Сетевое издание «Дагестанская правда»

00:00 | 20 января, Ср

Махачкала

Weather Icon

Бюрократия — залог… стабильности

A- A+

Харизматический лидер-герой - это политика прогресса, революционных преобразований, но все это уже в прошлом. В центре современной политики - лидер- пожарник на страже безопасности индивида и общества. В эпоху, когда желания людей растут быстрее, а возможности остаются те же, политическая власть все больше обеспокоена тем, как контролировать общество. И если раньше общество мирилось с властью, то сегодня политическая власть парирует вызовы, исходящие от общества. Сегодня в цене такая власть, которая может быстро реагировать на изменения, а сила - в легкости и подвижности, а не в тяжеловесности и громоздкости.

На смену яркой и бурной эпохе харизматических лидеров, на которых был так богат ХХ век — Ленин, Сталин, Черчилль, Рузвельт, Де Голь, Кастро,  пришло время  политиков новой формации, не тех, кто ставит задачи перед обществом, а тех, кто отвечает перед ним. Проще говоря, власть в современном обществе принадлежит не «вождям народа», не «отцам нации», не идеологам и не воинствующим имамам, а тем, кто принадлежит к «чистой бюрократии». «Чистая бюрократия» — это зависимость количества чиновников от потребностей людей, всего общества.  Власть вынуждена сегодня работать на опережение, заранее идентифицируя возникающие изменения в потребностях общества так, чтобы сохранить контроль над ним. Тяжесть управления обществом ложится сегодня на плечи растущей бюрократии, а эффективность управления все больше зависит от прогнозирования и принятия простых, энергосберегающих решений.   

Общество, пожалуй, представляет сегодня не меньшую опасность для власти, чем власть для общества. Однако общество неоднородно: сильная олигархическая верхушка, различные полукриминальные структуры, религиозные секты, клановые сообщества, движения фашистского толка —  все они представляют опасность для политической власти. Вместе с тем значительная часть общества чужда политики и в большей степени ориентирована на повседневные нужды, обеспокоена  социальной защитой и вниманием со стороны государства. Герой нынешней политики —  «человек обыкновенный», не сверхчеловек, не супермен, а самый человечный человек, нуждающийся в защите и безопасности. Та политическая власть, которая опирается на «человека обыкновенного», нацелена на усиление своих позиций в борьбе с олигархическими и клановыми структурами, обеспечение собственной безопасности и независимости в принятии решений.

Однако необходимо учитывать, что общество потребления не может  ориентироваться на государство, это утопия. Современное общество — это общество потребления, в котором не может быть единых стандартов потребления. Там же, где растет контроль государства над жизнью общества, возникают единые правила, регламентирующие не только уровень, но и характер потребления. Приблизительно так было в Советском Союзе.

Усиление государства, расширение бюрократии — это, конечно же, стабильность общества. Вместе с тем народ, ориентированный на помощь государства, а у нас именно такое общество, — это очередная диктатура, но уже несоветская.   Отсутствие тех или иных условий, материальных благ-сегодня достаточный мотив для решительных действий. Те, кто сегодня с мечом в руках готов идти против власти, с такой же готовностью повернут меч против общества, как только будет покончено с существующим положением вещей. Эти уроки Октябрьской революции в России и сталинских лагерей пройдены, но очевидно бередят умы многих современных людей.

Усиление роли социально ориентированной политики наблюдается сегодня повсюду в мире, это приобретает устойчивую тенденцию глобального развития. Забота нефтяных королей Персидского залива о своих подданных давно вызывает умиление «человека обыкновенного», и в Дагестане немало тех, кто готов принять диктатуру религиозной морали в обмен на материальные блага и заботу государства. И в Европе растет число социально значимых программ и различных форм поддержки населения, однако проблему диктатуры здесь решили, нивелировав значение государства через создание Евросоюза.  Благосостояние европейца сегодня зависит не от национальной валюты, а от «евро». И правительства тех стран, где позиции государства по-прежнему сильны (Франция), в большей степени сталкиваются с давлением общества, требующего усиления функций государства как гаранта справедливого распределения богатств. Итак, политической власти в рамках государства уже с трудом удается сдерживать растущие потребности граждан, а вместе с этим и противоречия между различными слоями общества носят все более конфликтный характер.     

Россия проходит сегодня квалификационный этап, и сегодня можно уже сказать с уверенностью, что европейский путь развития в данном случае является образцово-показательным. Пока же мы являемся свидетелями укрепления государственности, а значит — развития национальных программ социальной помощи и поддержки населения, роста бюрократии, что является первым признаком политической стабильности в стране. Однако процессы огосударствления на Северном Кавказе сталкиваются с серьезным препятствием — сильные позиции кланов. Применительно к Дагестану это означает, что сталкиваются два разнонаправленных вектора политики: один —  политика  федеральной и республиканской власти; другой — деятельность глав районов и городов республики. 

И как бы это ни показалось странным, но фактор религиозного экстремизма и терроризма играет немаловажную роль в развитии этого противостояния. Борясь с терроризмом, государство собирается с силами, строит военные городки в горных районах, решает оперативные задачи, усиливает контроль над обществом, а значит, растет значение верховной власти на местах. А организованные клановые сообщества тем временем заняты  самообогащением, концентрацией ресурсов и рычагов давления на общество.  

Механизм возрождения бюрократической машины государства довольно прост: рядовые граждане, составляющие большинство общества, испытывают страх и потребность в защите от терроризма. От рук террористов гибнут те, кто меньше всего защищен, — отдельные личности, не связанные с клановыми интересами. Организованные клановые сообщества, в свою очередь, находятся как бы в стороне от этой проблемы, поскольку движимы иными интересами и не склонны оспаривать прерогативу верховной власти в этом вопросе. Таким образом, борьба с терроризмом — это исторический шанс, используя который государство возвращает себе контроль над обществом.   В итоге контртерроризм оказывается в одном ряду с борьбой против коррупции, административными и социально-экономическими реформами, улучшением инвестиционного климата, развитием инфраструктуры  и т.д. Таким образом, проблема терроризма в Дагестане — это не столько вопрос ликвидации террористов, сколько проблема укрепления верховной власти республики.

Все это требует реформирования административной системы, изменения законов о выборах глав местных администраций и муниципальных образований. В то же время своевременны были бы программы трудовой занятости населения и профессиональной переподготовки в районах, куда привлекаются инвестиции. Это необходимо для укрепления позиций республиканской власти на местах, предупреждения  конфликтов, земельных споров и трудовых разногласий, что также позволит сохранить имидж инвестиционной привлекательности республики.        

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»