03:00 | 23 сентября, Вс

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Было бы желание…

A- A+

Дагестан в переводе с тюркского означает Страна гор. Был недавно в Стамбуле – и поразился! Не знают там ни Дагестана, ни Страны гор. Правда, когда объяснишь встречному, что ты из «Русия», то оказывается, что перед тобой улыбчивый выходец из «Гурджистана», который усиленно пытается тебе напомнить, что грузины и руси – большие друзья. Либо перед тобой предстает гордый потомок чеченского мухаджира, а, может, и осанистый отпрыск черкесского малюка. Что вы там говорили насчет Горы языков? Да-да, это все... Турция, заверят они вас.

Вышагивая по мощеным улочкам древнего Фатиха или религиозного Эюпа, встречаешь людей всех цветов кожи. А потому Турцию я вслед за Америкой назвал бы «плавильным котлом» народов и культур. В самом деле, чем Турция — не плавильня, в которой переплавлялись миллионы невольников из всех концов света? Потомки болгар и египтян, венгров и грузин, сирийцев и черкесов, они все сегодня турки, которые любят свою родину и стремятся сделать ее лучше, привлекательней, современней.

Очень четко это понимаешь, когда, направляясь по узкой улочке к музею византийской культуры «Фетхие», упираешься в одноименную мечеть, с минарета которой разносится азан. Недоумение сменяется изумлением, когда, свернув за угол, находишь музей, у входа которого радушный смотритель подтверждает, что ты не ошибся и музей, созданный на месте православного храма, располагается под одной крышей с действующей мечетью. Перестроенный под мечеть византийский храм последователи Ататюрка разделили на две части, отдав меньший флигель под музей.

Ту же картину видишь, взбираясь по мостовой к музею «Хора», осмотрев византийские фрески и мозаики которого, лишь на выходе замечаешь скромно прислонившийся к зданию минарет. Конечно, мечеть Эюпа по-прежнему многолюдна, у могилы знаменосца пророка турки все так же читают дуа, но все это совершают как-то спокойно, без чувства собственного превосходства на лицах, которое порой можно увидеть после рузмана в Махачкале.

Посетив за неделю все местные достопримечательности, должен сказать, что Феодоисиевы стены ненамного величественнее нашей Нарын-калы, а уж мечети Дербента и Цахура и вовсе будут подревнее многих турецких. Но мы, в отличие от турок, очень мало делаем для привлечения наших дагестанских исторических и культурных мест в число объектов туристического бизнеса.

Обидно, на фоне многократно озвучиваемых грандиозных планов по развитию туризма мы в Дагестане не сумели толком разобраться со своими туристическими достопримечательностями и понять, как это богатство нужно подавать туристу. Даже наши промо-ролики, замечу, создаваемые на бюджетные деньги, часто представляют лишь летящего куда-то орла, панораму гор и каскад брызг Каспийского моря. И это при том, что в республике на учете несколько десятков тысяч интереснейших памятников старины, архитектуры, природы, культуры.

Не спорю, большинство россиян предпочитают пляжный туризм, питание по системе «все включено», чему я сам лично предпочел бы мозоли, натертые на ногах во время осмотра древностей. Таких, как я, тоже немало. К примеру, в Стамбуле моими соседями были москвичи. Все больше таких и в Дагестане, которые едут к нам в республику, готовые побывать в Гергебиле, Дубках, Хунзахе или Кумухе, вообще всюду, куда их отвезут за разумные деньги наши гиды.  И если в этом секторе турбизнеса хоть что-то делается, то, к примеру, посидеть в кафешке, наподобие стамбульского «Пьер Лотти», в районе гунибской Царской поляны не удастся. А жаль.

