Сетевое издание «Дагестанская правда»

21:00 | 19 сентября, Вс

Махачкала

Weather Icon

Человек своей эпохи

Личность
A- A+

Дибир Магомедович Магомедов был яркой, неординарной личностью. Он как-то органично сочетал многие высокие качества – ум, знания, смелость, умение и желание помочь всем, кто к нему обращался, неуемную энергию, скромность, интеллигентность. Это была цельная фигура, которая несла в себе богатую внутреннюю культуру. Об этом говорят воспоминания его современников.

Дибир Магомедович Магомедов прошел большой плодотворный жизненный и трудовой путь. После окончания с отличием Аранинской средней школы он был направлен на учебу в Ленинградский государственный университет.

Вернувшись в Дагестан, Д. М.Магомедов стал общепризнанным вожаком молодежи, пройдя путь от преподавателя, комсомольского лидера медицинского института до ответорганизатора ЦК ВЛКСМ и первого секретаря Дагестанского областного комитета комсомола. Затем он становится секретарем областного комитета КПСС, а в последующем работает министром культуры республики.

Д. М. Магомедов по складу ума, манере мыслить и оценивать события был прежде всего ученым, организатором науки. Он был инициатором создания и первым заведующим отдела истории искусств Института ИЯЛ Дагестанского филиала АН СССР, ставшего главным и авторитетным центром дагестанского искусствознания, руководил впоследствии кафедрой истории и теории культуры Дагестанского государственного университета.

Широкая эрудиция, глубокие знания, огромная любовь к Дагестану, организаторский и человеческий талант характеризовали самобытную, яркую личность Дибира Магомедовича.

Культурно-историческое общество «Фонд Шамиля» было детищем Дибира Магомедовича. Деятельность фонда была напряженной и разносторонней: проведение научных и научно-практических конференций, издание монографических исследований, ценных источников и научно-популярных работ о Шамиле и освободительной борьбе, проведение юбилейных мероприятий в связи с 200-летием со дня рождения Шамиля, чтение лекций, сбор материалов и источников, восстановление памятников, связанных с борьбой северокавказских народов за социальное и национальное освобождение. «Библиотека Фонда Шамиля» включает уже более 20 книг – памятников письменной культуры и историко-культурных материалов.

Амри Шихсаидов, доктор исторических наук, профессор

***

Мы знали Дибира Магомедовича в самых разных ипостасях. Это была личность неординарная, незаурядная, многогранная, талантливая, творческая. Это был созидатель. Даже в скучнейшую по своей природе сферу партийной бюрократии Дибир Магомедович вносил душу, элемент творчества. Умел зажигать людей, увлекать и занимать их. Он шел к цели, ломая бюрократические препоны, рутину, косность. Он шел наперекор, на преодоление, и это давалось нелегко.

Особенно ярко, масштабно и во всей своей деятельной мощи инициатива, энергия и воля Дибира Магомедовича проявились как раз в период подготовки и празднования 200-летнего юбилея имама Шамиля. С какой настойчивостью, я бы сказал, отчаянностью, шаг за шагом добивался он решения назревших проблем, четкого выполнения каждого пункта юбилейной программы, во имя чего порой шел на обострение. Он требовал решений – безоговорочных, немедленных и окончательных.

Вот так в постоянном напряжении, в труде и борьбе прожил Дибир Магомедович всю жизнь, обожаемый друзьями и коллегами и гонимый судьбой и обстоятельствами. Но прожил он ее честно, открыто, достойно. И исключительно плодотворно. Прожил во имя блага людей и родного, самозабвенно любимого им Дагестана.

Гаджи Гамзатов, академик

***

Он очень любил свой народ, Дагестан, но вместе с этим он любил русскую культуру и был настоящим интернационалистом. Он никогда не смог бы сказать или написать оскорбительные слова в адрес какого-либо народа.

У нас в обществе так принято, что о каком-либо народе часто судят по тем или иным его представителям. Эти люди как бы воплощают для других свойства нации. Для меня лучшие качества аварцев воплощал Дибир Магомедович. Счастлив аварский народ, потому что он был его представителем.

Ольга Цапиева, доктор экономических наук, профессор

***

Мне вспоминается время конца 1950-х – начала 1960-х годов, когда мы, совсем еще молодыми людьми, полными задора и энергии, работали в Москве, в аппарате ЦК ВЛКСМ. Мы с Дибиром относились в хорошем смысле этого слова к «шестидесятникам», к тому поколению интеллигенции, которое, как принято ныне считать, вдохнуло в жизнь новые идеи и жизненные принципы.

Дибир исколесил практически всю Россию. Мало в каких регионах он не побывал по делам, связанным с жизнью молодежи. Объездил ударные комсомольские стройки, был на БАМе, на целине.

Важно отметить, что Дибир Магомедов, по существу, был неофициальным экспертом по вопросам Кавказа. Он прекрасно разбирался в истории, традициях и современной жизни всех кавказских народов.

