19:05 | 24 ноября, Пт

Махачкала

24.11.2017
1EUR69.1783Руб-0.2247
1USD58.4622Руб-0.5439

царь и лицедей

A- A+

Среди посмертных стихов Фёдора Тютчева имеется эпиграмма, посвященная памяти Николая I, чьи полководцы сражались с Шамилем.

Не богу ты служил

и не России,

Служил лишь суете своей,

И все дела твои,

и добрые, и злые, –

Все было ложь в тебе,

все призраки пустые.

Ты был не царь, а лицедей.

Вот такой поэтический портрет императора, сарказм в устах славянофила и монархиста Тютчева. Сам Николай I полагал, что он служит идее истинного самодержавия, и эту его уверенность разделяли многие ревнители старого порядка. Но, оказывается, один из самых примечательных романтиков Российской империи клеймит этого государя жестоко, не щадя его памяти. Этот царь, по мысли поэта, был лжец; все дела его призрачны и пусты; он не служил «ни богу, ни России»…

Если этот самодержец не внушает никакого уважения  одному из самых пламенных апологетов империи, то не ясно ли, что сама императорская власть уже в первой четверти XIX века была ущербной, что она была обречена на гибель? Объективные исторические условия определили ее неминуемое падение, а ее внутренняя опустошенность и бессодержательность были в полном соответствии с этим страшным концом.

Кем же был Николай Павлович Романов? Был ли он, как надеялся Пушкин в 1826 году, подобен его «пращуру» – Петру Великому – неутомим и тверд, и памятью, как он, незлобен, или он «служил лишь суете своей», как думал Тютчев, царедворец и дипломат, знавший прекрасно закулисье монархии?

Ответить на этот вопрос возможно, вглядевшись в лицо этого незаурядного государя. Сделать это, однако, не так легко, ибо Николай Павлович Романов неслучайно любил посещать маскарады: его пристрастие к личинам было характерно для биографии царя. В нем вовсе не было тех душевных сомнений, какие были свойственны его брату Александру, которого тот же Пушкин за эти «противочувствия» назвал «арлекином», но однообразие своего бездушного деспотизма Николай Павлович облачал в разные наряды.

Статьи из рубрики «Общество»