Хотя в принципе, бог с ней, с этой инфраструктурой, можно обойтись и припасенной консервой, только знать бы, куда и зачем идти. Но эпическая история Кавказской вой­ны на туристических картах не отражена. Их, карт, попросту нет, как нет намека на них и в Интернете. Вся надежда заблудшего в наши горы туриста — лишь на местных этнографов-энтузиастов, которые проведут и покажут то, что знают от дедов, а заодно и то, что сами додумали. Вместо кластера исторического туризма мы имеем в Гунибе обычный пансионат, цену за проживание в котором, говорят, связывают с высокими целебными свойствами местного воздуха.

Заявленный в Хунзахском районе туристический проект Матлас первоначально позиционировался как горнолыжный, а ныне стал вроде как оздоровительный. Это все хорошо, но неужели нам нереально понемногу воссоз­дать горский аул эпохи Шамиля, где туристы смогут окунуться в атмосферу тех грозных лет, услышать грохот пушек и треск кремневых ружей, увидеть постановочную картину защиты жителями своего непокорного аула? Неужели невозможно восстановить историческую карту событий Кавказской войны, отметить наиболее яркие события запоминающимися художественно-скульптурными объектами на местах? Ведь есть же примеры успешной реализации исторических реконструкций в других российских регионах. Так что было бы желание.

Хотя зачем так высоко подниматься в горы? Есть же Дербент и Южный Дагестан, которые первыми в стране приняли ислам. Аул Кала-Корейш — опора мусульман, есть аул Кубачи, мечеть и медресе Цахура, но все эти жемчужины туризма скрыты за пылью и колдобинами дорог. Однако почему? Ведь, проложив асфальт до Кубачей, мы не только местным жителям прокладываем путь, но вкладываем инвестиции в людей, которые живут и работают в своем великом ауле и не собираются никуда уезжать, но такие инвестиции все еще мало кому интересны.

Почему село Кубачи достойно дороги? Потому что был в Турции и видел, как на каждом людном перекрестке сидит местный трудяга с газовым баллоном и на глазах зевак выдувает, к примеру, забавные стеклянные поделки. В Италии и Чехии посещение мастерской стеклодувов давно стало популярным и дорогостоящим развлечением для туристов. Таким могло бы стать и посещение Кубачи, который уже давно стал для исследователей Дагестана основным объектом интереса, ведь здесь все еще бережно сохраняют свои традиции, обычаи и ремесло.  

Компактно расположенные в Южном Дагестане Дербент, Кубачи, Кала-Корейш, Цахур и другие исторические места могли бы стать основой для кластера исторического и религиозного туризма, но не стали. А могли бы привлекать туристов не только из Татарстана, Башкирии и других регионов, где исторически проживают мусульмане, но и из исконно русских областей. Ведь едут же россияне в Непал, Индию, другие экзотические страны, чтобы познакомиться с их культурой и историей. Что сегодня этому мешает, мало понятно, равно как и непонятно, почему идея исторического туризма не продвигается активно в нашей республике. Ведь если есть история, то должен быть и туризм! Это аксиома.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Общество»

  • Туризм

    Письмо Гунибу 

    Гуниб… Побывав здесь всего лишь раз, я навсегда тобою заболела. Это любовь с первого взгляда, с первого шага...

    57

    1 день назад

  • Нас вела вера в победу 

    Третьим обладателем Почетного серебряного Ордена «Общественное признание» из числа дагестанских ветеранов...

    4

    1 день назад

  • Вспоминая битву за Сталинград 

    Герой этого материала ветеран войны Виктор Михайлович Хрисанов в последний день августа текущего года...

    5

    1 день назад

  • Круто? Нет, не круто! 

    Заметьте: человек строго индивидуален. Когда мы говорим «незаменимых нет!», то лукавим. Кто-то хочет занять...

    8

    1 день назад

  • Обмен опытом и диалог 

    Организаторы образовательного форума Caspian Eduwave 2018, который пройдет 21-23 сентября на базе санатория «Каспий»,...

    6

    2 дня назад

  • Социальная акция в медсанчасти МВД 

    Вчера, 20 сентября, Министерство сельского хозяйства и продовольствия Дагестана провело социальную акцию для...

    6

    2 дня назад