Дибира Магомедова отличали рыцарские качества горца: немногословность, точное формулирование мысли, чувство собственного достоинства, верность долгу, преданность узам дружбы и товарищества, радушие и гостеприимность.

Bce годы после знакомства в Москве нас с Дибиром связывала теплая и искренняя дружба, переросшая, можно сказать, в побратимство.

Александр Дзасохов, экс-президент Республики Северная Осетия-Алания, доктор политических наук

***

Я впервые увидела Дибира Магомедовича во время его выступления как министра культуры республики. Мне нравились его выступления – всегда предметные, проблемные, конструктивные, самокритичные. Видно было, что он человек независимый, прямой, честный.

Эти первые впечатления подтвердились, углубились и расширились еще более привлекательными качествами, присущими Дибиру Магомедовичу, после того как я стала работать вместе с ним в отделе истории искусств Дагестанского филиала АН СССР. Вскоре он был избран заведующим отделом истории искусств. Надо заметить, что новая должность мало изменила его. Дибиру Магомедовичу были чужды черты и замашки начальственности. Отношения его с сотрудниками были всегда ровные и требовательные, объективные и справедливые. Его отличало хорошо развитое чувство юмора. Он любил шутки и сам умел шутить. Смеялся он громко, заразительно, запрокинув голову. Под руководством Дибира Магомедовича проводилось большое число конференций всесоюзного, регионального уровней, посвященных актуальным проблемам художественной культуры, с привлечением искусствоведов со всей страны.

Монографии и брошюры самого Дибира Магомедовича Магомедова, посвященные тео­ретическим и историческим вопросам многонациональной культуры Дагестана, содержат ценные сведения по многим отраслям искусствознания и не потеряли актуальности и сегодня.

Гулизар Султанова, искусствовед

***

Я дружил с Дибиром Магомедовым в богатое событиями время и в том возрасте, когда наши впечатления особенно глубоки и прочны.

Дибир был человеком, прозорливо глядевшим в будущее и видевшим гораздо больше других. Он старался увериться в достоинствах близких ему людей. Как он радовался, когда у окружающих все шло хорошо! И как переживал после каких-либо неудач.

Дибир был лишен всякого тще­славия, никогда не лицемерил. Он был просто не способен на это.

Дибир Магомедов – один из тех редких людей, кто мог стоять на передовых позициях одновременно и в науке, и в общественной деятельности, и то и другое так нераздельно слилось в нем.

Гамзат Газимагомедов, заслуженный художник РФ

***

В те годы Дибир был моим лучшим другом и советчиком. Об этих днях можно рассказывать бесконечно, но одно скажу: это было доброе и замечательное время нашей жизни, жизни нашего поколения. Время восторгов, открытий и восхищения своей республикой, стремления сделать хорошее для города и людей! Дибир Магомедов постепенно становился человеком, принадлежащим не только своим друзьям, но в первую очередь своей республике. Увлеченный культурой, развитием, он отдавал все силы на становление Дагестана, его творческого потенциала.

Мурад Кажлаев, композитор и дирижер, народный артист СССР

***

С Дибиром Магомедовичем я познакомился, будучи студентом художественно-графического факультета, как с председателем комиссии по защите дипломных работ. Тогда такие люди, как он, Манаба Магомедова, Мурад Кажлаев, были для выпускников вуза титанами, и само присутствие рядом с ними расценивалось как честь каждому молодому человеку. Прошло несколько лет, и мы с Дибиром Магомедовичем стали… коллегами. Создание культурно-исторического общества «Фонд Шамиля» 20 января 1990 года в Махачкале стало ярким явлением в жизни республики. Да и не только республики.

С созданием фонда работа просто закипела на небывалом уровне. Конференции, семинары, творческие поездки по историческим местам, выпуск газеты «Фонд Шамиля» и журнала «Ахульго», издание книг, атласов, альбомов, переиздание исторических летописей… Сейчас этим никого не удивишь, но тогда, в 1990-х, эти публикации были настоящим откровением, это была культурная революция, и ее главным идеологом, теоретиком, организатором и вдохновителем являлся Дибир Магомедович. Всем, будь то книга, которую нужно «пробить» в издательстве, или встреча делегации зарубежных ученых и их последующее сопровождение во время поездки по республике, он занимался сам. И ко всему относился одинаково серьезно. На слет школьников-­краеведов в селении Дылым или на мероприятие в Каспийской городской биб­лиотеке ехал столь же охотно, как и на международную научную конференцию в Лондон.

Опыт, накопленный в совместной деятельности с Дибиром Магомедовичем, его ценные советы, дружелюбие, непринужденность в общении и исключительная собранность в решении той или иной проблемы, бесконечная любовь к родному краю, его истории и культуре – всё это глубоко осело в моем сознании с благодарностью к этому большому Человеку.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Личность»