». Кто-то вспомнил события на Халхин-голе и озере Хасан, когда Красная Армия показала японским самураям всю силу нашего оружия, и они бежали «под напором стали и огня». А кто-то,  возомнив себя большим специалистом, стал рассказывать о преимуществе 85-миллиметровой пушки, которая могла вести огонь по наземным и воздушным целям. Правда, никто еще эту пушку не видел, но мы с уважением слушали своего Краснобая. К полуночи в вагоне стало тихо. Утром мы прибыли в г.Сумы. Первые впечатления были не ахти какие.

Харьковское артиллерийское училище имело прекрасные условия для занятий и отдыха. А на новом месте нам выделили одно большое многоэтажное здание, которое было предназначено для Сумского училища. После построения мы под духовой оркестр отправились в столовую. 21 июня нас строем провели по городу. Это был, как говорили в старину, заштатный губернский городок…

22 июня нас подняли по тревоге и построили на плацу. Начальник училища генерал-майор Чеснов сказал: «Сегодня в четыре часа утра немцы большими силами перешли государственную границу и углубились в глубь нашей территории. Училище переходит на военное положение. Отпуска и увольнения отменяются».
После команды «разойдись», к нам подошел старшина Опанасенко и тихо сказал:

— Это, хлопцы, война.

— Да вы что, старшина, у нас ведь с немцами мирный договор!

— Для немцев договор, что кусок бумаги. Его в любое время можно порвать.

В полдень по радио выступил Молотов и объявил, что немцы напали на нашу страну. Началась война.

— Ну, ничего, мы им покажем, где раки зимуют! — шумели курсанты. В начале  августа личный состав нашего училища был брошен на уничтожение десанта немцев, высаженного в районе Ворожбы, Бахмача, Конотопа, Путивля. Десант мы уничтожили. Но… началось наше отступление — долгое и мучительное. Немец был уже под Москвой, Сталинградом, в блокаде оказался Ленинград. Гитлер уже готовился провести парад войск на Красной площади. Он раструбил на весь мир, что Красная Армия уничтожена. Начал делить нашу землю в подарок своим офицерам. Но Красная Армия и советский народ нашли силы сломать его военную машину, войти в поверженный Берлин и водрузить Знамя Победы над Рейхстагом. Фашистская чума была уничтожена — мы победили.       
 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»