Сетевое издание «Дагестанская правда»

14:00 | 20 января, Ср

Махачкала

Weather Icon

Что опаснее: событие или его интерпретация?

A- A+

Минувшие выходные сразу в трех республиках Северного Кавказа - Ингушетии, Чечне и Дагестане - ознаменовались крупными столкновениями с боевиками. В общей сложности, как заявили сотрудники силовых структур, уничтожено 16 бандитов. И, что крайне важно, сами правоохранительные органы обошлись без потерь.

Некоторые СМИ расценили это так: местные спецслужбы «отыгрались» за серию крупных поражений. Под крупными поражениями подразумевается целый ряд громких преступлений. Среди них —  убийство главы МВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова, тяжелое ранение Президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Кроме того, боевики регулярно атаковали подразделения милиции и внутренних войск.

То, что люди, решившие повоевать с государством, будут уничтожены, неоднократно говорили руководители северокавказских республик. Да и Федеральный центр придерживается той же линии. Государственная машина настолько сильна, что попытка воевать с ней напоминает стрельбу по самолётам из рогаток.

И некоторые СМИ пытаются найти оправдание этим «стрелкам». И даже приводят слова, которые якобы произнёс Столыпин, что терроризм — это нормальная реакция нормальных людей на ненормальные условия жизни. Если даже что-то такое российский реформатор и говорил, то эти слова были сказаны сто лет назад. А ведь с тех пор многое изменилось.
Какие же выводы делаются из этого противостояния «нормальных людей» и правоохранительных органов? Выводы эти сводятся к тому, что, мол, Москва не контролирует ситуацию на Северном Кавказе. И даже приводят итоги опроса общественного мнения. Согласно им, «сорок процентов опрошенных считают, что ситуация на Северном Кавказе не контролируется федеральными властями. Среди жителей Южного федерального округа представления о неподконтрольности ситуации в регионе распространены гораздо шире — об этом говорят 49% опрошенных. Наиболее же пессимистичные настроения по этому поводу царят в столице: 60% москвичей уверены, что власти не справляются с ситуацией на Северном Кавказе».

Цитата взята из газеты «Новые известия». То, что москвичи могут так считать, вполне понятно: их мнение формируется телепередачами и газетными статьями. А то, что половина жителей ЮФО считает ситуацию неподконтрольной федеральным властям, верится с трудом. Они ведь живут здесь и видят всё. К такому выводу граждан, вопреки мнению социологов, не могло подтолкнуть ни покушение на Евкурова, ни убийство Магомедтагирова.

«Надо усиливать роль Федерального центра, — полагает в связи с этим генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. — Далеко не всегда представители местных правоохранительных органов способны исполнять те функции, которые на них возлагаются».

И наша местная пресса вторит им и пишет, что коррупция, общий разгул преступности, полное неприятие населением тех, кто сегодня руководит республиками, ставит Москву перед проблемой: что сделать для того, чтобы остановить дальнейшее сползание к талибану. Тем более, что имеются примеры Ирана и Афганистана, которые показывают, что население, утомлённое общей неуправляемостью в государстве, легко принимает тоталитарную власть. Тем более когда приходящие к власти силы предлагают народу понятные и простые решения по наведению порядка в этих странах.

«Потеря Москвой влияния на территории Северного Кавказа непременно приведёт к образованию здесь именно таких режимов. Если в рамках российского законодательства в Дагестане умудряются воспроизводить феодальные отношения (особенно в горных районах Южного Дагестана), то можно себе представить, что здесь начнётся, если Россия отпустит Кавказ с миром. К сожалению, общественное состояние ни в одной из республик не даёт надежд на создание какой-либо саморегулирующейся, самодостаточной политической системы».

Люди, которые критикуют нынешнюю власть и стоящих у руля чиновников, сами не знают, чего хотят. Да, не всё гладко в государстве, шереховатости наиболее видны в республиках Северного Кавказа, но кто и какой выход видит в сложившейся ситуации? Людей, предлагающих пути решения проблемы, практически нет. И почему-то не прекращаются попытки навязать мнение, что Москва собирается отпустить Кавказ на все стороны. Как неоднократно заявлял Владимир Путин, будучи главой государства, этого не будет никогда. Той же линии придерживается и нынешний Президент РФ Дмитрий Медведев. Тогда откуда такое мнение? Объяснить это можно лишь тем, что некоторые люди желаемое выдают за действительное.

Николай Силаев, редактор отдела политики журнала «Эксперт», считает, что федеральная власть уже и не знает, с кем воевать — лицо врага стерто до полной неразличимости. Уже много лет боевиков «осталось несколько десятков», многих их вожаков убивали и ранили по нескольку раз. «Бандподполье и его иностранные спонсоры» — за последние десять лет формулировка стала чеканной. Он приводит мнение политолога Сергея Маркедонова, что в чеченской войне были перепутаны цели и средства. Вовсе не любовь к тротилу заставляла боевиков совершать теракты, террор был лишь инструментом в руках определенной политической силы — сепаратистов и радикальных исламистов.

Способны ли те, кого называют «бандподпольем», по-настоящему дестабилизировать ситуацию на Кавказе? Похоже, что нет. И сепаратизм, и радикальный исламизм, по мнению

Силаева, провалились как политические проекты — независимое исламское государство вряд ли удастся построить в обозримом будущем. Тогда, возможно, сами трагические события в северокавказских республиках не столь опасны, сколь их публичные интерпретации. На очередной взрыв звучат призывы распространить режим Рамзана Кадырова на соседние с Чечней республики.

Чтобы воевать, нужно иметь оружие. А откуда оно у «бандподполья»? Основным источником дохода служит вымогательство. Чиновник, «осваивающий» бюджетные поступления, должен платить определенный процент, в противном случае он рискует получить привычные для российских бизнесменов середины 90-х проблемы в виде сожженной машины или дома.

Некоторые аналитики считают, что Федеральный центр до начала экономического кризиса предпочитал «умиротворять» кавказские республики массированными финансовыми вливаниями. Контроль над этими финансовыми потоками возлагался на местные власти. Результатом бесконтрольного «финансирования» стало резкое расслоение общества.

Повальная безработица, с одной стороны, и показная роскошь – с другой. Появление третьей стороны, требующей своей доли финансирования под угрозой автомата, стало закономерным продолжением политики «освоения» финансовых потоков. Экономический кризис внес свои коррективы в финансовые планы участников процесса. Бюджеты регионов Северного Кавказа в этом году сократились на  20 и более процентов. Не  исключено, что участившиеся теракты — попытка увеличить приток бюджетных денег под угрозой обострения ситуации.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»