Сетевое издание «Дагестанская правда»

04:00 | 19 января, Вт

Махачкала

Weather Icon

Артиллерист – миномётчик

A- A+

Кем он был на войне, я долгое время не знал, да и сам дядя Нажмудин особо не вдавался в подробности. А ведь многое в жизни повидал, воевал, выжил. Внес свою лепту в общую Победу, а после Великой Отечественной в числе других поднимал страну из руин.

Встречает меня, студента 2-го курса журфака ДГУ, как самого дорогого гостя:

– О-о-о, какие люди! Проходи, дорогой.

– Как ваши дела, здоровье? – интересуюсь.

– Живы будем – не помрем, – отвечает. – Ну, давай, разувайся, не стой у двери. Что-то ты медлительный больно, сразу видно, в армии не был. Или ты не к нам? – бросает шутя дядя Нажмудин и продолжает: – У тебя как дела? Сдал свои «хвосты»?

– Сдал.

– Молодец, так держать!

Похлопает меня по плечу, а после серьезным тоном добавит: «Ты, смотри, учись прилежно, не подводи родителей».

Нажмудин Исаевич Омаров умел говорить просто и доходчиво. Отличался отменным чувством юмора, трудолюбием и порядочностью. Жил честной жизнью, чему учил своих детей и нас: меня, моих друзей и двоюродного брата, которые частенько наведывались к аксакалу за советами и за веселым настроением. Он был из тех, кто способен зарядить своей мощной энергетикой и… неожиданно подколоть. Безобидно, разумеется.

mina.jpg

За чаем говорили о разном. О войне – очень редко. Фронтовик с неохотой вспоминал то тяжелое для нашей страны время, не любил рассказывать о своих подвигах и многочисленных наградах.

– В следующий раз, может, и расскажет какую-нибудь интересную историю, – старается приободрить нас тетя Рукижат.

– Да мы не обижаемся, – говорю.

Со временем я узнал. Дядя Нажмудин – боевой офицер. 25 лет в армии, из них 4 года – на переднем крае войны. Три ранения. Ушёл на фронт совсем мальчишкой (19 лет) 16 июля 1941 года. Был миномётчиком. Минометный расчет – три человека: 40 кг – минометная плита, 40 кг – ствол, 40 кг – зарядные ящики. И все это – на себе. Не посачкуешь!

– Рассказы отца начинались весело, а заканчивались почти всегда ужасно, – вспоминал позже известный в республике и далеко за ее пределами общественно-политический деятель, меценат Гарун Омаров, старший сын дяди Нажмудина. Вот один из них.

«Мы стояли под Великими Луками. Сердце России. Шли позиционные бои – то наступаем периодически, то отступаем. Нам, артиллеристам-миномётчикам, чуть-чуть безопасней, чем пехоте. Наверное, был смысл в том, чтобы гнать на фашистские позиции волну за волной наши наступающие части. Идет полк в бой, а мы шутим: «Фрицам на завтрак». Вот шуточки фронтовые – мы ведь могли быть на обед. А когда пошли в наступление по этим русским полям, трудно было найти позицию для миномёта. Потому что через несколько выстрелов земля под миномётной плитой начинала сочиться бурой жижей. И холмики под снегом на полях – наши погибшие товарищи».

Нажмудина Исаевича, к сожалению, уже нет с нами. Не с кем помянуть и его боевых друзей, оставшихся на тех полях. 26 миллионов пар глаз смотрят на нас из прошлого. Память связывает это прошлое с настоящим и будущим.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»